«Это мое военное детство»

«Это мое военное детство»

Дата публикации 29 января 2014 11:38

Во время Великой Отечественной войны в Омск из блокадного Ленинграда эвакуировали десятки детских домов и интернатов, свыше 20 тысяч детей. Многие из них остались в Омске. Сейчас в нашем городе проживает 260 блокадников. Один из них – Юрий Ильин, заместитель председателя общественной организации «Жители блокадного Ленинграда». Юрий Николаевич был в числе инициаторов установки в Омске памятника детям блокадного Ленинграда. Во время войны его эвакуировали в Томскую область, в Омске он оказался уже взрослым, но давно считает наш город родным.
Во время Великой Отечественной войны в Омск из блокадного Ленинграда эвакуировали десятки детских домов и интернатов, свыше 20 тысяч детей. Многие из них остались в Омске. Сейчас в нашем городе проживает 260 блокадников. Один из них – Юрий Ильин, заместитель председателя общественной организации «Жители блокадного Ленинграда». Юрий Николаевич был в числе инициаторов установки в Омске памятника детям блокадного Ленинграда. Во время войны его эвакуировали в Томскую область, в Омске он оказался уже взрослым, но давно считает наш город родным.

Когда началась война, Юре Ильину было всего четыре года: «Я мало что помню, но отдельные эпизоды навсегда запечатлелись в моей памяти. Нередко утром, выходя из дома, я находил у крыльца тяжеловесные зазубренные осколки от бомб и снарядов. Иногда мы с мамой днем были на огороде, где нас застигал обстрел. Мама в этом случае клала меня между грядок, а сама ложилась сверху, прикрывая собой.

Однажды я видел, как из-за угла нашего дома военные несли на носилках раненого. Он тяжело, как-то нечеловечески стонал. Я помню, как однажды поил солдат, проходящих мимо. Они остановились у крыльца, а я через все сени носил им воду большой кружкой.

Гуляя с соседской девочкой, мы забрели в общежитие – одноэтажное здание с длинным коридором. Девочка сказала, что в одной из комнат лежит убитый лейтенант (она слышала от взрослых). Мы обошли много комнат – нигде никого. Наконец увидели: на табуретках стоит гроб, в нем молодой симпатичный парень в военной форме. Окно в комнате было завешено, стоял полумрак. Нам стало жутко, и мы выбежали на улицу.

9 сентября 1942 года согласно архивным документам я был эвакуирован из Колпино через Смольнинский роно с детдомом № 4/1 в Сибирь. Помню, везли нас на стареньком автобусе. Вдали горел колесный трактор, а возле него металась фигура человека. Шофер сказал, что был налет фашистской авиации и надо до следующего налета успеть проскочить открытое место. Дальше нас везли на баржах через Ладогу. Была бомбежка, но нам повезло: только небольшая дырка от осколка, которую мы, дети, закрывали ладошками, пока матрос не заделал ее, была в нашей барже...

Привезли нас в Томскую область, село Зырянское, а после Победы детей, у которых были родители в Ленинграде, отправили домой. Навстречу нашему эшелону шли составы с солдатами на восток. На одной из станций наш поезд остановился напротив такого эшелона. В теплушках двери были открыты, было весело: играли гармони, пели и плясали солдаты. Мы припали к окнам и во все глаза смотрели на них – ведь это были победители фашистов. Но вдруг веселье смолкло: это они узнали, что блокадных детей везут из эвакуации в Ленинград. А затем на нас посыпались подарки: американские галеты, куски сахара и даже... рогатки.

Меня встретил отец. Он в дни блокады находился на казарменном положении по восемь часов на заводе, изготовляя оружие, а потом восемь часов – в окопах и на охране различных объектов. Имел боевые награды, в том числе медаль «За оборону Ленинграда».

Мама умерла от болезни 17 июля 1943 года на двадцать шестом году жизни в Смольнинском госпитале.

Самоотверженность и мужество ленинградцев-блокадников до сих пор потрясает людей: были войны, были беды, но такого девятисотдневного голода, не сломившего ленинградцев, отстоявших свой родной город, история не знала. Недаром многие жители Ленинграда награждены медалью «За оборону Ленинграда», а городу по праву присвоено звание города-героя. Всем, кто прожил в блокадном Ленинграде не менее четырех месяцев (это самые тяжелые, трагические месяцы) зимы 41-42 годов, вручен знак «Жителю блокадного Ленинграда».

Не знаю, интересны ли мои воспоминания читателю, но это мое военное детство, память, которой я хотел поделиться с людьми, не знавшими войны так близко, как я узнал ее в свои 4-5 лет...»



Эту фотографию заместителю председателя секции «Жители блокадного Ленинграда» Юрию Ильину принес омич Рафаэль Каримов. Мужчина нашел ее в старом семейном альбоме. На фотографии запечатлена мама Рафаэля – Шафика. Сразу после снятия блокады в Ленинграде Омск отправил в освобожденный город на Неве десять грузовиков. Восстанавливать город из руин ленинградцам помогали триста омичек. Снимок сделан возле Нарвских ворот.

Автор Татьяна Ачаирская
©
Распечатать страницу
Добавить комментарий
Загрузка...

Блоги

Пантелеев Алексей

Пантелеев АлексейЖурналистЮморной «замес» из жести и абсурда

Пермский театр показал ...
Борис Никонов

Борис НиконовНаблюдательный омичЗачем богатый Омск спонсирует бедную Собчак?

Как можно прославиться? Например, как чеховский ...

Все авторы блогов