Историк Александр Шумилов хочет издать книгу «Омский тыл ковал победу»

Историк Александр Шумилов хочет издать книгу «Омский тыл ковал победу»

Дата публикации 7 ноября 2021 09:10 Автор Фото Сергей Мельников

Над монографией ученый работал 40 лет. Сначала омич планировал защитить диссертацию, однако из-за секретности архивных данных долгое время сделать этого не мог. Теперь он намерен выпустить книгу о вкладе омичей в победу в Великой Отечественной войне.

Сегодня, 7 ноября, исполняется 80 лет со дня выпуска первого авиационного двигателя для военного самолета на заводе им. П. И. Баранова. Предприятие эвакуировали в Сибирь из Запорожья (Украина) в первые месяцы Великой Отечественной войны.

К концу 1930-х годов по планам третьей пятилетки руководитель СССР Иосиф Сталин распорядился о начале строительства 2900 заводов-дублеров по стране, заменяющих западные, чтобы на случай войны они выпускали аналогичную продукцию. Эта работа была начата, но кроме стен советские жители не успели ничего сделать — война началась. На базе этих недостроев и стали размещать предприятия, эвакуированные из захваченных немцами городов. Так, в Омске моторостроительный завод (теперь завод им. Баранова) было решено разместить на территории строящегося авиационного завода.

Оборудование и сырье переправляли более чем на тысяче вагонах, параллельно вывозили и тех, кто должен был работать на предприятии, — это более 8 тысячи человек. Первое «железо» для возведения завода и работники начали прибывать в Омск в начале августа 1941 года. К этому времени основа для базирования была подготовлена заключенными из Иркутска. Силы отбывающих наказание власти привлекли по причине отсутствия кадров. В то время в городе функционировали всего два треста: Омсктрой и Горстрой.

Более 9 тысяч заключенных приступили к работам уже в июле, то есть практически сразу после начала войны. Они строили и заводские корпуса, и бараки, а затем, после освобождения, сами же и встали за станки. Кстати, зэки из Омсклага совместно с прибывшим рабочими из запорожского заводского стройтреста возвели и взлетную полосу (ныне Космический проспект) при аэродроме — для испытаний.

Военная страница биографии одного из флагманов омской оборонки вошла в книгу «Омский тыл ковал победу» ученого-историка, краеведа, автора многочисленных работ по истории Сибири, Омского Прииртышья Александра Шумилова. Отметим, в открытых данных значится, что на территории Омской области во время войны было размещено 90 промпредприятий, в том числе 30 оборонных. Однако кандидат исторических наук нашел документы, по которым число эвакуировано средних и крупных предприятий только в сам Омск достигло 102. В монографии Шумилова о них также идет речь.

В книгу о жизни области в годы Великой Отечественной войны вошли воспоминания и архивные документы. Наибольшую ценность представляют рассекреченные документы областных, городских и районных советских и партийных органов. По ним можно понять, какие подвиги на самом деле совершали в тылу те, кто не ушел на фронт, понять, как складывалась судьба переселенцев из атакованных немецкими фашистами сел и городов в Сибирь.

В книге впервые приводятся достоверные сведения о приеме, размещении, трудоустройстве эвакуированного населения в разные годы войны. Речь идет не только о заводских работниках и членах их семей, но и о вынужденных переселенцах, детях из блокадных городов, вузах, культурных учреждениях.

Александр Шумилов в молодые годы работал в партархиве, и через него проходили документы, которые направлялись в годы войны из Москвы омским властям и в обратном направлении. Вообще, научной работой уроженец села Неверово Горьковской (теперь Нижегородской) области начал заниматься, будучи студентом историко-филологического факультета Горьковского госуниверситета. После окончания вуза в 1972 году молодой Шумилов перебрался в Омск, где тогда было легче, как ему казалось, обзавестись своим жильем, чтобы перевезти в город больных родителей. Сначала преподавал историю в Омском механико-технологическом техникуме, затем был на комсомольской и партийной работе.

В 1980 году Александр Шумилов стал научным работником партийного архива области и принялся собирать интересные исторически важные сведения и факты. Особо его интересовал Омский регион в военное время. Материалов набралось столько, что можно было защитить докторскую, и работу по этому направлению он начал вести активно. Однако по причине секретности некоторых документов сделать этого не смог. Сейчас же, по признанию омича, уже не те годы, чтобы защищать такой научный труд, однако и оставлять неопубликованными все имеющиеся сведения о работе в тылу равно преступлению. Поэтому пенсионер и мечтает издать монографию «Омский тыл ковал победу».

«Эта книга охватывает период войны и наш регион. До 15 августа 1944 года Омская область включала Тюмень, Ханты-Мансийск, вплоть до Ямала и Карского моря, поэтому вся работа по эвакуации, приему людей и промышленных предприятий с оккупированных территорий была обширной и проводилась до середины 1943 года. После этого по мере отступления немецких войск и освобождения наших территорий началась реэвакуация. Областное руководство занималось всеми мероприятиями, связанными с указанными событиями. В первые дни после объявления войны перед омскими властями поставили задачу принять предприятия и разместить людей, а город в то время был слабым в плане инфраструктуры, протяженность канализации составляла 6 км, а тротуары в основном деревянные, асфальта не было, электростанции слабые, крупной машиностроительной промышленности тоже не было. Омск был слабо приспособленным городом для приема предприятий, население составляло 313 тыс. жителей, но власти принимали и производства и тех, кто на них работал», — рассказал автор.

В середине 1990-х, спустя 50 лет после окончания войны, часть сведений начали рассекречивать, и в местных изданиях ученый-историк опубликовал порядка 20 статей, о том какая жизнь была в тылу в годы войны.

«В телеграммах ГКО (Государственный комитет обороны. — Прим. ред.) и ответах наших властей масса интереснейшей информации про эвакуированные предприятия и население. Эти документы показывали, что в Омск не просто отправлены эшелоны, а как это все было организовано, насколько сложно все шло. Например, 210-й завод, тогда он назывался 616-й Ленинградский (завод им. Козицкого. — Прим. ред.), был приказ разместить на площади строящегося общежития пединститута, кинотеатра “Луч”, который был на Герцена, и на ряде других площадей. То есть были конкретные, детальные указания, где разместить производство, как найти определенное количество квартир для рабочих и служащих завода», — пояснил Шумилов.

Проводилась отдельная работа по расселению прибывших людей, которые должны были трудиться на заводах. Так как построить в кратчайшие сроки такое количество жилья просто не представлялось возможным, то жителей, не задействованных в оборонной сфере, выселяли в сельские районы, а в их дома заселяли рабочих.

«У меня имеются копии документов о расселении людей. В книге я описал, как старались накормить людей, обуть, одеть. Любопытны документы руководства об отпуске, к примеру, галош. Это говорит о том, насколько трудно было жителям в бытовом плане, нечего было есть, надеть, обуть. А всего в область было принято 272–292 тыс. человек. Только вдумайтесь в эти цифры!» — заметил историк.

Одну из четырех глав — «Сохраненное детство» — автор посветил детям, которых эвакуировали в Сибирь из 24 городов, в том числе из блокадного Ленинграда и Москвы. Всего в Омскую область перевезли более 23 тыс. несовершеннолетних, тем самых были спасены их жизни.

«Эвакуировали детские дома, детские сады, ясли. Брали, например, целую среднюю школу, оформляли как интернат, присваивали номер и отправляли. Всего в документах значилось до 224 детских домов, однако их число менялось: их то объединяли, то разъединяли. Кстати, в Омске тогда находился даже целый сектор из представителей ленинградского гороно (городской отдел народного образования. — Прим. ред.). Они следили за подопечными, начиная от Ханты-Мансийска и до Омска», — отметил Шумилов.

Интересны моменты и с последующими поисками детей. После того как советские войска погнали захватчиков с русской земли, в Омск начали приходить запросы на этих детей от оставшихся в живых родителей, других родственников. Однако здесь было очень много и трагических случаев. При эвакуации складывались разные ситуации, документы порой терялись, или по факту детей было больше, чем в списках, — некоторые оставались без родителей и «прибивались» по пути следования. И если дети среднего и старшего возраста могли назвать свои данные, то идентифицировать, к примеру, трехлетних детей порой было сложно. Они получали новые имена и фамилии, а потом родные не могли их найти.

«Иногда их под бомбежкой закидывали в эшелоны, чтобы лишь бы увезти. Было, что родителей убивали, а они оставались. Или отстанут где-то в силу каких-то сложных обстоятельств. Встречались они с близкими после войны по-разному. У меня есть оригинал письма, из которого ясно, что одна семья воссоединилась через фотографию. Один ребенок болел, его переводили из одного детского дома в другой, а они были на селе у нас. Пропитаться там было легче, каждому детскому дому давали подсобное хозяйство. У нас даже существующие детдома из Омска переселяли в районы. Например, детдом по Десятилетия “Свободный труд” вывезли в район, и на этом месте разместили обувную фабрику из подмосковного Зарайска. В итоге имя у мальчика — Витя — осталось, а фамилия оказалась совсем другой, поэтому отец из Вышнего Волочка не мог его долго найти. Но у этой истории, к счастью, оказался счастливый конец. На одном из общих снимков мальчик узнал маму, и впоследствии родственники ребенка были установлены», — рассказал омич.

Основой для этой главы стали воспоминания завсектором детдомами омского облоно Натальи Арцимович, которая всю войну опекала привезенных детей. Она оставила омичу две дневниковые тетради и письма детей, которые после войны воссоединились с родными и писали ей слова благодарности. А в некоторых случаях они, зная отзывчивость своего куратора, просили даже прислать деньги на тетради для учебы — настолько тяжелой была жизнь и в первые послевоенные годы.

Имеются в монографии данные по так называемым вынужденным переселенцам — немцам Поволжья, финнам, калмыкам.

«Этих калмыков привезли в начале января 1944 года — в самые морозы, на санях в шубах распределяли по южным районам области, по деревням. Всего их было около 27 тысяч человек. А в мае часть из них перенаправили дальше на север — рыбу ловить и на лесоповал. Оставшиеся ждали, что их вскоре тоже отправят, и не стали сажать огороды. В итоге они остались без овощей и потом стали голодать. Местные жители толком и помочь им не могли, так как сами с голоду пухли. Село жило в жутких условиях, поэтому случались и разные происшествия. Как и в Ленинграде, из-за голода некоторые люди зверели, не всегда было дело до благородства, теряли рассудок. Поэтому ситуация с продовольствием и в тылу тоже была очень сложной», — отметил кандидат исторических наук.

В рукописях Шумилова имеется около 700 сносок на архивные и литературные материалы, множество приложений: таблицы, диаграммы, копии документов. Поэтому книга «Омский тыл ковал победу» может быть интересна не только для обычных читателей, но и для знатоков истории, а также в рамках образовательного процесса.

Пока же книга не издана из-за финансов. Только типографские услуги по выпуску минимальной партии в 500 экземпляров составляют более 300 тыс. рублей. Таких денег у 74-летнего историка просто нет. Много лет Александр Шумилов преподавал в разных омских вузах историю (аграрный университет, политех, филиалы Российского института текстильной и легкой промышленности, Финансового университета при Правительстве), а сейчас является простым пенсионером, который мечтает, что найдутся люди для выхода в свет книги, работа над содержанием которой велась более 40 лет.

Распечатать страницу
Добавить комментарий