Каждая работа – повесть о жизни

Каждая работа – повесть о жизни

Дата публикации 26 июня 2013 11:35 Автор Светлана Васильева Фото Евгений Кармаев

Свой 75-летний юбилей график и живописец Георгий Катилло-Ратмиров отметил тремя выставками.
Свой 75-летний юбилей график и живописец Георгий Катилло-Ратмиров отметил тремя выставками.

Живописные работы были представлены в музее К. П. Белова, пастели - в «Либеров-центре», а в Доме художника до 6 июля можно посмотреть экспозицию «Его Величество Офорт».

Шестидесятник-романтик

Однажды Георгий Сергеевич признался: «Каждая работа для меня - повесть о жизни». Это значит: ничего умозрительного, как сегодня модно говорить, «концептуального», в живописи и графике - все с натуры. И нужен талант наблюдателя и философа, чтобы увидеть в противоречивом мире главное и преподнести это зрителю взволнованно.

Будучи реалистом, он, безусловно, романтик. Лет десять назад омские художники собрались на пленэры: одни - на север Омской области, другие - к Тихому океану. По итогам поездок открыли выставки. Иван Желиостов тогда пошутил: первые - лирики, вторые - романтики. Катилло-Ратмиров был во второй группе. Он наблюдал разгул стихии в Приморье, что и запечатлел в этюдах, а потом перенес на полотна. В живописи он отдает предпочтение пейзажу эмоциональному - с бурями, бушующими, как страсти, в душе человека. Но внутренний мир сложен, порой хочется тишины, умиротворенности, и тогда художник находит сюжеты в природе Прииртышья.

- Тевриз, Тара - величавая, нетронутая тайга. Русская Поляна, Шербакуль - бескрайние поля и огромное небо, - делится впечатлениями художник. - Можно увидеть такую красоту в простом пейзаже, что дух захватывает.
Георгий Катилло-Ратмиров из художников-шестидесятников. Это особенно остро ощущается в графике мастера. Мир художника разнообразен, насыщен впечатлениями от встреч, поездок, радостью удивления, добрым юмором. В нем то, что в сегодняшнее время скепсиса и зацикленности на проблемах явно в дефиците. Герои его офортов - строители БАМа, моряки, мостовики, студенты из строй­отряда, рабочие шинного завода. А могут быть и девушка Прасковья из Подмосковья (это в 1976-м, отнюдь не по мотивам популярной песни), и омские искусствоведы «Леонидыч и Елфимыч», и трогательная пара в «Белом вальсе» военной поры. Полнота жизни, мастерски переданная художником. 

Как Георгий Катилло стал Ратмировым

Когда в 90-х на афишах к фамилии известного художника через дефис присоединилась другая, показалось, что в этом заключена какая-то тайна, история рода, которую в советское время скрывали.

Оказывается, двойная фамилия в паспорте художника была всегда, но он по скромности привык обходиться первой из ее составляющих. До тех пор, пока не стали более строгими требования к документам.

История же звучной, необычной фамилии такова. Отец Георгия Сергеевича - дворянин, до революции поручик царской армии, командир взвода первой пулеметной роты Петрограда. На Первой мировой получил ранение и контузию. Когда новая власть предложила ему учебу в школе красных командиров, отказался и резко сменил профессию - стал драматическим актером. Данные для этого были: в юности он увлекался театром, пел, даже выступал в Москве в варьете вместе с Александром Вертинским. Отказ послушаться большевиков был поступком рискованным. По крайне мере, оставаться в Москве, в родном доме на Чистых прудах было нельзя. И вся дальнейшая жизнь была исконно актерская - кочевая: из театра в театр. Женился на актрисе, взявшей фамилию мужа - Катилло. И добавил к своей сценический псевдоним - Ратмиров, навеянный пушкинской поэмой «Руслан и Людмила».

В обиходе семья пользовалась только первой частью фамилии: выпячиваться в годы строгого отношения к прошлому не стоило, а дефис намекал на что-то нетипичное в судьбе, хоть псевдонимы и были в большой моде даже у вождей революции.

Репрессии не обошли стороной московскую родню отца, но семья актеров оказалась неуловимой. Изъездили всю страну - от Измаила до сахалинского Александровска, от Ташкента и Фрунзе до Нижнего Тагила и Серова. Так странствовали актеры до революции, неоседлость была чертой профессии, впоследствии почти забытой. Георгий Сергеевич родился в Костроме, а рос - везде. 

В отличие от родителей Георгий верен одному городу, считает себя омичом. Долго была легкая грусть по Москве, чувствовал себя счастливым в гостях у сестры на Арбате - в полном согласии с настроением песни Булата Окуджавы. Но однажды обнаружил, что это чувство если не изжито, то осталось в прошлом - так помпезно и примитивно, по его мнению, стали преображать старую Москву - с искренней и сильной к ней нелюбовью. А к Омску художник прикипел. 

Он создал графическую серию «Мой город». В ней нет новостроек: «изображать столбики неинтересно». Рисовал уголки старого города, потому что казалось: здесь жизнь, сплетение разных судеб, комедии и драмы. Вот, например, цветная литография «Голубятник». Голубятня была на месте нынешнего Музыкального театра. Скученность старых домов и над крышами стая и человек, обращенный к небу. Где нынче те голубятни, где стихия радостной беззаботности? Временный мост на Омке, строительство площадки «В» - ничего этого давно нет, только в работах Катилло-Ратмирова осталась поэзия незавершенного делания. 

Что печалит в последнее время? Исчезающая старина.

- За зданием бывшего кинотеатра «Пионер» стоял двухэтажный дом с советской геральдикой. На днях вижу: его рушат, видимо, кому-то понравилось место в центре города. А ведь это памятник 20-х годов. Мне больно от таких потерь.

Друзья и годы

Георгий Катилло-Ратмиров приехал в Омск в 1965-м. Выпускник худграфа Московского пединститута имени Ленина прошел конкурс и был приглашен преподавать на нашем худграфе.

- Когда я приехал и впервые пришел в Дом художника, я сразу почувствовал, что это здание, где царит искусство, - вспоминает Георгий Сергеевич. - Старшие коллеги сердечно встретили и благословили меня, тогда молодого художника. 

Сегодня Георгий Катилло-Ратмиров занимает бывшую мастерскую Кондратия Белова. Каждый день, открывая дверь, говорит: «Ну, здравствуй, Дед!». Так звали молодые коллеги патриарха омской живописи, и тот не обижался.

- А еще здесь работал Борис Николаев, которого тоже нет с нами. Я чувствую, что фантомы этих художников рядом, они меня оберегают и вдохновляют, - говорит Георгий Сергеевич.

Для него понятие «дружба» вневозрастное. Преподает всю жизнь: 19 лет на худграфе, сейчас в колледже культуры и искусств. Из учеников его изостудии в ДК нефтяников выросло много профессионалов, принятых потом в Союз художников. Однажды после выставки «Георгий Катилло-Ратмиров и его ученики» они решили создать творческое объединение «Друзья и годы».

Белоусов, Зольников, Миклашевич, Солодов, Красноперов, Олифиров, Абрамов, Сидоров - это все «Друзья и годы». Провели более 100 выставок.

Вокруг него вновь начинающие художники. Георгий Сергеевич говорит: 

- Как не любить молодежь? А если любишь - надо отдавать умение и знания. 

Юным коллегам он не позволяет только уныния и пессимизма. 

В свои 75 Георгий Катилло-Ратмиров по-прежнему любит творческие поездки. Всю страну исколесил: «Без пленэров я жить не могу. Люблю, чтобы ветер и дождь лил в лицо, люблю рассветы и закаты». 1 августа все эти радости ждут его на пленэре в  Седельниково. А потом на очередной выставке он удивит нас тем, чему сам удивился.
©
Распечатать страницу
Добавить комментарий

Блоги

Кипервар Андрей

Кипервар АндрейДепутат ЗС Омской областиЗачем продавать за бесценок объекты, которые нужны городу?

Недавнее заседание комитета Законодательного собрания по ...
Иван Сычев

Иван Сычевблогер, редактор geektimes.ruВремя первых: к премьере фильма

6 апреля 2017 года на экраны выходит фильм о космическом полёте ...
Сумароков Станислав

Сумароков Станиславбуквоед и любитель изящной словесностиДень суслика — 5, или Полет на Марс

Я уже говорил о своей любви к г-ну Сусликову? Повторюсь: я его ...

Все авторы блогов

Loading...