Эдуард Савин: «Я всегда хотел быть в центре событий»

Эдуард Савин: «Я всегда хотел быть в центре событий»

Дата публикации 19 февраля 2014 08:25 Автор Светлана Васильева Фото Евгений Кармаев

Эдуард Савин сегодня в Омске единственный фотожурналист, прошедший Великую Отечественную войну. Там и родилась мечта о профессии, которой он посвятил жизнь.
Эдуард Савин сегодня в Омске единственный фотожурналист, прошедший Великую Отечественную войну. Там и родилась мечта о профессии, которой он посвятил жизнь.

«А до смерти четыре шага»

– Эдуард Исаакович, с чего для вас началась война?

– С артиллерийского училища в Казахстане. Была такая предыстория. В начале 1941 года я, поссорившись с отчимом, удрал из дома. Из Ишима – в Талгар под Алма-Атой. Мне еще не исполнилось 16. Добрые люди помогли устроиться. А потом я работал рассыльным в военкомате, и офицеры предложили: «Давай в училище». В Казахстан было эвакуировано Рязанское артиллерийское училище, куда я и поступил. Но окончить не удалось. Нас, курсантов, отправили на фронт в канун форсирования Днепра. Мы оказались на Бородаевских хуторах в среднем течении Днепра.

– Тяжелое ранение вы там получили?

– Там. Но я оказался счастливчиком. Когда привезли в медсанбат, там мест уже не было, и меня положили в сарай. Я плакал, хотел быть с ранеными друзьями. А ночью медсанбат немцы разбомбили… Потом госпиталь, две операции. А после лечения я снова попал на учебу – в Кирсановское артиллерийское училище, и опять не стал офицером. 250 человек сняли и отправили на фронт. Меня – в 1-й гвардейский Краснознаменный минометный полк. С этим полком прошел Польшу, Венгрию, Германию, Австрию.

– Вы награждены медалью «За отвагу», которую считают самой высокой солдатской наградой.


– Я служил в знаменитом полку «Катюш». Секретное оружие сначала устанавливалось на легких танках, а потом – на «студебеккерах». Я служил ординарцем у полковника – будничное дело. Но довелось участвовать в разведрейдах. За это и награда.

– Вы часто вспоминаете войну?

– Редко. А если вспоминаю, то самое тяжкое. – Как хоронил товарищей, как 1 мая 1945 года под Дрезденом фольксштурмовцы – такие же, как мы, ребята и даже младше – подростки – за ночь уничтожили полк, который стоял неподалеку от нас.

– На фотовыставке в честь вашего 80-летия фотографию солдат, расчехливших «Катюшу» 9 мая 1945 года, назвали снимком № 1. Вы много сделали фотографий на войне?

– Я мечтал много снимать или даже быть оператором, чтобы запечатлеть то, что видел на войне, – и страшное, и повседневную жизнь. Но много ли наснимаешь в секретном полку? Перед демобилизацией офицер особого отдела попросил показать фотографии и не отдал.

– Когда вы поняли, что фотография – ваше призвание?

– Я в детстве ходил в фотокружок. А еще у меня был пример – мой дядя Михаил Берштейн работал фотокорреспондентом «Правды», он погиб на фронте. Это его образ фронтового репортера показал Константин Симонов в романе «Живые и мертвые». И в фильме «Жди меня» герой с тем же, что у дяди, именем Миша с него сделан. Когда я демобилизовался в 1946 году, приехал в Москву, встретился с фотокорреспондентами. Мне посоветовали: «Чтобы набраться опыта, поезжай в Сибирь, поработай в областной прессе». И я поехал в Тюмень, потом в Сыктывкар, а с 1952 года – в Омске.

«Увидел пожар – выскочил из троллейбуса»

– Почти 40 лет вы были фотокорреспондентом в омских областных газетах и сделали, наверное, десятки тысяч фотографий передовиков. Вас тяготила эта обязанность каждый день сдавать фотографии на первую полосу?

– Нет. Я всегда любил снимать красивых и хороших людей. Долго подбирал фон, ракурс. Однажды журналисты подарили мне стихи, где в шутку написали, что для меня станки переносили, куда попрошу. Это была работа, которой были довольны мои герои, редакция и читатели. На газетной полосе были люди разных профессий. Знаете, в 1968 году я поехал в Польшу. И там в редакции газеты мне сказали: «Вы очень много внимания уделяете рабочему классу. Разве это интересно?» А я любил снимать строящийся нефтезавод и трубопровод «Усть-Балык - Омск», изъездил всю целину, плавал с речниками. И, конечно, в центре всех этих событий были люди. Сегодня все иначе, снимают одних и тех же. Разве так лучше?

– Коллеги рассказывают множество баек: как срочная съемка поднимала вас с постели, вынимала из ванны. А какие-то увлечения, кроме работы, были?

– Пожалуй, что и нет. И дачи не было, я всегда и везде был с фотоаппаратом. Еду в троллейбусе, вижу пожар - горит дом на улице Маяковского. Выбегаю, снимаю, как пожарный спасает мальчика. Иду по улице – на дороге авария. Я тут как тут. Привык быть участником всех событий.

Истории с фотографиями

– У вас большая галерея портретов ученых, артистов, врачей, руководителей. Многие считаются лучшими из всех прижизненных фотографий этих легендарных людей. Как вы над ними работали?

– По-разному. С кем-то дружил, снимал годами. Так было с Татьяной Ожиговой. Актеров я вообще любил фотографировать. К 100-летию Омского театра драмы меня попросили сделать серию портретов. Я вывел артистов в сквер, искал ракурсы, характерные позы, эмоции. А вот Петра Некрасова я не снял. Мы встречались с ним на улице чуть не каждый день. Наши пути пересекались. Я иду в редакцию, которая находилась в здании бывшей женской гимназии, он – в театр. В молодости привычно думать, что все мы вечные. Потом узнал, что артист умер на сцене. Корил себя.

– А как появился замечательный портрет первого директора нефтезавода Александра Малунцева? Он-то не был в числе ваших друзей.

– Но моим другом был главный хирург области Андрей Барбанчик. Он-то и попросил Малунцева позировать мне. Я пришел к Александру Моисеевичу домой. Он играл с другом в шахматы и снимался нехотя, просто уступил моей настойчивой просьбе. Мне было неудобно, но очень хотелось провести съемку. Он получился немного печальным человеком. И вскоре умер. Если бы не Барбанчик, я мог вообще не сделать его портрет.

– Махмуд Эсамбаев только вам одному позволил себя снять без папахи. У Микаэла Таривердиева были в гостях, Алла Пугачева многим отказывала в интервью и съемке, а вам разрешила. Как вам это удавалось?

– Я никогда не вел себя с героями как со знаменитостями. Видел в них таких же, как мы, людей, с радостями и горестями. И не просил позировать. Искал хороший кадр, когда человек был естественным. Кстати, Аллу Пугачеву впервые снял, когда она не была известна и приехала в Омск с ансамблем «Москвичи». Но в филармонии подсказали: «Обрати внимание на эту девочку, у нее хорошее будущее». А с композитором Андреем Петровым сошлись на любви к фотографии. Он рассказывал, как сбегал из музыкальной школы… А потом достал свой фотоаппарат и предложил нам одновременно сфотографировать друг друга. Этот снимок вошел в мой альбом.

– В работе фоторепортера были опасные ситуации?

– Приближался День Военно-воздушных сил. Я говорю в редакции: «Хорошо бы снять летчиков». Договорились с руководством ДОСААФ, меня познакомили с командиром звена, надели парашют, и полетели. Мне дали рацию, я говорю: «Ниже! Выше!». Смотрю, под самолетом невыразительная окраина города, поднимаемся, делаю снимки на фоне неба. Ради хорошего кадра готов был хоть куда взобраться. А сплоховал только раз, в больнице. Тот же Андрей Барбанчик позвал меня снять уникальную операцию. Я зашел в операционную, хирурги начали резекцию желудка у пожилой женщины. Вышел конфуз: я уронил камеру и упал в обморок. Сколько смертей видел на фронте, а тут не хватило духу.

– А военная тема была у фотокорреспондента Савина?

– Я фотографировал все юбилеи Победы, ветеранов. К 30-летию открывали мемориал в парке. И мне удалось снять торжество с высокой точки. Считаю своей удачей.

– Люди всю жизнь называют лучшими песни своей молодости. А у вас, Эдуард Исаакович, какая любимая?

– «Прощай, любимый город…» Мы ее пели, возвращаясь со стрельбищ в артиллерийском училище. Врезалась на всю жизнь.

– Ваш оптимизм поднимает дух другим людям.

– Я никогда не был особенным весельчаком, не рассказывал анекдоты, но не ныл и терпеть не мог нытиков. Много работал, любил гостей. 43 года мы вместе с женой Татьяной Сергеевной. Не сразу, но повезло мне найти такую женщину, которая умеет понять, поддержать. Вспоминаю только хорошее, что было в жизни.
©
Распечатать страницу
Добавить комментарий

Блоги

Кипервар Андрей

Кипервар АндрейДепутат ЗС Омской области Праймериз как точная наука

Между настоящими выборами и предварительным голосованием ...
Ромахин Алексей

Ромахин Алексейпрезидент общественной организации Фонд развития Омской области "Город будущего"9 мая — особенный для омской промышленности день

О том, что в годы Великой Отечественной войны Омск стал одним ...
Хомутских Артем

Хомутских Артемспортивный журналистКак сборная Франции по фехтованию Сибирь постигала

Теперь мастера клинка из Франции представляют, какой ценой ...

Все авторы блогов

Loading...