Отдавать, а не брать

Отдавать, а не брать

Дата публикации 8 мая 2013 13:14

И в 100 лет омская пенсионерка думает о капитальном ремонте своего дома.
И в 100 лет омская пенсионерка думает о капитальном ремонте своего дома.

– Здесь, наверное, новые русские живут? – спрашиваю я, взбираясь по крутым ступенькам ухоженной «сталинки».

Зинаида Петровна Захарова двигается по ним привычно, высоко неся голову.

– И старые русские тоже. Мы с мамой, например, – улыбается она в ответ. – Раньше мама была старшей по дому, теперь я.

«Старшие русские»

В квартире со счастливым номером, где живут Захаровы, время не успевает за жильцами. «Старой» Зинаиду Петровну не назовешь – легкая походка, прямая спина. Должность «старшей по дому» ей досталась по наследству. Пять лет назад, вернувшись домой после серьезной операции, ее мама, Евгения Павловна, взялась проверять ход ремонта, которого долго добивалась. В течение семи дней проверяла – кровлю кладут правильно. Не впервой, впрочем: в доме она знает каждый уголок. Учительская привычка – все проверять самой, выставляя оценки. И только после этого попросила соседей заменить ее. Не годы виноваты – операция. Впрочем, заслуженный учитель и почетный пенсионер союзного значения Евгения Павловна Захарова и без должности старшая – и всех жильцов, и самого дома. Нынче в январе исполнилось 100. А может быть, и больше – точную дату рождения знали только ее родители, умершие в Поволжье от голода. 

Сейчас ей трудно: год назад перенесла инсульт, скачет давление, и часто бывает тяжело подняться с постели, но недуги Евгения Павловна переживает достойно, без слез и стонов – разве ж эту боль сравнить с душевной, когда теряешь одного за другим любимых людей? В 1937 году забрали троих подруг, с которыми вместе жили в детдоме, учились на рабфаке, работали на суконной фабрике… Внезапно оказались «шпионками». Сердце рвалось на части – поверить в предательство близких было так же невозможно, как в то, что родная страна может ошибаться. Двадцать три года назад умер муж, с которыми прожили душа в душу полвека. Она не осталась одна – трое дочерей и сейчас души не чают в матери, внуки и правнуки звонят ежедневно. А еще с ней пожелтевшая вырезка из газеты, которую нашла в кармане пиджака после смерти мужа – заметку о любимой жене он все эти годы носил около сердца. А скольких соседей похоронила! И каждый раз живые удивлялись тому, как много хорошего она знает о тех, кто ушел. 

Школа жизни

Учительницей Евгения Павловна стала по зову души и призыву партии. В 14 лет, выпустившись из детского дома, пошла работать на Омскую суконную фабрику. Жить было негде, денег не водилось, к счастью, воспитательница взяла Женю к себе. Она успевала и работать, и с хозяйскими ребятишками возиться, и на танцы бегать, и, главное – коммунизм строить. Карьера шла быстро – из рядовых работниц Евгения выбилась в председатели профсоюзного комитета. На одном из собраний актива встретила будущего мужа. То есть встречались-то давно, но только глазами. Петр Захаров, смелый «убинский парень», как она его называет (есть такой поселок в Новосибирской области), осмелился подойти к красавице не сразу. Хоть и остался в 14 лет за отца в многодетной семье и немало был старше невесты, да и должность занимал серьезную – секретаря комитета комсомола Сталинского района. Но вот поди ж ты – робел сильный мужчина перед юной синеглазкой. Только после того, как актив заполночь закончил разгружать баржу с дровами, не смог отпустить одну по темным улицам. И на следующий день признался в любви. Гордился женой всю жизнь. Евгения Павловна смееется:

– А что? Молодая, красивая, выступает яростно! 

Гордился Женей не только муж. В 1936 году, когда Валерий Чкалов с Георгием Байдуковым, совершив свой знаменитый перелет по «сталинскому маршруту» Москва-Дальний Восток, сделали посадку в Омске, встречать первых Героев Советского Союза вышел весь город. Евгении Захаровой поручили произнести приветственную речь. 

– Болтуша-то я хорошая была, – говорит Евгения Павловна. – А все равно страшно – первые Герои! 

Как-то услышала по радио выступление Михаила Калинина. «Нет плохих учеников, есть плохие учителя», – говорил «всероссийский староста». Впрочем, молодой стране, борющейся с безграмотностью, не хватало тогда ни хороших, ни плохих учителей. А Евгения твердо решила стать лучшей. На третьем курсе физмата – именно как одну из лучших – ее призвали на работу в школу. Училась и работала, берегла детей как могла. Уже совсем недавно, года два назад, одна из ее соседок была в гостях у заслуженного омского спортсмена. Вечером позвонила: «Только о вас, Евгения Павловна, и говорили».

Мастер спорта оказался учеником Захаровой. Всю жизнь помнит, что учительница не дала ему совершить роковую ошибку. Хулиганистый мальчишка подрался с одноклассником, и директор строго-настрого велела привести в школу отца. Ждать хорошего не приходилось: время было репрессивное – из школы выгоняли легко, да и отец укоризненным словом бы не ограничился. Парень твердо решил, что сядет на какой-нибудь товарняк да рванет подальше. Евгения Павловна то ли профессиональным, то ли просто человеческим чутьем поняла его метания. Не только отстояла мальчика перед директором, но и направила его энергию в мирное русло, посоветовав записаться в секцию. 

Помнить все

На пенсию Евгения Павловна ушла в 1972 году – уже из средней школы № 85. Но по-прежнему с удовольствием выручала коллег – выходила на замены, занималась в продленке. На общественных началах вела занятия в группе здоровья.

– Что вы еще не успели сделать, Евгения Павловна, в жизни? – спрашиваю я.

– Капитальный ремонт. Но ничего, документация готова, смета составлена, прораб выбран, теперь Зина этим будет заниматься. 

Волнуется Евгения Павловна не за кирпичные стены, которые оказались слабее женщины – за людей, которых любит. 

Евгения Павловна на память не жалуется. Фамилию человека, спасшего их с мужем от тюрьмы, наказала не забывать ни детям, ни внукам. Он работал в НКВД, и, когда пришли очередные списки «врагов народа», рискуя своей жизнью, вычеркнул из них Захаровых. Дочери Евгении Павловны и сейчас дружны с его сыном. 

Ни Евгения Павловна, ни ее дочери никогда ничего ни у кого не просят. Привыкли отдавать, а не брать. Зинаида Петровна, провожая меня, вручила коробку конфет. Я засопротивлялась: как же так, я-то к вам с пустыми руками?

– А зачем нам? – спросила Зинаида Петровна. – Мы люди не бедные: у нас две пенсии.

И хотя Евгения Павловна до сих пор каждое утро делает йоговскую гимнастику, я думаю, главный секрет ее молодости все же не в физкультуре. Может быть, в том, что ей интересно жить.

Авто Наталья Александолва

Фото из архива семьи Захаровых

©
Распечатать страницу
Добавить комментарий

Блоги

Буторин Игорь

Буторин Игорьпутешественник, мореплавательКак я ударил автопробегом по «Самсунгу»

Думаете я присоединился к хейтерам южнокорейского концерна за ...
Пантелеев Алексей

Пантелеев АлексейЖурналистМиллионеры из омских трущоб

Вконец замерзающий омский рынок жилья опять удивил. На сайте ...
Сафонов Руслан

Сафонов Русланхудожник-карикатуристДураки, дороги и Достоевский

Наш новый блогер Руслан Сафонов отразил в карикатурах жизнь ...

Все авторы блогов