Каждая работа – повесть о жизни

Каждая работа – повесть о жизни

Дата публикации 26 июня 2013 11:35 Автор Светлана Васильева Фото Евгений Кармаев

Свой 75-летний юбилей график и живописец Георгий Катилло-Ратмиров отметил тремя выставками.
Свой 75-летний юбилей график и живописец Георгий Катилло-Ратмиров отметил тремя выставками.

Живописные работы были представлены в музее К. П. Белова, пастели - в «Либеров-центре», а в Доме художника до 6 июля можно посмотреть экспозицию «Его Величество Офорт».

Шестидесятник-романтик

Однажды Георгий Сергеевич признался: «Каждая работа для меня - повесть о жизни». Это значит: ничего умозрительного, как сегодня модно говорить, «концептуального», в живописи и графике - все с натуры. И нужен талант наблюдателя и философа, чтобы увидеть в противоречивом мире главное и преподнести это зрителю взволнованно.

Будучи реалистом, он, безусловно, романтик. Лет десять назад омские художники собрались на пленэры: одни - на север Омской области, другие - к Тихому океану. По итогам поездок открыли выставки. Иван Желиостов тогда пошутил: первые - лирики, вторые - романтики. Катилло-Ратмиров был во второй группе. Он наблюдал разгул стихии в Приморье, что и запечатлел в этюдах, а потом перенес на полотна. В живописи он отдает предпочтение пейзажу эмоциональному - с бурями, бушующими, как страсти, в душе человека. Но внутренний мир сложен, порой хочется тишины, умиротворенности, и тогда художник находит сюжеты в природе Прииртышья.

- Тевриз, Тара - величавая, нетронутая тайга. Русская Поляна, Шербакуль - бескрайние поля и огромное небо, - делится впечатлениями художник. - Можно увидеть такую красоту в простом пейзаже, что дух захватывает.
Георгий Катилло-Ратмиров из художников-шестидесятников. Это особенно остро ощущается в графике мастера. Мир художника разнообразен, насыщен впечатлениями от встреч, поездок, радостью удивления, добрым юмором. В нем то, что в сегодняшнее время скепсиса и зацикленности на проблемах явно в дефиците. Герои его офортов - строители БАМа, моряки, мостовики, студенты из строй­отряда, рабочие шинного завода. А могут быть и девушка Прасковья из Подмосковья (это в 1976-м, отнюдь не по мотивам популярной песни), и омские искусствоведы «Леонидыч и Елфимыч», и трогательная пара в «Белом вальсе» военной поры. Полнота жизни, мастерски переданная художником. 

Как Георгий Катилло стал Ратмировым

Когда в 90-х на афишах к фамилии известного художника через дефис присоединилась другая, показалось, что в этом заключена какая-то тайна, история рода, которую в советское время скрывали.

Оказывается, двойная фамилия в паспорте художника была всегда, но он по скромности привык обходиться первой из ее составляющих. До тех пор, пока не стали более строгими требования к документам.

История же звучной, необычной фамилии такова. Отец Георгия Сергеевича - дворянин, до революции поручик царской армии, командир взвода первой пулеметной роты Петрограда. На Первой мировой получил ранение и контузию. Когда новая власть предложила ему учебу в школе красных командиров, отказался и резко сменил профессию - стал драматическим актером. Данные для этого были: в юности он увлекался театром, пел, даже выступал в Москве в варьете вместе с Александром Вертинским. Отказ послушаться большевиков был поступком рискованным. По крайне мере, оставаться в Москве, в родном доме на Чистых прудах было нельзя. И вся дальнейшая жизнь была исконно актерская - кочевая: из театра в театр. Женился на актрисе, взявшей фамилию мужа - Катилло. И добавил к своей сценический псевдоним - Ратмиров, навеянный пушкинской поэмой «Руслан и Людмила».

В обиходе семья пользовалась только первой частью фамилии: выпячиваться в годы строгого отношения к прошлому не стоило, а дефис намекал на что-то нетипичное в судьбе, хоть псевдонимы и были в большой моде даже у вождей революции.

Репрессии не обошли стороной московскую родню отца, но семья актеров оказалась неуловимой. Изъездили всю страну - от Измаила до сахалинского Александровска, от Ташкента и Фрунзе до Нижнего Тагила и Серова. Так странствовали актеры до революции, неоседлость была чертой профессии, впоследствии почти забытой. Георгий Сергеевич родился в Костроме, а рос - везде. 

В отличие от родителей Георгий верен одному городу, считает себя омичом. Долго была легкая грусть по Москве, чувствовал себя счастливым в гостях у сестры на Арбате - в полном согласии с настроением песни Булата Окуджавы. Но однажды обнаружил, что это чувство если не изжито, то осталось в прошлом - так помпезно и примитивно, по его мнению, стали преображать старую Москву - с искренней и сильной к ней нелюбовью. А к Омску художник прикипел. 

Он создал графическую серию «Мой город». В ней нет новостроек: «изображать столбики неинтересно». Рисовал уголки старого города, потому что казалось: здесь жизнь, сплетение разных судеб, комедии и драмы. Вот, например, цветная литография «Голубятник». Голубятня была на месте нынешнего Музыкального театра. Скученность старых домов и над крышами стая и человек, обращенный к небу. Где нынче те голубятни, где стихия радостной беззаботности? Временный мост на Омке, строительство площадки «В» - ничего этого давно нет, только в работах Катилло-Ратмирова осталась поэзия незавершенного делания. 

Что печалит в последнее время? Исчезающая старина.

- За зданием бывшего кинотеатра «Пионер» стоял двухэтажный дом с советской геральдикой. На днях вижу: его рушат, видимо, кому-то понравилось место в центре города. А ведь это памятник 20-х годов. Мне больно от таких потерь.

Друзья и годы

Георгий Катилло-Ратмиров приехал в Омск в 1965-м. Выпускник худграфа Московского пединститута имени Ленина прошел конкурс и был приглашен преподавать на нашем худграфе.

- Когда я приехал и впервые пришел в Дом художника, я сразу почувствовал, что это здание, где царит искусство, - вспоминает Георгий Сергеевич. - Старшие коллеги сердечно встретили и благословили меня, тогда молодого художника. 

Сегодня Георгий Катилло-Ратмиров занимает бывшую мастерскую Кондратия Белова. Каждый день, открывая дверь, говорит: «Ну, здравствуй, Дед!». Так звали молодые коллеги патриарха омской живописи, и тот не обижался.

- А еще здесь работал Борис Николаев, которого тоже нет с нами. Я чувствую, что фантомы этих художников рядом, они меня оберегают и вдохновляют, - говорит Георгий Сергеевич.

Для него понятие «дружба» вневозрастное. Преподает всю жизнь: 19 лет на худграфе, сейчас в колледже культуры и искусств. Из учеников его изостудии в ДК нефтяников выросло много профессионалов, принятых потом в Союз художников. Однажды после выставки «Георгий Катилло-Ратмиров и его ученики» они решили создать творческое объединение «Друзья и годы».

Белоусов, Зольников, Миклашевич, Солодов, Красноперов, Олифиров, Абрамов, Сидоров - это все «Друзья и годы». Провели более 100 выставок.

Вокруг него вновь начинающие художники. Георгий Сергеевич говорит: 

- Как не любить молодежь? А если любишь - надо отдавать умение и знания. 

Юным коллегам он не позволяет только уныния и пессимизма. 

В свои 75 Георгий Катилло-Ратмиров по-прежнему любит творческие поездки. Всю страну исколесил: «Без пленэров я жить не могу. Люблю, чтобы ветер и дождь лил в лицо, люблю рассветы и закаты». 1 августа все эти радости ждут его на пленэре в  Седельниково. А потом на очередной выставке он удивит нас тем, чему сам удивился.
©
Распечатать страницу
Добавить комментарий

Блоги

Буторин Игорь

Буторин Игорьпутешественник, мореплавательКак я ударил автопробегом по «Самсунгу»

Думаете я присоединился к хейтерам южнокорейского концерна за ...
Пантелеев Алексей

Пантелеев АлексейЖурналистМиллионеры из омских трущоб

Вконец замерзающий омский рынок жилья опять удивил. На сайте ...
Сафонов Руслан

Сафонов Русланхудожник-карикатуристДураки, дороги и Достоевский

Наш новый блогер Руслан Сафонов отразил в карикатурах жизнь ...

Все авторы блогов