Новый дом для бабы Ани

Новый дом для бабы Ани

Дата публикации 13 ноября 2013 11:39 Автор Раиса Емельянова

В Прииртышье создаются приемные семьи для одиноких пожилых людей.
В Прииртышье создаются приемные семьи для одиноких пожилых людей.

Привязанность

92-летняя Анна Лазарева из Таврического района – одна из таких подопечных. Взяла старушку в свой дом семья тавричанцев – Валентина Примак и Юрий Анастасов. Валентина, врач по профессии, вот уже десять лет работает заведующей одним из отделений милосердия Таврического дома-интерната. В 2003 году сюда на постоянное проживание привезли 82-летнюю Анну Лазареву. Поселили ее в комнату, расположенную рядом с кабинетом заведующей отделением.

– Мы очень привязались друг к другу за прошедшие годы, – рассказывает Валентина Ивановна. – Баба Аня очень добрая, ласковая. Всем окружающим старалась делать добро. На свой день рождения, 25 июля, обязательно устраивала праздник для сотрудников отделения. Выделит из пенсии деньги и просит, чтобы мы организовали настоящий пир – с дынями, арбузами, тортом. Сама-то она неходячая, ноги отказали после смерти сына.

Закалка трудармией

Судьба не баловала Анну Лазареву. Она родилась в большой мордовской семье, где кроме нее росли еще десять детей. Их рано приучали к труду. Анна Федоровна вспоминает, как еще подростком собирала сосновую смолу и сдавала ее заготовителям. Полученные за работу копейки отдавала матери и просила купить всегда одно и то же – хлеб и сахар. Ничего вкуснее для нее тогда просто не было.

Потом была война. Юной Анне пришла повестка в трудовую армию. Полуголодные, плохо одетые 18-20-летние девушки рыли трехметровые окопы под Волховом, на подступах к Ленинграду. Мерзлую землю долбили обычными штыковыми лопатами, затем подавали отколотые комья наверх и погружали на тачки. 

– Под конец смены выбивались из сил так, что руки тряслись от напряжения, – вспоминает Анна Федоровна. – Больше всего мы боялись перевернуть тележку с земляными комьями. Они могли свалиться на головы копавшим рвы.

После работы на прифронтовой полосе девушкам надо было пешком идти до села, где они жили в общем бараке. Запредельно уставшие, они каждый день с большим трудом преодолевали короткий путь через лесок. 

– Однажды я просто не смогла сделать еще один шаг и присела отдохнуть на пенек, – рассказывает Анна Федоровна. – У меня тогда ко всем бедам еще и подошвы у валенок прохудились. Починить их по-настоящему не было никакой возможности. И я для укрепления подошв настелила в валенки ветки. Но какое от веток может быть тепло?

Анна не заметила, как стала засыпать на пеньке. Ушедшие вперед девушки-трудармейцы спустя какое-то время все-таки заметили ее отсутствие. Вернулись назад и увидели сгорбленную неподвижную фигурку на пеньке. Они посчитали, что она замерзла, и даже поначалу боялись подойти. Но все же, потрогав лицо Анны, поняли, что она еще живая. Когда полузамерзшую занесли в ближайшую избу, то никак не могли снять с нее валенки. Пришлось их разрезать и стаскивать, сдирая кожу.После войны у Анны Федоровны рано начали болеть ноги, развился артроз, артрит. Она не сомневалась: так откликнулся «отдых» на пеньке после рытья окопов в студеный 41-й год.

Личная жизнь

До выхода на пенсию Анна Лазарева работала телятницей. Трудовой стаж участницы обороны Ленинграда – более 40 лет. Дважды была замужем. От первого брака родился сын Виктор. Но воспитывать его Анне Федоровне пришлось одной, так как семейная жизнь не заладилась. «Мы, можно сказать, и не жили вместе», – коротко поясняет баба Аня, не желая вдаваться в подробности о причинах расставания с мужем. Мол, это личная жизнь.

Выходить замуж второй раз Анна и не помышляла, но судьба распорядилась иначе. Через дорогу от ее дома жила семья с двумя детьми-подростками. Неожиданно в расцвете сил умерла мать этих ребятишек. Их отец и посватался к Анне. Судя по дальнейшим событиям, не от большой любви предложил вдовец руку и сердце Анне Федоровне. Просто понимал, что не может один справиться с воспитанием мальчишек и уходом за ними. Анна приняла ребят – Петю и Витю, – как родных, и всегда считала, что у нее трое сыновей. 

– Я боялась только одного – нечаянно обидеть приемных сыновей. Поэтому никогда не поднимала на них голоса, если даже и надо было иногда в воспитательных целях, – вспоминает Анна Федоровна.

Приемных сыновей Анне Лазаревой тоже пришлось поднимать одной. Их отец однажды уехал на родину, в Украину, и не вернулся. Анна Федоровна и сегодня не может понять: ну, ладно, муж решил с ней расстаться, но как можно было родных сыновей оставить приемной матери? Более того, впредь даже не интересоваться их судьбой?!

Когда Анна Федоровна привезла выросших парней к бабушке по отцовской линии, чтобы та хоть раз увидела внуков, та встала перед ней на колени и целовала ее руки. За то, что не сдала мальчишек в детдом. За то, что они выросли такими ладными, серьезными, успешно окончили среднюю школу.

Когда у приемных сыновей уже появились свои семьи, они уехали из дома: один – в Украину, второй – в Казахстан. С матерью оставался старший сын Виктор, ставший летчиком. А когда он женился и у него появился свой сын, за которым надо было присматривать, то Анна Федоровна оказалась очень востребованной нянькой. До поры до времени, потому что отношения между Анной Федоровной и невесткой не заладились. В конце концов Анна не выдержала и решила проблему кардинально: купила маленький домик в селе Пристанское Таврического района, где и прожила 20 лет.

Здесь у нее часто гостил внук Юра. Анна Федоровна вспоминает, как они вместе ели свежеиспеченный хлеб, макая его в настоящее деревенское растительное масло, пахнущее подсолнечником. До самого отъезда в дом-интернат Анна Федоровна ухаживала за огородом и фруктовым садом. Самостоятельно обеспечивала себя картошкой, овощами. Заготавливала соленья и варенья.

Решение – от чистого сердца

Когда неожиданно умер сын Виктор, Анна Федоровна долго болела. Она теперь так и делит свою жизнь: при жизни сына и после его смерти.

– Но ведь остался еще внук Юра, которого бабушка нянчила и растила? – спрашиваю у Валентины Примак, почему-то не решаясь задать вопрос самой Анне Федоровне.

– Когда Анна Федоровна еще жила в доме-интернате, я по ее просьбе дважды звонила Юрию, просила приехать, – говорит Валентина Ивановна. – Первый раз он сослался на то, что дочка заболела. Второй раз – что машина сломалась. После этого Анна Федоровна категорически запретила мне ему звонить. Она у нас не только добрая, но и гордая.

В общем, так распорядилась судьба, что главной опорой на последнем этапе жизни для Анны Лазаревой стали люди не родные по крови, а родственные ей по душам.

– Когда я заканчиваю вечером все дела по дому, то обязательно перед сном общаюсь с бабой Аней, – говорит Валентина Примак. – Чаще она рассказывает, а я слушаю. Ее воспоминания столь интересны и волнующи, хоть роман пиши. Как можно не уважать бабу Аню, не помогать ей?!

Несмотря на то что Анна Лазарева живет в приемной семье только три месяца, она уже и физически чувствует себя гораздо лучше, чем в доме-интернате. «Давление 120 на 80, хоть в космос отправляй!» – с гордостью подчеркивает Валентина Примак.

Узнав о том, что Анна Лазарева переехала на жительство в семью Валентины Примак и Юрия Анастасова, другие старушки из Таврического дома-интерната тоже стали обращаться с просьбой о личном патронаже. «Нам только кроватку и тумбочку рядом, больше ничего не надо», – говорят они. А еще немного заботы и внимания. Дома жить всегда лучше, чем в интернате, даже таком комфортном, как таврический.


Важно
Правительством Омской области принято решение об увеличении ежемесячной выплаты гражданам, осуществляющим уход за одинокими пожилыми людьми, инвалидами I, II групп и совершеннолетними недееспособными гражданами. Теперь выплата тому, кто возьмет в семью инвалида I группы, будет составлять не 8 977 рублей, а 12 774 рубля в месяц. Для ухаживающих за остальными категориями выплата увеличена с 5 985 рублей до 9 580 рублей в месяц. 
Одно из основных условий для создания приемной семьи – нуждающийся в уходе человек должен проживать в доме-интернате или состоять в очереди на стационарное социальное обслуживание. 
Сегодня в Омской области организовано 25 приемных семей. На учет лиц, желающих проживать в приемной семье, поставлены 134 человека, на учет лиц, желающих создать такую семью, – 54.


Мнения
Михаил Дитятковский
Министр труда и социального развития Омской области:

Число пожилых людей и инвалидов в Омской области неумолимо растет. На 1 января 2013 года их зарегистрировано 438 тыс. человек. Соответственно, возникает опасение, что с каждым годом проблема одиноких стариков будет становиться все острее. Действующая на территории Омской области сеть государственных стационарных учреждений социального обслуживания, а их у нас 14, уже сейчас не в состоянии обеспечить всех пенсионеров и инвалидов местами. В очереди сегодня стоят 783 человека, ждать места приходится от одного до двух лет. В планах правительства Омской области строительство новых домов-интернатов для стариков – до 2016 года это позволит ввести в эксплуатацию еще 463 места. Однако, сколько бы ни строили, удовлетворить запросы всех желающих сразу по факту обращения нереально.
Институт приемной семьи – один из вариантов решения этой проблемы. Подобные омскому проекты работают уже более чем в десяти регионах России. Расходы на организацию приемной семьи в три раза меньше расходов, которые государство тратит на содержание пожилых людей в стационарных учреждениях.

Фото автора
©
Распечатать страницу
Добавить комментарий

Блоги

Кипервар Андрей

Кипервар АндрейДепутат ЗС Омской области Праймериз как точная наука

Между настоящими выборами и предварительным голосованием ...
Ромахин Алексей

Ромахин Алексейпрезидент общественной организации Фонд развития Омской области "Город будущего"9 мая — особенный для омской промышленности день

О том, что в годы Великой Отечественной войны Омск стал одним ...
Хомутских Артем

Хомутских Артемспортивный журналистКак сборная Франции по фехтованию Сибирь постигала

Теперь мастера клинка из Франции представляют, какой ценой ...

Все авторы блогов

Loading...