Группа «Кватро»: «Мы в восторге от вашего Концертного зала»

Группа «Кватро»: «Мы в восторге от вашего Концертного зала»

Дата публикации 21 февраля 2012 07:41 Автор Светлана Васильева

На концерте группы «Кватро» в Омске свободных мест не было. Выступление интеллигентных, стильных парней с сильными, выразительными голосами сопровождалось аплодисментами, букетами, возгласами «браво» и «бис».
На концерте группы «Кватро» в Омске свободных мест не было. Выступление интеллигентных, стильных парней с сильными, выразительными голосами сопровождалось аплодисментами, букетами, возгласами «браво» и «бис». Жанр, в котором работает «Кватро», называют оперно-эстрадным. Выходят на сцену четверо мужчин в элегантных костюмах и без подтанцовки, особых световых эффектов берут зрителя в плен чарующим вокалом. Давно забытое старое (ведь было время, когда без голоса на эстраду путь был закрыт) сегодня воспринимается как свежая струя воздуха. Не случайно одна из премий, присужденных группе «Кватро», называется «Прорыв года».

ГОЛОСА КАК ВРЕМЕНА ГОДА

– Ребята, кто это придумал, что ваши голоса соответствуют временам года: лирический тенор Антона Боглевского – весна, драматический тенор Антона Сергеева – лето, баритон Леонида Овруцкого – осень, бас Дениса Вертунова – зима? Сами ли вы авторы красивой версии или продюсер, а может быть, поклонники?
Леонид:
Мы собрались в группу исключительно по голосам. О характерах, личных особенностях не думали вообще. А когда объединились, стали приходить в голову разные ассоциации. И эта, с временами года, показалась нам наиболее точной. Она отражает не только вокальные данные каждого, но и настроение, внутренние качества: один лирик, другой – балагур… В результате уравновешиваем друг друга. «Четверка» вообще самое гармоничное число: четыре времени года, четыре стороны света и так далее.

– Говорят, что вы чем-то напоминаете Хор Турецкого. А я всегда думала, что если уж сравнивать с хорами, то, скорее, ваш коллектив ближе к хору Сретенского монастыря. А потом узнала – вы оттуда…
Леонид:
Мы верующие люди, православные, и все пели в церковных хорах. По праздникам и сейчас поем.
А Сретенский хор соединил всех вместе, когда проходило воссоединение Русской православной церкви Московского патриархата с Зарубежной Русской православной церковью. Были большие кругосветные гастроли Сретенского хора.
В Европе, Америке, Австралии пели в храмах и давали концерты. Я в этом хоре пел с 16 лет. И теперь, когда мы выступаем в разных городах, видим афиши Сретенского хора. Бывает, наши наклеивают на их афиши и наоборот.

– В чем тайна потрясающего звучания этого хора, которую, похоже, вы взяли с собой в «Кватро»?
Леонид:
В чем тайна? Когда сам поешь, да еще по 35 концертов в месяц, ни о какой тайне не думаешь. Для исполнителя ее попросту нет.
А повзрослев, понимаешь: Сретенский хор – это коллектив с очень большой духовностью. Светский хор может петь очень правильно, филигранно, очень точно, но не будет духовного взаимодействия со слушателем, мистики.

– Вы исполняете произведения из репертуара этого хора. Например, «Выйду ночью в поле с конем».
Денис:
У нас свой репертуар. А что касается этой песни, то ее написал Матвиенко, найдя подобную старинную казачью песню. Ее «Любэ» поет. Хорошая песня, легла на душу, поэтому и мы взяли ее.

– Арии, романсы, советские хиты, русские народные песни в акапельном исполнении, неаполитанские, зарубежные шлягеры, собственные композиции – ваш репертуар неисчерпаем. А что не будете петь ни в коем случае?
Денис:
Мы внимательны к тому, перед кем выступаем. Например, перед концертом в Питерской духовной семинарии просмотрели все тексты и отказались от песни «Чертово колесо». Там она была неуместна. А запретов нет. Главное, чтобы музыка была написана с душой, искренностью. Была настоящей.

– А «Мурку» могли бы спеть?
Леонид:
С удовольствием. Однажды спели – на итальянском. Но это в качестве шутки. И мало кто понял, что это звучала «Мурка».
Антон С.: Но мы не всеядны. Лет шесть назад нам предложили контракт со Вторым каналом. Нам говорили: «Вы споете и через полгода будете мегапопулярны. Мы послушали этот материал и отказались. Поняли, что, действительно, прославились бы, но ненадолго. К сожалению, есть артисты одного хита, и они ничего потом не могут с этим сделать. Это трагедия. Когда нам поступило это предложение, мы еще были никем. Но верили в себя, верили, что добьемся признания. И быстрое движение к славе не приняли. Выбрали для себя основательный путь, потому что, считаем, поверхностная слава ничего не дает.

СУВОРОВСКОЕ ВОСПИТАНИЕ
– На эстраде вас отличает солидное музыкальное образование. Не «Фабрика звезд» за плечами – Академия хорового искусства имени А. В. Свешникова. За что благодарны альма-матер?
Антон С.:
Это фактически суворовское училище с музыкальным уклоном. Там созданы все условия, чтобы с детства можно было полностью погрузиться в музыку. Культивировалось ансамблевое акапельное исполнение. Мы пели всегда – в хоре мальчиков, в аэропорту, на дачах.

– Дисциплина не угнетала? Оставалось время на увлечения?
Антон С.:
Чем только не увлекались. И роком, и рэпом. Когда стали петь эстрадный репертуар, у педагогов это вызвало неприятие, они нас готовили к оперной карьере. Был азарт доказать свою состоятельность. И они наш ансамбль приняли, одобрили.
Леонид: Осуждение своих только подтолкнуло.

– А это правда, что вас, окончивших академию с отличием, чуть было не отчислили за то, что во французском городе Кольмаре вы изобразили себя уличными музыкантами, чтобы собрать деньги на концерт певца Гару? А педагог случайно оказался там же и увидел.
Леонид:
Был такой забавный случай. Но приказ от отчислении не подписали, только отчитали. Были молодыми, рвались в бой и, конечно, бывало выбивались своими поступками из массы.

– На эстраде давно никто не выступает в элегантных костюмах. А вы их умеете носить безупречно. Тоже благодаря школе?
Леонид:
Ну конечно. С детства этому научены.

С ПЛАСИДО ДОМИНГО СПЕЛИ В ГРИМЕРКЕ
– Как вы относитесь к недоброжелательным отзывам о своем творчестве? Вот Надежда Бабкина сказала: «Все клево, но это вчерашний день». И сравнила с Хором Турецкого в миниатюре. А Михаил Швыдкой посетовал, что вы слишком профессиональны, не хватает искренности, трогательности. При этом в конкурсе, на котором все это прозвучало, вы победили. Спорные суждения. Вам не обидно было их слышать?
Леонид:
Мы не имеем права обижаться. Слишком юны, чтобы не прислушиваться к мэтрам. Сравнивают – ну и хорошо.
Денис: Критикуют – значит, наше исполнение вызывает эмоции. Гораздо хуже, когда все ровно и нечего сказать.

– А чей отзыв окрылил?
Антон Б.:
Иосифа Кобзона, Валерия Меладзе. Высокая оценка нашей работы Александрой Пахмутовой и Николаем Добронравовым. Общение с этими людьми – большая честь для нас.
Денис: Самое главное, что похвалы нас не опьяняют.

– Группе «Кватро» довелось спеть с великими Дмитрием Хворостовским, Пласидо Доминго. Как это было?
Леонид:
Дмитрию Хворостовскому мы передали несколько дисков, он послушал, понравилось – и позвонил. Записали несколько дуэтов, выступали вместе на сцене, подружились, есть идеи по поводу дальнейшей совместной работы. А с Пласидо Доминго вот какая история вышла. Мы должны были принять участие в его концерте в Москве. И в тот самый день, когда он должен был прилететь, разбушевался ирландский вулкан. Рейс отменили, концерт перенесли. И именно на тот день, когда группа «Кватро» должна была выступать в другом городе. Мы были безумно расстроены.
А потом вдруг и у нас гастроли отменили. Мы в Москве, проситься в концерт было уже неловко и поздно. Решили прийти в качестве гостей, а потом пойти за кулисы поздороваться, познакомиться с Пласидо. Подошли к гримерке, говорим: «Мы та самая группа. Давайте, мы вам что-нибудь споем». Он удивился: «Конечно, спойте!». Мы стали петь «O sole mio», он – с нами.
В проходе народ собрался. Было очень здорово.

– Какие еще есть планы совместной работы?
Леонид:
Для нас сейчас ступень развития – сотрудничество с Майклом Болтоном, обладателем двух «Грэмми». Может быть, в нашей стране его мало знают, но это великая фигура.

– Как вам, таким голосистым, живется в мире шоу-бизнеса?
Леонид:
Никакой ревности, никаких склок. Мы никого из коллег по цеху не обсуждаем, не осуждаем. Антон С.: Наш хороший друг режиссер Борис Краснов научил: что бы ни происходило вокруг, делайте свое дело, не отвлекайтесь, идите вперед. Мы и стараемся не отвлекаться, работать, работать и работать.
Денис: Есть еще такая мысль: у каждого исполнителя – своя публика. Нет смысла бороться за максимальное количество слушателей. Своя публика находится у самых странных групп. Людей все равно больше, чем артистов. В каждом городе можно найти свою аудиторию. Ведь мы поем вечную музыку.

ЗВЕЗДНАЯ БОЛЕЗНЬ ЛЕЧИТСЯ ЗА ДВА ЧАСА – На ваши концерты приходит бизнес-элита. Говорят, что «Кватро» любят в высших эшелонах власти. А вам самим какие слушатели по душе?
Леонид:
Русские люди.
Денис: В прошлом году перед Днем Победы мы выступали в Театре Российской армии перед ветеранами. Концерт, конечно, благотворительный. Не потому, что мы такие хорошие, а просто так должно быть. Выходишь на сцену, а в зале играют блики от медалей. Начали выступление, а один ветеран встал и начал что-то объяснять сидящим рядом суворовцам. Это было неожиданно, поем вживую – отвлекает. А потом встал весь зал. А в Минске в финале концерта на площади, когда мы пели «День Победы», я даже, стыдно признаться, заплакал во время выступления. Представил, что значат для участников войны слова «Здравствуй, мама, возвратились мы не все…».
Антон Б.: Для нас самая большая радость, что приходят разные люди, которые готовы нас слушать. Эта прозрачная тишина в зале, понимание нам очень дороги.
Леонид: У нас нет какой-то определенной, своей возрастной категории слушателей. Денис рассказал о реакции старшего поколения, а в фан-клубах – девушки.

– Когда молодым артистам залы аплодируют стоя, не пора ли позаботиться о прививках от звездной болезни?
Денис:
Не скрою, бывало, эмоции захлестывают и начинаешь о себе думать высоко. Так продолжается часа два. А потом говоришь себе «стоп» – и все в порядке.

– Это правда, что, случается, ваши номера вырезают, когда сборный концерт показывают по телевидению?
Леонид:
Случалось. Но мы все равно благодарны каналам, которые нас показывают, иногда в ущерб рейтингам. Как бы мы ни ругали телевидение, но ведь сами включаем телевизоры во время определенных передач.

– Неужели у группы «Кватро» рейтинг невысок?
Леонид:
Любая классическая музыка собирает меньшие залы, чем поп-группы. Сегодня это так.

– Есть что-то, чего вы боитесь?
Денис:
Невыразительного, скучного пения. Не скрою, были такие моменты, когда отпевали, как у нас говорят, концерт. Знаем, так нельзя, несмотря даже на усталость. Филипп Киркоров нам сказал: «Только не превратитесь в ремесленников. Желаю вам как можно дольше продержаться в таком возвышенном состоянии и дарить слушателям эмоции».

КОНЦЕРТНЫЙ ЗАЛ ПОХОЖ НА АЛЬБЕРТ-ХОЛЛ
– Вы впервые в Омске и не успели его посмотреть. Жаль, что нет времени.
Леонид:
Надеюсь, еще приедем. Нам Омск показался чем-то похожим на Питер.

– Города почти ровесники, основанные при Петре I. А собор рядом с Концертным залом похож на Троицкий в Петербурге, автор один – Василий Стасов.
Антон С.:
Но самое яркое впечатление от Омска – Концертный зал. Мы просто в шоке. Оснащен как Альберт-холл. Нам там приходилось выступать.
Леонид: Зал прекрасный внутри и стильный снаружи. Хочется еще приехать, чтобы здесь выступать.
Антон С.: В таком зале можно петь без микрофонов. Что мы и сделали в конце концерта.
©
Распечатать страницу
Добавить комментарий

Блоги

Буторин Игорь

Буторин Игорьпутешественник, мореплавательКак я ударил автопробегом по «Самсунгу»

Думаете я присоединился к хейтерам южнокорейского концерна за ...
Пантелеев Алексей

Пантелеев АлексейЖурналистМиллионеры из омских трущоб

Вконец замерзающий омский рынок жилья опять удивил. На сайте ...
Сафонов Руслан

Сафонов Русланхудожник-карикатуристДураки, дороги и Достоевский

Наш новый блогер Руслан Сафонов отразил в карикатурах жизнь ...

Все авторы блогов