День народного единства России приходится на праздник в честь Казанской иконы Божией Матери

День народного единства России приходится на праздник в честь Казанской иконы Божией Матери

Дата публикации 4 ноября 2021 17:26 Источник фото /pastvu.com

Праздник Казанской иконы Божией Матери — это и торжество в честь дня освобождения Москвы и России от поляков в 1612 году. Долгое время на Руси этот день отмечался как государственный праздник.

В этот день вся страна прославляла один из самых любимых Казанский образ Богородицы, которая явила свое чудесное заступничество за Русь во время Смутного времени. А в Омске в свое время был открыт монастырь с храмом Казанской иконы Божией Матери. Обитель была возрождена в 1990-ые годы, и о ней наш сегодняшний рассказ.

День народного единства появился в наших календарях относительно недавно. Но для православных омичей этот день знаменателен не только призывом к единению российского гражданского общества и своим историческим значением, но и тем, что он совпадает по церковному календарю с празднованием Казанской иконы Божией Матери, а также является одним из немногих праздничных дней, которые воплотили в себе торжества светские и духовные.

Из множества икон Богородицы, почитаемых в Русской Православной Церкви, ни одна не распространена в таком количестве списков, как Казанская. В 1552 году Казанское ханство было присоединено к Руси царем Иоанном Грозным. 60 000 русских людей было освобождено из плена; началось обращение мусульман и язычников в христианство. Но в 1579 г. страшный пожар опустошил Казань. Начался он в доме купца Онучина. После пожара Матроне, девятилетней дочери купца, явилась во сне Богородица и открыла ей, что под развалинами их дома находится чудотворный образ, зарытый в земле тайными исповедниками христианства еще при татарском владычестве. Божия Матерь точно указала место, где можно было найти икону. Все духовенство города, в сопровождении огромной толпы народа, направилось к дому Онучиных. Начались раскопки, но найти икону не удалось. Тогда копать стала сама Матрона и тут же обрела святой образ. Он был необыкновенной красоты и сиял совершенно свежими красками, как будто только что был написан.

Через десять лет на месте обретения чудотворной иконы основали женский монастырь в честь иконы Божией Матери Казанской. Во время Смуты, когда Москва была занята поляками, список с чудотворного образа был передан князю Димитрию Пожарскому, и Пресвятая Богородица взяла русское ополчение под свое покровительство. И вскоре русские воины с крестным ходом пошли в Кремль с чудотворным образом в руках.

Перед Полтавской битвой в 1709 г. император Петр I с войском молился перед Казанской Божией Матерью, а в 1721 г. перенес один из списков иконы из Москвы в построенный им Петербург. В 1811 г. образ был поставлен в только что построенном и освященном Казанском соборе, где вскоре полководец Кутузов молился перед чудотворной иконой о победе над французами. Святой образ осенял русских солдат, идущих на освобождение России от иноземных захватчиков в 1812 г., и первая крупная победа была одержана в день праздника иконы 22 октября, когда выпал снег и ударили сильные морозы. Есть храмы, освященные в честь этой иконы и в нашем городе. Об истории одного из них наш сегодняшний рассказ.

От общины к обители

Начало основания Казанского женского монастыря восходит к 1898 году. В тот год монахини Екатерина Александровна Волкова, дочь священника, и Анна Алексеевна Толмачёва — насельницы Сурского Иоанно-Богословского монастыря Архангельской епархии, прослышали, что под Омском есть озеро с целебной грязью. Страдая разными недугами, они обратились за советом к самому Святому Праведному отцу Иоанну Кронштадскому. Всероссийский Пастырь благословил их на поездку в далёкую Сибирь и снабдил деньгами. Не близким было путешествие. Омский климат и грязевые ванны исцелили немощных странниц, поэтому они решили обосноваться под Омском, в двух верстах от целебного озера, грязь которого поправила здоровье благочестивых путниц.

Казанский храм до своего восстановления. Ноябрь 1988 г.

Сестры во Христе решили основать в этих местах женскую общину. Заручившись документально поддержкой казаков Омского посёлка о выделении под устройство общины четырех десятин земли, они обратились с «Прошением» к Епископу Омскому и Семипалатинскому Сергию, датированным 16 октября 1902 г., об учреждении Казанской женской общины. Наряду с этим прошением, монахинями было составлено и другое. В этом, втором «Прошении» они просили Епископа Сергия выдать на имя Анны Толмачёвой книгу для сбора пожертвований в пользу создаваемой ими общины. Сбор средств сёстры намеревались проводить в пределах Епархии, на что также и испрашивали разрешение Епархиального Начальства. Однако Омская Духовная Консистория первоначально отказала им в просимом. Главным аргументом отказа послужило то, что сёстры не местные и денег на строительство и содержание общины у них нет. Получив этот нерадостный ответ, монахини не оставили свою идею. Ведь их на дело устройства общины благословил сам Святой Праведный отец Иоанн Кронштадский. Начались поиски жертвователей и благотворителей.

Первыми из них, кто выразил готовность внести посильную лепту при условии учреждения и строительства монастыря, оказались: омский священник Аполлон Волков (240 руб.), шадринский купец Николай Яковлевич Смирнов (300 сосен на строительство и 2000 руб.), купец Колмогоров (сразу, без разговоров, пожертвовавший лес на сумму 250 руб.) и чиновник Буторин (200 десятин земли). Помимо этого, устроительницы смогли собрать ещё 5 125 руб. деньгами. И вот, 12 августа 1903 г. они выходят вновь к Епископу Сергию со вторичным ходатайством. В нём они уже просят освятить место под монастырь, приступить к строительству храма и разрешение собирать сестринскую общину. Епархиальное начальство ответило, что готово рассмотреть вопрос об учреждении общины. При этом Омская Духовная Консистория сделала запрос в место последнего жительства обеих устроительниц — в Иоанновский Сакт-Петербургский монастырь. Настоятельница вышеупомянутой обители ответила, что рясофорными эти послушницы не были, что дурного поведения и проступков за ними не водилось, а обитель они покинули по собственному желанию. И вот, наконец, 10 декабря 1903 г. последовало долгожданное разрешение Омского Епархиального Начальства на устройство Казанской религиозно-просветительной общины. Далее в хронологическом плане события развивались так.

Отец Аполлоний Волков

6 сентября 1903 г. на Омско-Семипалатинскую кафедру назначают Епископа Михаила (Ермакова). Смена духовной власти, судя по всему, благоприятно отразилась на дальнейшем устройстве Казанской общины.

К маю 1904 г. план и сметы на строительство здания Казанской общины находились на рассмотрении в Омской Духовной Консистории, в наличии имелись также стройматериалы на сумму в 1000 руб. Причём, устроительницы общины уговорили подрядчика Кузнецова на строительство здания всего за 3 775 руб. По согласованию с подрядчиком, сумма эта могла выплачиваться в несколько лет. Однако, при всём при этом, благотворители не торопились вносить пожертвования, поскольку не были твёрдо уверены в окончательном устройстве Казанской общины. Это обстоятельство заставило епархиального наблюдателя, священника Троицкой церкви на железнодорожной станции «Омск» Анкиндина Правдина просить Епископа Михаила, чтобы он сам, лично, торжественно произвёл закладку здания для общины. Но Его Преосвященство благословил сделать это благочинному отцу Илье Богоявленскому, вместе с причтом Свято-Троицкой вокзальной церкви. Закладка была совершена по обычному чину, в совместном молитвенном сослужении отца Благочинного со священником градо–омской Крестовоздвиженской церкви Аполлоном Волковым. Примечательно, что это произошло 17 мая 1904 г., в Духов день!

22 февраля 1905 г. отец Аполлон Волков становится епархиальным наблюдателем по устройству Казанской женской Общины. Именно по его представлению, 18 марта 1905 г. правящий архиерей благославляет устройство домовой церкви в общежитии общины, выдаёт храмозданную грамоту и утверждает проект главной части иконостаса, составленный для будущего храма инженером-строителем Рымковичем.

К 14 марта 1905 г. двухэтажное здание для общины было уже выстроено, в домовой Казанской церкви установили иконостас, престол и жертвенник, а на крыше здания, над помещением церкви, соорудили купол. Колокольня же стояла отдельно, на столбах. По благославлению Его Преосвященства, полученного 8 апреля 1905 г., священник Аполлон Волков в вербное воскресение 1905 г. совершил малое освящение домового храма, водрузил крест на главку, а также освятил и повесил колокола. Постепенно для храма приобреталась различная утварь и богослужебные книги. К примеру, осенью 1906 г. в храме собирались пожертвования на приобретение гробницы с футляром для Плащеницы.

Проект общежития с церковью в Казанском женском монастыре. 1905 г. Из фондов ГИАОО

Добрым молитвенником и заботливым отцом был для Казанской общины священник Аполлон Волков. 14 марта 1906 г. он ходатайствует перед новым Омским Епископом Гавриилом (Голосовым) об утверждении устроительниц Казанской общины в правах самостоятельного управления ею. Его Преосвященство своей резолюцией от 18 марта 1906 г. утвердил самостоятельное управление в Казанской общине, назначив её управительницей Анну Толмачёву, а Екатерину Волкову заместительницей последней. Но основательницы общины, вскоре после своего назначения, по новому распоряжению епархиального начальства, вынуждены были её покинуть. Летом 1909 г. Казанской общиной уже управляла монахиня Сергиевского монастыря Уфимской епархии по имени Ангелина, имевшая 38 лет от роду. Епархиального наблюдателя тоже сменили. Им стал священник Иоанн Попов.

Вообще, для Казанской женской общины, а затем и монастыря, в дореволюционный период весьма характерна частая смена священников. Это явление можно объяснить нелёгкими условиями монастырской жизни, сопровождающейся весьма частыми искушениями.

На территории общины также имелись и другие постройки: трапезная, дом для священника, кельи для насельниц и художественная мастерская. Сестры возделывали огород, косили сено, на угодьях взятых у казаков в аренду, а также засевали пять десятин пашни. Помимо церковных облачений шили наряды для магазина омской купчихи Шаниной. Община росла, в 1909 году в ней было 24 насельницы, а к 1912 году в общине насчитывалось уже 3 монахини и 115 послушниц.

Но жизнь не вечна, и в общине появились первые покойники... Поскольку здесь уже имелась домовая церковь, то Консистория разрешила открыть монастырское кладбище. И снова казаки под это последнее земное пристанище дарят дополнительно четыре десятины земли (одну десятину для почивших насельниц обители, а три других — для погребения мирских лиц, поживающих в районе станции «Омск»). Документально это было закреплено в казачьем делопроизводстве 29 марта 1906 года. На наш взгляд, эту дату и следует считать основанием кладбища Казанского женского монастыря, впоследствии получившего наименование Старо-Южного.

Со временем в общине стали подумывать о статусе монастыря. Обратились с просьбой к Владыке. 26 ноября 1909 г. по благославлению Епископа Гавриила вышел консисторский «Указ» об утверждении устава Казанской общины. Для получения же статуса монастыря Общине нужна была ещё и собственная земля. Тогда пароходчик и купец Николай Яковлевич Смирнов в 1910 году подарил имеющиеся у него 130 десятин земли. Участок находился в 60 верстах от общины. А 12 марта 1912 г. Синодальным Указом Община была обращена в женский монастырь.

Представление Епископа Гавриила (Голосова) об организации Казанского женского монастыря. Из фондов ГИАОО.

18 июня 1916 года Священномученик Сильвестр освящал вновь возведённый каменный монастырский храм во имя иконы Казанской Божией Матери. Его строительство, вместимостью на 500 человек было начато ещё в 1911 году. В начале лета 1915 года и. д. настоятельницы Казанского монастыря, монахиня Магдалина уже испрашивала разрешение у Омской Духовной Консистории и временно управляющего Омской Епархией Викарного Епископа Киприана дозволение на поднятие крестов на только что оконченный постройкой храм. Это торжество просительница хотела осуществить 14 июня 1915 г., на что ей было дано соответствующее благословение и разрешение. Прошёл год, в течение которого судя по всему, производилась внутренняя отделка храма, и 1июля по новому стилю новый монастырский храм был освящён Архиерейским чином.

Первое закрытие храма

В конце 1919 года монастырский храм во имя иконы Казанской Божией Матери был закрыт. Это было первое закрытие церкви в нашем городе.

22 декабря 1919 года решением Губернского революционного комитета было поручено Н. М. Николаеву принять согласно актам и описям все имущество от игуменьи монастыря и «весь живой и мертвый инвентарь» и разместить в монастыре первую в Омской губернии детскую трудовую коммуну имени Антона Валека: «Для чего предоставить право тов. Николаеву выселить из пределов монастыря всех находящихся в нем монахинь». На 27 декабря 1919 года в Казанском женском монастыре находилось около 70 монахинь, 20 из них были нетрудоспособными. В Омском Казанском женском монастыре предполагалось разместить 205 детей из разных приютов города. Монахиням было предложено устроиться в лазарет сиделками. Однако после их отказа Н.М. Николаев был вынужден решать вопрос о дальнейшем расселении монахинь. Согласно постановлению Омского губернского отдела социального обеспечения, трудоспособных монахинь должны были переселить «на заимку», а монахинь пожилого возраста – на монастырское подворье, расположенное на Тюремной улице (ныне это улица 5-й армии). Собственность монастыря подлежала изъятию и передаче в собственность «Совета Трудовой Артели». Преклонного возраста монахинь поселили в специально отведенном доме, остальных же переселили «на заимку».

Памятник монахиням Казанского монастыря

25 декабря 1919 года игуменья монастыря пригласила милиционеров, которые охраняли обитель, на обед. В то же самое время из монастыря в город было отправлено «…семь возов разного имущества на Сергиевскую улицу» (ныне часть улицы Красногвардейской). Но случилось непредвиденное. По пути следования какие-то неизвестные лица напали на милиционеров, и после нескольких выстрелов исчезли. После случившегося инцидента, заведующий отделом социального обеспечения товарищ Дубинин и его помощник тов. Николаев отправили записку начальнику Атаманской милиции об обыске одного из домов и об увеличении караула в монастыре. После проведения обыска в доме было обнаружено около 3 миллионов рублей золотыми монетами, около 2 миллионов рублей романовскими кредитками, а также драгоценности и ценные вещи на крупную сумму. Около монастыря из выкопанных могил извлекли серебряные и медные деньги (около 1000 рублей). При обнаружении сотрудниками милиции клада, монахини попытались совершить побег. По мнению заведующего отделом социального обеспечения Дубинина, часть клада была спрятана по приказу адмирала Колчака для использования в пропагандистских целях. Дубинин в докладе указывал, что адъютант Колчака довольно часто посещал игуменью, и более того, при отступлении белые какое-то время находились в монастыре.

Данное событие породило множество легенд. Одна из них звучит приблизительно так. В конце декабря 1920 года, ночью, в пределы монастыря ворвалась какая-то банда. Налетчики после непродолжительной перестрелки с милиционерами бежали. Никто их них ничего не похитил. Однако днем обнаружилось: пропало много монастырского добра, так много, что для вывозки его потребовалось бы не меньше полудюжины подвод. В соседнем поселке Порт-Артуре жители стали говорить, мол, грабеж в монастыре — дело рук игуменьи и ее приспешников или к этому приложили руку милиционеры, которые действовали заодно с налетчиками. Главное же, по мнению тех же портартурцев, — монастырское добро было вынесено по подземному ходу на кладбище, затем куда-то дальше, в потаенное место. Но те, кто распутывал секрет преступления, даже признаков подземного хода не обнаружили. Тогда портартурцы принялись утверждать, мол, монастырь был ограблен до налета бандитов. Всю эту интригующую историю относительно недавно обнародовали двое омских архивистов — О.А. Филинович и М.М. Стельмак.

Коммунары, к которым присоединили умственно-дефектных детей, жили в ужасных условиях – без тепла и света, впроголодь, так как у них изъяли «излишки» продовольствия. Кормили детей монахини подаянием, собирая пищу у местного населения. Летом 1921 года сгорел главный корпус бывшего монастыря. Из 200 детей (первоначально заселенных) в августе было вывезено всего 61, что стало с остальными – неизвестно. 5 декабря 1921 года здание храма вновь было передано в пользование культовой общине.

В годы безверия и лихолетья

В декабре 1919 года советские деятели превращают монастырь в приют для беспризорных детей, именуемый коммуной имени Антона Валека. При этом всё монастырское имущество национализируют, а большую часть монахинь выселяют на заимку. В конце 1921 года новая власть возвратила общине монастырь в «бессрочное и бесплатное пользование». В 1927 г. приход церкви во имя Казанской Божьей Матери был самым большим в Ленинске, и даже в Омске. В нем официально состояло 788 человек тихоновской ориентации.

Но 8 марта 1930 года по решению Сибирского краевого административного управления состоялось официальное закрытие монастыря. Было полностью изъято всё церковное имущество. Через несколько лет опустевший монастырь передали пригородному совхозу № 5. Его руководство решило использовать церковное здание под клуб. Новые хозяева перво-наперво сбросили вниз остроконечную башню колокольни. Внутри помещения содрали оставшиеся росписи, а стены оштукатурили и побелили. Вдоль них поставили длинные некрашеные скамьи. После чего перекрыли купол и в верхней части здания разместили столовую. После разбора барабана и купола столовую, правда, спустили вниз. Из-за отсутствия отопления здание использовалось исключительно в летнее время. На зиму же его закрывали.

В годы Великой Отечественной войны 1941-45 гг. в помещении бывшего монастырского храма находился сборный пункт одного из военкоматов. После чего долгие годы у здания не было хозяев. В 1979 г. его передали на баланс управления Ленинского райпродторга под склад. Затем более десяти лет в нём пребывала овощная база.

Церковь во имя иконы Казанской Божией Матери в 1984 году.

Возрождение обители

Решением Омского облисполкома за № 139 от 23 мая 1989 г. здание храма признано памятником истории и культуры местного значения. А в июле 1990 г. его передали верующим. Огромную роль в этом деле сыграл прежний митрополит Омский и Тарский Феодосий (Процюк). Силами настоятеля, прихожан и благотворителей в храме был произведен ремонт, устроен иконостас, стали проводиться богослужения. Также была возведена колокольня, и сегодня 6 колоколов приглашают верующих на службы и радостно возвещают прихожанам о праздниках. Икона Казанской Божией Матери была подарена храму Высокопреосвященнейшим Феодосием, Митрополитом Омским и Тарским.

21 ноября 1994 г. Святейший Патриарх Алексий II благословил воссоздание Казанского монастыря. А 3 декабря 1994 г. за №51 последовало Постановление Священного Синода об открытии в г. Омске Казанского женского монастыря. Духовником возрождённой обители явился бессменный настоятель храма с момента его передачи верующим, протоиерей Иоанн Бабяк. В монастыре совершается постриг монахинь. Для насельниц устроены кельи. Монахини несут послушание в доме престарелых и больнице.

С 1998 года организована воскресная школа для детей и взрослых. Также в 1998 году в приходе открыта Воскресная школа. Школа содержится на церковные средства. В храме 180 икон, особенно уважаема народом икона Казанской Божией Матери. Пред ней в храме горит день и ночь негасимая лампада. Некоторые из икон подарены храму прихожанами. В настоящее время приход храма насчитывает более 100 верующих.

Реставрационные работы в 1999 году.

Рядом с церковью установлен памятник всем монахиням Казанского женского монастыря, погибшим и пострадавшим в советское лихолетье, их имена высечены на основании стелы.

Сегодня история Казанской обители продолжается. Его духовная значимость очевидна. Храм и в прошлом, и в настоящем был и есть духовная опора населению, жившему около храма и приходящему. Он был и остается хранителем веры, доброты, нравственности и милосердия.

Александр Лосунов, историк-краевед, председатель ОР ОО «Достояние Сибири» 


Распечатать страницу
Добавить комментарий