Сирота войны

Сирота войны

Дата публикации 18 декабря 2013 09:23 Автор Раиса Емельянова

Почему некоторые детдомовцы военной поры не могут доказать свое сиротское детство?
Почему некоторые детдомовцы военной поры не могут доказать свое сиротское детство?

В мае этого года по решению областного правительства в Омском регионе появилась еще одна категория льготников – сироты войны. В «Омскую правду» нередко обращаются люди, родившиеся в 30-40-е годы прошлого столетия и выросшие в детских домах, – их родители погибли на фронте или по иным причинам. Они уверены, что имеют полное право считать себя сиротами войны, но не всегда могут это доказать.

Бегом от бомбежки

Когда началась Великая Отечественная война, Олегу Бадодину было три года. Несмотря на удаленность событий военной поры, в памяти часто возникают наиболее яркие эпизоды детства. 

– Видимо, когда немцы брали Киев в кольцо, нас, детдомовцев, решили отправить на поезде подальше от фронта, в глубь страны, – рассказывает Олег Бадодин. – Но не успел поезд отъехать от Киева, как попал под бомбежки немецких самолетов. Нас, как котят, кого за руку, кого за ногу и с криками: «Бегите!» – стали выбрасывать из вагонов. Я перепугался насмерть, когда увидел, как от снарядов, падающих сверху, буквально в клочья разрывало детей. 

Уцелевших во время бомбежки ребятишек собрал вместе ехавший тем же поездом раненый красноармеец. Он повел их вдоль железной дороги, рассчитывая найти какое-нибудь детское учреждение. Малыши быстро выбились из сил. Тогда красноармеец одного устроил на шее, еще двух взял под мышки. Через некоторое время он опускал отдохнувших на землю, а их места занимали очередники из самых уставших и слабых. Так и привел уцелевший отряд детдомовцев в село Иванков Житомирской области, где находилось учреждение для детей-сирот. Измученным ребятишкам дали по куску хлеба и стакану чая и уложили спать.

Олег Бадодин больше никогда не встречался с красноармейцем, спасшим жизнь ему и другим детям, уцелевшим во время бомбежки поезда. Но удивительное дело: и сегодня, спустя 70 лет после тех событий, Олег Витальевич помнит лицо своего спасителя. 

Детдомовская школа

- В Иванковском детском доме мы прошли хорошую школу подготовки к самостоятельной жизни, – рассказывает Олег Бадодин. – Уже лет с 13-14 рубили деревья на дрова, сами же трелевали лес. Дрова были единственным топливом для детдомовских печей. Однажды эти печи от старости развалились, и тогда нас отправили на разрушенный сахарный завод, расположенный в километре от детдома. Надо было надолбить кирпичей на перекладку печей. Помню, что и тележки, на которых мы с пацанами возили кирпичи, тоже были сколочены нашими руками.

Олег Бадодин освоил в детдоме также плотницкое и столярное ремесло, мог смастерить добротные стол, стул, оконную раму. Однажды вытачал из дерева даже коньки. 

Несмотря на то что Олег Бадодин считался трудным подростком (однажды он даже сбежал из детдома), за время пребывания в казенном учреждении он стал еще и музыкантом. Сначала освоил игру на альте и кларнете, позже – на баяне, три года играл в детском оркестре. Любовь к музыке Олег Витальевич пронес через всю жизнь. Сегодня, находясь на заслуженном отдыхе после ухода на пенсию из коллектива городской телефонной станции, Олег Витальевич продолжает аккомпанировать в хоре ветеранов. Без его баяна хор не обходится. 

В поисках утраченных документов

Когда весной этого года правительство Омской области приняло решение об установлении официального статуса «сирота войны» детям военного периода, у которых родители (или один родитель) погибли на фронте, Олег Бадодин решил, что его оно касается напрямую. Уж кто-кто, а он, четверть жизни проведший в детских домах Украины, имеет полное право претендовать на получение удостоверения сироты войны и полагающиеся льготы. Но он также понимал, что без документов, с одними лишь воспоминаниями о сиротском детстве у него вряд ли примут заявление на присвоение нового статуса. И он направил запросы на малую родину, в Украину. Сначала по двум адресам: в Иванковский детский дом (как выяснилось, он действует и сегодня) и в Центральный исторический архив Украины. Первым пришел ответ из архива: «Ваш запрос переслан по принадлежности в отдел РАГС ГУЮ в г. Киев, ул. Ярославская,5\2…». Через месяц Олегу Бадодину приходит ответ из Государственного архива г. Киева: «…По указанным вами поисковым данным провести выявление сведений о пребывании вас в детском доме, к сожалению, не представляется возможным». Окажись на месте Олега Витальевича человек слабее характером, наверняка бы махнул рукой после бюрократических отписок из Киева и остановил поиски свидетельств о своем детдомовском детстве. Но, видимо, сиротская судьба Олега Бадодина, необходимость самому всего добиваться в жизни, не рассчитывая на помощь родителей, воспитала в нем большое упорство в достижении цели, и он направил повторные письма-прошения о розыске документальных свидетельств его детдомовского детства. После чего снова получил такой ответ из Главного управления юстиции в Киевской области: «…Ваше заявление направляем на исполнение в отдел регистрации актов гражданского состояния Главного управления юстиции города Киев». Интересно, получил бы Олег Витальевич более оперативную помощь с Украины, если бы эта республика по-прежнему входила в состав единого союзного государства СССР? Олег Бадодин уверен, что у него при таком раскладе вообще бы не было никаких проблем со сбором необходимых документов. Но в конце концов более-менее конкретный ответ на запрос Олега Бадодина с его малой родины пришел. Он дал ему надежду на то, что рано или поздно и в отношении него восторжествует справедливость. В справке из «державного архива» Житомирской области сообщалось, что в книгах регистрации воспитанников Иванковского детского дома действительно значится Олег Витальевич Бадодин, русский, родившийся в Киеве. Правда, в дате рождения было указано 5 июля 1940 года, тогда как в действующем паспорте Олега Витальевича стоит 5 января 1940 года. Также в справке из житомирского архива говорилось о том, что Олег Бадодин прибыл в Иванков из детдома №2 города Киева, что его отец погиб на фронте, а мать умерла.

Казалось бы, какие еще нужны доказательства, чтобы с полным правом претендовать на присвоение статуса сироты войны?!

К сожалению, и с этим документом у Олега Бадодина могут возникнуть препятствия в получении соответствующего удостоверения и льгот. Согласно приказу министерства труда и социального развития Омской области, для получения такого удостоверения необходимо представить еще и документы, подтверждающие гибель (или пропажу без вести) родителей (или одного родителя) именно на фронте. Как получить такую справку человеку, который даже не знает фамилии своих родителей, а носит фамилию человека, который однажды взял его из детского дома, усыновил, а затем в связи с отправкой на фронт снова вернул в казенное учреждение? 

Таких сирот войны, как Олег Бадодин, в Омской области немало. Может быть, непростая история жизни одного из них подтолкнет законодателей и представителей исполнительной власти внести изменения в утвержденный ранее порядок выдачи и замены удостоверения сироты войны?

Фото автора
©
Распечатать страницу
Добавить комментарий

Блоги

Буторин Игорь

Буторин Игорьпутешественник, мореплавательКак я ударил автопробегом по «Самсунгу»

Думаете я присоединился к хейтерам южнокорейского концерна за ...
Пантелеев Алексей

Пантелеев АлексейЖурналистМиллионеры из омских трущоб

Вконец замерзающий омский рынок жилья опять удивил. На сайте ...
Сафонов Руслан

Сафонов Русланхудожник-карикатуристДураки, дороги и Достоевский

Наш новый блогер Руслан Сафонов отразил в карикатурах жизнь ...

Все авторы блогов