Время первых: к премьере фильма

6 апреля 2017 года на экраны выходит фильм о космическом полёте Павла Беляева и Алексея Леонова «Время первых». Тогда мы и узнаем, помогло ли создателям фильма сотрудничество с одним из руководителей запуска «Восхода-2» Виктором Благовым и со студией визуальных эффектов CGF, работавшей над «Хардкором» и «Экипажем».

Время первых: к премьере фильма

Автор Иван Сычев Дата публикации 6 апреля 2017 09:33

А для нас это повод вспомнить события 1965 года, когда человек впервые вышел в открытый космос, а потом бегал от медведей по тайге (на самом деле нет).

Действующие лица

Павел Иванович Беляев родился 26 июня 1925 года в селе Челищево, которое сейчас относится к Вологодской области. В 1942 году после 10 классов в средней школе Беляев устроился токарем на Синарский трубный завод, а в 1943 году записался в Советскую Армию и отправился в Ейское военное авиационное училище лётчиков.

Он участвовал в боевых действиях с Японией в качестве лётчика-истребителя, а затем служил в ВМФ СССР. В 1959 году Беляев окончил Военно-воздушную академию. За время службы будущий космонавт освоил У-2, Ут-2, Як-7Б, Як-9, Як-11, Ла-11, МиГ-15 и МиГ-17, на которых налетал более 500 часов.

Алексей Леонов был младше своего коллеги по полёту на 9 лет. Он родился в Сибири 30 мая 1934 года и был восьмым ребёнком в семье. Отца Леонова в 1937 году репрессировали, семью с беременной девятым ребёнком матерью выгнали из дома. Соседи разграбили имущество «врагов народа». Леонов в интервью в 2013 года рассказывал: «Мама помнила, соседи с меня штанишки сняли». Семья переехала в Кемерово, а в 1939 году, когда отца Леонова реабилитировали, отправилась по месту его работы в Калининград.

После окончания средней школы в 1953 году Леонов поступил в 10-ю Военную авиационную школу первоначального обучения лётчиков в Кременчуге, а в 1957 году — Чугуевское военное авиационное училище лётчиков.


Фото: kot-or-osl.livejournal.com

Предыстория

5 января 1959 года ЦК КПСС и Совет Министров СССР приняли Постановление с решением об отборе и подготовке космонавтов к первому космическому полёту на космическом корабле «Восток». Официально отряд назвали 1960: Группа ВВС № 1.

В процессе отбора были рассмотрены 3 461 потенциальных кандидатур — лётчиков-истребителей. Их число сперва сократили до 347 человек, чтобы провести беседы и первичное медицинское обследование, а затем до 206 лётчиков, которые были допущены к окончательному стационарному обследованию. 105 человек не прошли отбор по медицинским требованиям, а 72 отказались быть космонавтами. В итоге осталось 29 человек. Мандатная комиссия из них отобрала 20 человек.

Алексея Леонова зачислили в отряд среди первых двенадцати человек 7 марта 1960 года. Павла Беляева включили в список 28 апреля, он был самым старшим в команде — ему было 34 года. В составе отряда будущие космонавты проходили подготовку к полётам на кораблях «Восток» и «Восход».


Павел Беляев и Алексей Леонов


Павел Беляев


Алексей Леонов

Полёт

Корабли типа «Восток», на одном из которых в космос отправился Юрий Гагарин, были одноместными. «Восход» был другой версией того же корабля. Из него убрали катапультное кресло, чтобы вместить до трёх обычных. Для обеспечения мягкой посадки спускаемый аппарат оснастили твердотопливным тормозным двигателем, срабатывающим перед касанием земли по сигналу высотомера.

В рамках этой космической программы решались задачи отработки взаимодействия членов экипажа во время полёта. «Восход-1» стал первым полётом многоместного космического корабля и первым полётом без скафандров — так экономили место. Космонавтов «Восхода-2» пришлось всё-таки одеть в скафандры, так как в полёте планировался выход в открытый космос. Также с собой космонавты взяли надуваемую шлюзовую камеру.


Размещение кресел в кораблях «Восток» и «Восход», архивы НАСА

1 февраля 1965 года состав экипажа «Восхода-2» был окончательно утверждён. Командиром экспедиции был Павел Беляев. Пилотом — Алексей Леонов. Дублёрами были Виктор Горбатко, Евгений Хрунов и Дмитрий Заикин. Перед стартом скафандры надели только основной экипаж и Хрунов, который мог заменить любого члена экипажа — как пилота, так и командира.


18 марта 1965 года в 07:00 утра по Гринвичу (или в 10:00 по Москве) с космодрома Байконур стартовал «Восход-2». Выход на орбиту прошёл штатно. На первом витке космонавты надули шлюзовую камеру.

На втором витке Беляев с пульта открыл люк, Леонов в скафандре перебрался в камеру, Беляев закрыл люк и начал разгерметизацию. В 11:32:54 командир открыл наружный люк, и первый человек оказался в космическом вакууме.


Рендер «Восхода-2» с надутой шлюзовой камерой, А. Г. Шлядинский


Выход в открытый космос оказался серьёзным испытанием для организма. Космонавт страдал от учащённого сердцебиения, частота дыхания была в два раза выше нормы, гипертермия достигла +38 °C. Леонов заливался по́том. В 1960-е годы в СССР были уверены, что абсолютно здоровый человек будет чувствовать себя нормально в невесомости. Но любой человек по-разному воспринимает подобные нагрузки, включая психические, о которых говорил ещё Циолковский.

Генерал Николай Каманин, следивший за процессом с Земли, писал: «Мы наблюдали за его выходом по телевидению, он плавно „парил“ в космосе, помахал нам сперва левой, а затем — правой рукой, несколько раз специально переворачивался, отходил и подходил к кораблю. Мы видели его на фоне Земли в 3–5 метрах от корабля».

Сегодня космонавты стараются быть ближе к корпусу корабля, а тогда Леонов несколько раз на всю длину фала в 5,35 метра отходил от корабля. Фал с трудом удалось смотать, чтобы вернуться в шлюз.

Но и попасть внутрь корабля оказалось непростой задачей. Для миссии в НПО «Звезда» разработали скафандр «Беркут», который поддерживал внутри себя давление в 0,4 атмосферы. В космосе скафандр раздулся. В нарушение всех правил Леонов не доложил о ситуации, а самовольно снизил давление в скафандре почти в два раза, до 0,27 атм, и вошёл в шлюз не ногами вперёд, а головой.

Снижение давления могло привести к кессонной болезни. Космонавт понимал это, но всё же рискнул. Выбора у него не было. К счастью, Леонов дышал чистым кислородом, и азота в организме практически не осталось.

Люк открывался внутрь корабля и съедал большое количество его объёма, поэтому входить нужно было исключительно ногами внутрь. Леонову пришлось сделать кувырок внутри шлюза: «Я сто девяносто в скафандре, а шлюз диаметром метр двадцать, это надо сложиться было в два раза». Как только космонавт зашёл в корабль, ещё до закрытия входного люка, он снял шлем и протёр глаза из-за заливавшего их пота.

На Земле Сергей Павлович Королёв спрашивал Леонова, почему тот пошёл на нарушения. Леонов вспоминает: «Вот смотрите. Я вам докладываю, у меня проблемы. Вы начинаете формировать комиссию обязательно. Они начнут меня спрашивать. А у меня осталось пять минут до входа в тень и тридцать минут жизни… Конечно, начали бы меня расспрашивать, как и что. А я уже умер». Потом Королёв, как рассказывает Леонов, сказал: «А Лёша прав».

По плану после возвращения на борт космонавта нужно было отстрелить шлюзовую камеру. С этим проблем не возникло. Но в результате температурных деформаций в люке образовалась щель, и разгерметизация вызвала увеличение подачи кислорода системой жизнеобеспечения. Это могло привести к взрыву. Леонов случайно задел выключатель подачи воздуха из резервных баллонов, и в следующие семь часов утечка была остановлена из-за обратной деформации, фактически выдавливания элементов корпуса избыточным давлением.

Для Павла Беляева в полёте тоже были трудности. Уже во время выхода в открытый космос Леонов заметил, что корабль не держит ориентацию. Автоматика отказала. Беляев перевёл управление в ручной режим. Управлять кораблём из кресла было нельзя, поэтому командир отстегнулся, сориентировал корабль и подготовил включение тормозного двигателя, вернулся в кресло и пристегнулся. Только после этого корабль начал совершать все запланированные для посадки действия.

Приземление произошло в заснеженной тайге в 200 километрах от Перми. В 2005 году Леонов рассказывал: «Мы шли над Москвой, наклонение 65. Надо было садиться именно на этом витке, и мы сами выбрали район для посадки — в 150 км от Соликамска с курсовым углом 270, потому что там была тайга. Никаких предприятий, никаких линий электропередач. Могли сесть в Харькове, в Казани, в Москве, но это было опасно. Версия, что мы туда попали из-за нарушения балансировки, — полная ерунда. Мы сами выбрали место посадки, так как это было безопаснее и возможные отклонения в работе двигателя смещали точку посадки тоже в безопасные районы. Только в Китай нельзя было садиться — тогда отношения были очень напряженными. В результате при скорости 28 000 км/ч мы сели всего в 80 км от нами же рассчитанной точки. Это хороший результат. А резервных мест посадки тогда не было. И нас там не ждали...»

Тайга — место опасное, в Пермском крае водится росомаха, встречаются медведи и рыси. Со времён полёта Юрия Гагарина в составе носимого аварийного запаса был пистолет Макарова. «Все, что можно было сделать с помощью «Макарова» — это застрелиться,» – рассказывал Алексей Леонов.

Первую ночь космонавты сидели в заснеженной тайге в скафандрах, так как другой одежды у них не было. Чтобы согреться, пришлось соорудить «одежду» из споротой с обшивки корабля экранно-вакуумной теплоизоляции и парашютных строп. Николай Каманин описывал дальнейшие события: «20 марта рано утром над местом посадки пролетел вертолёт: «Вижу двоих у корабля, один рубит дрова, другой подкладывает их в костер, оба одеты в летное обмундирование». В 7:30 полковник Сибиряков высадился из вертолета Ми-4 (на зависании в 1,5 метра) в полутора километрах от космонавтов, с ним врач Туманов и техник. В 8:30 они направились на лыжах к космонавтам. В том же районе вертолеты высадили еще нескольких человек, которые начали расчистку площадки для посадки вертолета».

До вертолёта космонавты добирались уже на лыжах вместе со спасателями. Интересно в художественной манере эти события описаны в статье 1980 года, опубликованной в «Вокруг света».



Возвращение на Байконур


Чествование космонавтов П. И. Беляева и А. А. Леонова в Вологде, Павел Сергеев


Трибуна Мавзолея: Валентина Терешкова, Юрий Гагарин, Алексей Леонов, Павел Беляев. Фотоархив ТАСС

На месте посадки корабля установлен памятник с именами космонавтов и цитатой Леонова: «Только такая мягкая земля, на которой живут люди с доброй душой, могла принять так мягко космический корабль, который шёл к Земле со скоростью 8 км/с. По своей духовности, энергии, внутреннему убеждению, по размаху души вы выше многих народов, процветающих в материальном благополучии. Вы живёте красивой, русской, северной жизнью. СПАСИБО вам за это!»


reamhunter

Леонов через 10 лет вернулся в космос в составе экспедиции «Союз-19» и совершил первый международный космический полёт со стыковкой с американским космическим кораблём «Аполлон», где пожал руку Томасу Стаффорду. Стаффорд назовёт внука в честь Леонова — Алексеем, а Леонов внучку — Кариной в честь дочери Стаффорда.

Павел Беляев, к сожалению, до этого момента не дожил. 10 января 1970 года он умер от перитонита. Командир «Аполлона-15» Дэвид Скотт 1 августа 1971 года втайне от НАСА установил на Луне скульптуру «Павший Астронавт». Рядом с 8,5-сантиметровой фигуркой космонавта в скафандре, выполненной художником Полом Ван Хейдонком, Скотт разместил мемориальную доску с именами восьми американских астронавтов и шести советских космонавтов в алфавитном порядке. На одной из строчек мемориальной доски — Павел Беляев.


Сегодня 26 часов на орбите кажутся не очень примечательным результатом, как и 12 минут в открытом космосе. Но это были первые 12 минут. Никто не знал, чего от них ожидать. Количеству неожиданных поворотов и острых моментов, произошедших во время полёта, могут позавидовать многие фильмы. Казалось бы, даже сценарий особенно писать не нужно, бери рассказы участников события, расставляй в хронологическом порядке и начинай снимать. Но кино, основанное на реальных событиях, делается по-другому. Остаётся ждать премьеры фильма, смотреть его и уже после делать какие-то выводы.

Источник: geektimes.ru

Добавить комментарий

Блоги

Борис Никонов

Борис НиконовНаблюдательный омичОмский «Зорро» выбился из сил?

Мы знаем, что законы логики обычно действуют в политике ...
Денисов Дмитрий

Денисов Дмитрийпреподаватель информатикиКакие загадки хранит старый хутор: за чертом на спутнике

Продолжаем исследовать историю Омского опытного хутора ...
Кипервар Андрей

Кипервар АндрейДепутат ЗС Омской областиОткрытая модель праймериз вызовет системный сбой в подборе кадров партии

На праймериз побеждает все больше кандидатов, которые не имеют ...

Все авторы блогов