Неизвестная война

Неизвестная война

Дата публикации 31 июля 2013 11:17

О советско-финских войнах известно немного. О ключевых исторических фигурах тех лет и их ролях в последовавшей Великой Отечественной рассказывает корреспондент «ОП».
О советско-финских войнах известно немного. О ключевых исторических фигурах тех лет и их ролях в последовавшей Великой Отечественной рассказывает корреспондент «ОП».

Загадочный Маннергейм

Ровно через год, как мой отец вернулся в родную деревню (26 июня 1941 года), началась вторая советско-финская война (1941–1944 гг.) У наших северных соседей был даже вдохновляющий их лозунг, он звучал примерно так: «Удача и победа светят Финляндии». 

У Гитлера были большие планы использования этой страны, скажем, для уничтожения Ленинграда. И действительно, финны были недовольны условиями мирного договора с Советским Союзом и, казалось, готовы были лечь костьми, чтобы угодить фюреру. Но Густав Маннергейм заявил:

– Я принял на себя обязанности главнокомандующего с тем условием, что мы не предпримем наступления на Ленинград. 

А немцы были уверены, что возьмут Северную столицу. И 8 сентября даже подняли фашистский флаг на одной из крепостей, стоящих недалеко от Ленинграда. Однако жители города на Неве не хотели сдаваться. И вот удивительный факт героической обороны Ленинграда: на его защиту с оружием вышли заключенные вместе с конвоирами. Вот это была битва! А какой сюжет для кинематографистов! В тех боях отличился танкист, старший лейтенант Зиновий Колобанов. Его танк был закопан в землю по башню и хорошо замаскирован. И что же? Экипаж Колобанова подбил, поджег 22 немецких танка.  Этот подвиг внесен в Книгу рекордов Гиннесса.

Таких примеров полны мои записные книжки. Но надо рассказать еще о Густаве Маннергейме. Он прослужил в российской армии с 1887 года по 1917-й. Был женат на Анастасии Араповой, дочери московского генерала. 

В 1896 году участвует в коронации Николая II и Александры Федоровны. На его рабочем столе до конца жизни стояла фотография с автографом императора. Он участник русско-японской войны 1904–1905 годов, по результатам экспедиции в Китай Маннергейм принят в почетные члены Русского географического общества.          

Маннергейм был твердым, решительным, уверенным в себе человеком. И отказался наступать на позиции русских. Отметьте, ему приходилось отказывать самому Гитлеру! Бесстрашный маршал отдал приказ войскам перейти к обороне вдоль линии исторической российско-финской границы на Карельском перешейке и сберег людей, армию. Характерно, что 11 сентября в Ленинград прибыл 49-летний Георгий Жуков с такой характеристикой: жесток, с потерями не считается. Каково? Сталин направил маршала в Ленинград с таким «отческим напутствием»: если будет сверхтрудно, сделать все, чтобы вырваться из окружения. «Для нас армия важнее города». Вот так!

По мере работы над этой почти фантастической «Маннергеймиадой» мне стали попадаться факты, достойные самой желтой прессы. Вот слушайте: ставка Гитлера поручила Маннергейму взять в свои руки какой-то островок на Ладожском озере. 

И что делает маршал? В финской армии сухой закон, а маршал, собираясь встретить свой 75-летний юбилей (июнь 1942 года), распорядился – ради такого праздника! – выдать каждому солдату… по две бутылки немецкого шнапса. И армия вмиг стала небоеспособна. 

Ситуация не была бы такой страшной, но надо же – на «праздник» прилетел… Гитлер!  

Мне было сложно в это поверить, но попалась на глаза фотография: при всем параде, в сопровождении юбиляра фюрер идет, видимо, к празднично накрытом столу. Ой, что сейчас будет! Что сейчас будет! Все затихло! Кажется, даже время остановилось! Но ничего не случилось: трезвенник Гитлер сказал тост, понюхал фужер с коньяком и пошел с юбиляром обсуждать свои дела.

Сталин не оценил Дорогу жизни

Недавно по одному из центральных телеканалов был показан четырехсерийный документальный фильм «Ленинградский фронт». Коротко: это была демонстрация реального ада. Несколько десятилетий назад в Омске состоялась премьера фильма «Блокада», и один из операторов, выступая перед омичами, сказал, что перед съемками творческой группе показали блокадную хронику: «Это страшное зрелище. Некоторые кадры, возможно, будут показаны только лет через 30-40, а иные – никогда!». 

Конечно, в «Ленинградском фронте» некоторые факты были рассекречены. Например, в Ленинграде в сутки умирало по 4,5 тысячи человек, тысячи трупов лежали вокруг кладбищ, крематория не было. Решено было сжигать трупы в камерах кирпичного завода, в них исчезли 18 300 человек. Какой же выход был тогда предложен? Уходить по льду Ладожского озера, создать там Дорогу жизни. 

Доложили Сталину, но вождь был ревнив: если не он придумал, то вряд ли это «чужое» может иметь значение. И в тот раз он сказал: «Это дело малонадежное». Однако «дорога» была создана, и она подарила жизнь многим сотням, тысячам ленинградцев. 

В город на полуторках везли продовольствие, топливо, а обратно – на Большую землю – людей, чудом оставшихся в живых. Гитлеровцы прекрасно понимали значение Дороги жизни и много раз пытались уничтожить ее, разрабатывая хитроумные планы. Особенно в этом деле отличался маршал Манштейн, которого фашисты называли «Эрих-кулак и 40 кг чистого мозга».



Звонки из ставки Гитлера

А в это время Густав Маннергейм находился в ставке Гитлера и, зная о его смертоносных планах, передавал, информировал о них в советское командование. Каким образом? По телефонному кабелю, шедшему по дну все того же Ладожского озера. 

Немцы о том кабеле не знали, а Маннергейм, бывший в этих краях «своим», знал. И он использовал эти знания в трагическое для Ленинграда время. Конечно, для этого он создал надежную команду, возможно, у них был условный знак, ведь действовать приходилось под неусыпным наблюдением секретной службы Гитлера. 

Говорят, что Маннергейм много сделал для спасения Ленинграда. Преувеличение? Но как обойдешь такой сенсационный факт: 14 июля 2007 года к 140-летию Густава Маннергейма в Санкт-Петербурге был установлен бюст маршалу, а позднее – президенту Финляндии.  

А в 1960 году в Хельсинки был открыт конный памятник полководцу… в русской зимней шапке. И еще один удивительный факт: в 2005 году в издательстве «Молодая гвардия», в горьковской серии «ЖЗЛ»,  вышла в свет книга Л. Власова «Маннергейм». А в эту серию попасть нелегко. В нашей стране изданы «Мемуары» (1999 г.) и «Воспоминания» (2004 г.) Густава Маннергейма. Это два объемистых тома по 500 страниц каждый. 

Русский генерал и финский маршал стал работать над ними почти сразу же после окончания Второй мировой войны и поставил последнюю точку в начале 1951 года, буквально за неделю до своего ухода из жизни. Вот это солдат!

Сегодня я ставлю точку в рассказе о ветеранах войны и той ситуации времени. Но это не значит, что я больше не вернусь к этой теме. Мой отец погиб под Сталинградом в 1942 году. Ему было 30 лет. Мать погибла в 1952 году уже в Омске во время несчастного случая на одном из заводов, ей было всего 37 лет. Девочка рядом со мной-то нынешним! Дед Роман умер в Минусинске, куда его перевезла мать и где она десять лет проработала на тяжелой мужской работе. Спасибо вам за все, родные мои!

Автор Виктор Чекмарев
©
Распечатать страницу
Добавить комментарий

Блоги

Буторин Игорь

Буторин Игорьпутешественник, мореплавательКак я ударил автопробегом по «Самсунгу»

Думаете я присоединился к хейтерам южнокорейского концерна за ...
Пантелеев Алексей

Пантелеев АлексейЖурналистМиллионеры из омских трущоб

Вконец замерзающий омский рынок жилья опять удивил. На сайте ...
Сафонов Руслан

Сафонов Русланхудожник-карикатуристДураки, дороги и Достоевский

Наш новый блогер Руслан Сафонов отразил в карикатурах жизнь ...

Все авторы блогов