Какие загадки хранит старый хутор?

На здании СибНИИСХоза есть памятная мраморная доска, сообщающая, что на Омской земле в 1828 году было организовано первое научное сельскохозяйственное учреждение Сибири — Омский опытный хутор Сибирского линейного казачьего войска. Какие же тайны скрывает поселок СибНИИСХоза?

Какие загадки хранит старый хутор?

Автор Денисов Дмитрий Дата публикации 2 мая 2017 14:47

Когда-то, очень давно, в 1991 году, в «Вечернем Омске» была опубликована статья-отклик в защиту старого здания, она именовалась «Гимн сараю или реквием памятнику». Архитектурная трагедия происходила на тихих улицах незаметного микрорайона со стильным именем минувшей эпохи — СибНИИСХоз. И ничего не угрожало бы прочнейшим, на века сложенным старинным постройкам, если бы не пронесся мимо них в конце 1960-х стремительный, словно стрела, проспект Королева.

Уточним: памятником считался в ту пору лишь один склад, хотя все старинные постройки на территории микрорайона взаимосвязаны.

Именно здесь зарождался звездный час омской селекции, когда профессор В. В. Таланов вывел сорт — мировой шедевр с уникальной архитектурой колоса, пропорции и продуктивность которого не познаны до сих пор.

В итоге памятник исчез — прямо из-под окон НИИ, а «сарай», по терминологии ученых, выстоял.


Раз в четверть столетия возвращается стадия разрушения, крадутся вандалы к последнему сокровищу. И звонят мне, как автору злополучной, супротив погромщиков, статьи, встревоженные поклонники «сарая» — просят приемами-секретами защиты поделиться.

Странно то, что промышленной архитектурой интересуются далекие от земледелия или селекции специалисты: находят особый интерес в ней, изюминку. Как это объяснить — что привлекает непрофессионала к таким творческим изысканиям, а титулованных мужей сей отрасли от родимых стен, наоборот, отпугивает?

Зорко смотрят вдаль окна — сторожевые башенки непобежденного «сарая», и видится на преломлении тех чудных граней, цветных порталов и страниц… Поверьте, нечто уникальное, таинственное — то, что до сих пор окружает нас. Но мы так часто торопимся пройти мимо шестого измерения, зеркала событий, скрывающего будущее и прошлое микрорайона — на века!


И отражается в нем, вьется по пустоши, как сто с лишним лет назад, параллельно современному проспекту Королева, едва приметная дорога — совершенной иной «проспект»!

Точнее, не улица и не дорога, а граница раздела двух самостоятельных царских ведомств, история которых медленно, кадр за кадром, проявляется лишь сейчас.

Официальная часть ее суха и педантична, на сайте гимназии № 9 она настолько кратка, что нет в ней той гармонии форм, что в облике безвременно исчезающих зданий — застывшей музыки камня, железа и бетона, многогранном перевоплощении человеческой мысли и души:

«Современный поселок СИБНИИСХоза ведет свою историю от дореволюционного опытного хутора Сибирского казачьего войска. Этот хутор был учрежден в 1828 году согласно указу императора Николая I и предписанию генерал-губернатора Западной Сибири Ивана Александровича Вельяминова».

Гордость переполняет любого хуторянина — счастливого обитателя этих мест, но потерпим, почитаем дальше.

«Опытный хутор, созданный к северу от Омска, являлся в XIX веке одной из первых в мире научно-агрономических станций. Дети казаков, населявших хутор, получали начальное образование и затем служили в подразделениях и учреждениях Сибирского казачьего войска. После установления советской власти и окончания гражданской войны Сибирское казачье войско прекратило свое существование. Опытный хутор был преобразован в Западно-Сибирскую сельскохозяйственную опытную станцию. На ее основе в 1933 году был учрежден Сибирский научно-исследовательский институт сельского хозяйства (СИБНИИСХоз). Поселок, где проживали семьи сотрудников, рабочих и служащих СИБНИИСХоза, постепенно разрастался. Детям необходимо было учиться, да и общая политика советского государства была направлена на ликвидацию неграмотности». Точка.


А нам, первоклассникам времен оттепели 1960-х, позвольте, такую замечательную «инфу» не сливали, и мы ее, под знаменами школьных линеек и пионерских костров, никак пропустить не могли.

Современное чадо грызет науки в виртуально-компьютерном мире четырех стен. А бывалому пионеру — взамен физкультуры ли, ботаники ли — приходилось осваивать участок — и не пальцем по айфону!

Боевой клич дружины и завуча в рупор:

«Объявляется всеобщая сборка металлолома! Девочки, мальчики! Таскать железо, медь, чугун, алюминий, зачет идет на тонны!

Внимание, сбор проводим по всему участку, школы и шефов…

Победителям — почетная грамота, цветное фото, вид  “Артека”!

Отстающим тюфякам в нагрузку — макулатура по квартирам и кабинетам. Звеньевые, вперед!

Будь готов!»

Капуста, помидоры, морковь… Посадка черенков на лесопитомнике, творческая прополка посева — добра в кармане у шефов не перечесть.

И не мог же военизированный хутор на глазах у юных следопытов — такая красота: хозяйство, постройки, техника, оружие, ядра и пушки — сквозь землю провалиться?!

Незабываемая картинка, передающая настрой эпохи… После уроков на одном дыхании, махом копаем по заданию огород в частном дворе, неподалеку от школы одинокой улыбчивой пенсионерке. Мы — словно всемогущие шефы из светлого будущего, только разгорячены привычной работой: легкий ветерок, звонко воркует солнечно-голубоглазая весна, пахнет обновленной землей. Сделали великое дело:

«Всегда готовы!»

А хозяйка окликает с крыльца, смущенно протягивая вслед помятую, как сейчас помню, зеленую трешку… За наш доблестный, бескорыстный труд?! Смеемся от души: «Да что вы, бабушка?! Мы ведь не кто-нибудь там… Мы — пионеры! Это наш долг!»

Неужели в параллельном аду жили годами, не осознавая себя, забывчивые потомки хуторян, но каково же им сейчас… тяжко, без родимой станицы?

Бережно откроем нашу «библию» — пособие о хуторе, составленное сотрудниками НИИ [Вараксин А. В. Омский опытный хутор — начало сибирской сельскохозяйственной науки / А. В. Вараксин, Л. В. Катин-Ярцев // Омское книжное издательство, 1986. 86 с.]:

«Омский опытный хутор находился к юго-востоку от Омска, на пути в деревню Черемушки (в пределах Ленинского района современного города Омска), на бывшем Атаманском хуторе, между озером Чередовым и Иртышом. Опытный практический огород хутора размещался возле здания Войскового училища (впоследствии Кадетского корпуса) на берегу Иртыша» (С. 37).

Так-так! Эврика… Кадетский корпус! На берегу Иртыша и озера, круто…

Нема, по ходу, у нашей школы — ни земли, ни огорода, ни бобов, ни артиллерии. По мрамору, понятно — есть, поверх бумаг прописано, винтами к стене прикручено — но не по книге!

Откат и почетным пионерам в той связи… Почитаем у шефов дальше:

«На здании СибНИИСХоза установлена и открыта памятная мраморная доска, сообщающая, что на Омской земле в 1828 году было организовано первое научное сельскохозяйственное учреждение Сибири — Омский опытный хутор Сибирского линейного казачьего войска» (С. 83).

Вот так писание…

Не иначе, как бес художника попутал, просторы Омской земли — с территорией НИИ в глазах поменял.

А як же хутор без беса?!


«И войсковая канцелярия в январе 1848 года, не дожидаясь разрешения, начала дело о продаже хутора в частные руки… Продажа построек хутора тянулась до 1853 г. Территория хутора была предназначена для военных лагерей» (С. 80).

«Таким образом, опытный хутор просуществовал недолго, всего 21 год — с 1828 по 1849 гг. Тем не менее огромное значение его в развитии сибирской науки очевидно» (С. 81).

Значит, нет смысла следы легендарного прошлого искать, окна стеклить, стены латать — мышиная возня все это, если его подлинное наследие, здания и инвентарь, уже как полтора века назад — само исчезло?

И от этих бумажно-мраморных ляпов, обидная для романтиков, канцелярская, горькая оплошность. Дескать, был у нас хутор — первый в мире, с агрономией, лемехом, серпами и амбарами… Кухней, баней, семенами и припасами — на всю оставшуюся жизнь… На столетия…

Не отрицаем, был! Но потом он… самоликвидировался! Нет в том проблемы, вреда и тайны тоже нет. Циркулярами в полку все описано!

Но если веришь в станицу, грустно тебе у окна-светлицы — так считай себя хуторянином! Сходи в парк, там лавочки, семечки, качели — еврогазоном полюбуйся… А не веришь — так кто ж тебя, почемучку, заставит? Ведь он же… ПАМЯТНИК!

На этом неумолимом постулате и первой части конец.


Добавить комментарий

Комментарии пользователей (всего 3):

Милищенко Олег Анатольевич
Что касается опытного хутора на юго-восточной окраине омска середины 19 в. То действительно, земли по-насалу отошли к лагерям, но затем перешли в зону отчуждения МПС-Транссиба, "чугунки". Компенсацией некоторой, с 1912 г. стал агроучасток № 4 нового опытного поля СКВ, как раз там, где сегодня городские угодья СибНИИСХ. Возможно это тоже послужило источником "путаницы"...
01 сентября, 16:42 | Ответить
Милищенко Олег Анатольевич
Личное дело Мельникова-Купряхина хранится в Народном музее истории ОмСХИ им. С.М. Кирова (сегодня - Омский ГАУ). Здания этого хутора строили параллельно с главным корпусом училища в 1913-1915 гг., военнопленные. В части зданий сегодня располагается СТО "Русский, немец, японец", а в другой хозяйство Петерса.
01 сентября, 16:30 | Ответить
Милищенко Олег Анатольевич
Там, где доска висит, ошибка вышла... Речь должна идти о другом хуторе - учебного опытного поля Омского сельхозучилища 1913-19119 гг. этот хутор функционировал, а затем на его месте был совхоз "Коммунизм" и часть Учхоза №1 ОмСХИ им. С.М. Кирова. Хутором этим руководил сначала Н.М. Любомудров, а затем Василий Дмитриевич Мельников-Купряхин (1887-1918).
01 сентября, 16:27 | Ответить

Блоги

Борис Никонов

Борис НиконовНаблюдательный омичМарадону — в мэры Омска!

Кто может стать градоначальником? Вопрос отнюдь не ...
Виктория Богданова

Виктория БогдановаПроизводитель одежды, креативный директор бренда MacushkaНаши родители не покидали город, а пытались его изменить. И мы сможем!

Хочу поблагодарить всех, кто пришел 10 сентября на ...
Кипервар Андрей

Кипервар АндрейДепутат ЗС Омской области«Единая Россия» может наступить на «грабли Двораковского»

Прошедшую избирательную кампанию в городской Совет ...

Все авторы блогов