Эдуард Савин: «Я всегда хотел быть в центре событий»

Эдуард Савин: «Я всегда хотел быть в центре событий»

Дата публикации 19 февраля 2014 08:25 Автор Светлана Васильева Фото Евгений Кармаев

Эдуард Савин сегодня в Омске единственный фотожурналист, прошедший Великую Отечественную войну. Там и родилась мечта о профессии, которой он посвятил жизнь.
Эдуард Савин сегодня в Омске единственный фотожурналист, прошедший Великую Отечественную войну. Там и родилась мечта о профессии, которой он посвятил жизнь.

«А до смерти четыре шага»

– Эдуард Исаакович, с чего для вас началась война?

– С артиллерийского училища в Казахстане. Была такая предыстория. В начале 1941 года я, поссорившись с отчимом, удрал из дома. Из Ишима – в Талгар под Алма-Атой. Мне еще не исполнилось 16. Добрые люди помогли устроиться. А потом я работал рассыльным в военкомате, и офицеры предложили: «Давай в училище». В Казахстан было эвакуировано Рязанское артиллерийское училище, куда я и поступил. Но окончить не удалось. Нас, курсантов, отправили на фронт в канун форсирования Днепра. Мы оказались на Бородаевских хуторах в среднем течении Днепра.

– Тяжелое ранение вы там получили?

– Там. Но я оказался счастливчиком. Когда привезли в медсанбат, там мест уже не было, и меня положили в сарай. Я плакал, хотел быть с ранеными друзьями. А ночью медсанбат немцы разбомбили… Потом госпиталь, две операции. А после лечения я снова попал на учебу – в Кирсановское артиллерийское училище, и опять не стал офицером. 250 человек сняли и отправили на фронт. Меня – в 1-й гвардейский Краснознаменный минометный полк. С этим полком прошел Польшу, Венгрию, Германию, Австрию.

– Вы награждены медалью «За отвагу», которую считают самой высокой солдатской наградой.


– Я служил в знаменитом полку «Катюш». Секретное оружие сначала устанавливалось на легких танках, а потом – на «студебеккерах». Я служил ординарцем у полковника – будничное дело. Но довелось участвовать в разведрейдах. За это и награда.

– Вы часто вспоминаете войну?

– Редко. А если вспоминаю, то самое тяжкое. – Как хоронил товарищей, как 1 мая 1945 года под Дрезденом фольксштурмовцы – такие же, как мы, ребята и даже младше – подростки – за ночь уничтожили полк, который стоял неподалеку от нас.

– На фотовыставке в честь вашего 80-летия фотографию солдат, расчехливших «Катюшу» 9 мая 1945 года, назвали снимком № 1. Вы много сделали фотографий на войне?

– Я мечтал много снимать или даже быть оператором, чтобы запечатлеть то, что видел на войне, – и страшное, и повседневную жизнь. Но много ли наснимаешь в секретном полку? Перед демобилизацией офицер особого отдела попросил показать фотографии и не отдал.

– Когда вы поняли, что фотография – ваше призвание?

– Я в детстве ходил в фотокружок. А еще у меня был пример – мой дядя Михаил Берштейн работал фотокорреспондентом «Правды», он погиб на фронте. Это его образ фронтового репортера показал Константин Симонов в романе «Живые и мертвые». И в фильме «Жди меня» герой с тем же, что у дяди, именем Миша с него сделан. Когда я демобилизовался в 1946 году, приехал в Москву, встретился с фотокорреспондентами. Мне посоветовали: «Чтобы набраться опыта, поезжай в Сибирь, поработай в областной прессе». И я поехал в Тюмень, потом в Сыктывкар, а с 1952 года – в Омске.

«Увидел пожар – выскочил из троллейбуса»

– Почти 40 лет вы были фотокорреспондентом в омских областных газетах и сделали, наверное, десятки тысяч фотографий передовиков. Вас тяготила эта обязанность каждый день сдавать фотографии на первую полосу?

– Нет. Я всегда любил снимать красивых и хороших людей. Долго подбирал фон, ракурс. Однажды журналисты подарили мне стихи, где в шутку написали, что для меня станки переносили, куда попрошу. Это была работа, которой были довольны мои герои, редакция и читатели. На газетной полосе были люди разных профессий. Знаете, в 1968 году я поехал в Польшу. И там в редакции газеты мне сказали: «Вы очень много внимания уделяете рабочему классу. Разве это интересно?» А я любил снимать строящийся нефтезавод и трубопровод «Усть-Балык - Омск», изъездил всю целину, плавал с речниками. И, конечно, в центре всех этих событий были люди. Сегодня все иначе, снимают одних и тех же. Разве так лучше?

– Коллеги рассказывают множество баек: как срочная съемка поднимала вас с постели, вынимала из ванны. А какие-то увлечения, кроме работы, были?

– Пожалуй, что и нет. И дачи не было, я всегда и везде был с фотоаппаратом. Еду в троллейбусе, вижу пожар - горит дом на улице Маяковского. Выбегаю, снимаю, как пожарный спасает мальчика. Иду по улице – на дороге авария. Я тут как тут. Привык быть участником всех событий.

Истории с фотографиями

– У вас большая галерея портретов ученых, артистов, врачей, руководителей. Многие считаются лучшими из всех прижизненных фотографий этих легендарных людей. Как вы над ними работали?

– По-разному. С кем-то дружил, снимал годами. Так было с Татьяной Ожиговой. Актеров я вообще любил фотографировать. К 100-летию Омского театра драмы меня попросили сделать серию портретов. Я вывел артистов в сквер, искал ракурсы, характерные позы, эмоции. А вот Петра Некрасова я не снял. Мы встречались с ним на улице чуть не каждый день. Наши пути пересекались. Я иду в редакцию, которая находилась в здании бывшей женской гимназии, он – в театр. В молодости привычно думать, что все мы вечные. Потом узнал, что артист умер на сцене. Корил себя.

– А как появился замечательный портрет первого директора нефтезавода Александра Малунцева? Он-то не был в числе ваших друзей.

– Но моим другом был главный хирург области Андрей Барбанчик. Он-то и попросил Малунцева позировать мне. Я пришел к Александру Моисеевичу домой. Он играл с другом в шахматы и снимался нехотя, просто уступил моей настойчивой просьбе. Мне было неудобно, но очень хотелось провести съемку. Он получился немного печальным человеком. И вскоре умер. Если бы не Барбанчик, я мог вообще не сделать его портрет.

– Махмуд Эсамбаев только вам одному позволил себя снять без папахи. У Микаэла Таривердиева были в гостях, Алла Пугачева многим отказывала в интервью и съемке, а вам разрешила. Как вам это удавалось?

– Я никогда не вел себя с героями как со знаменитостями. Видел в них таких же, как мы, людей, с радостями и горестями. И не просил позировать. Искал хороший кадр, когда человек был естественным. Кстати, Аллу Пугачеву впервые снял, когда она не была известна и приехала в Омск с ансамблем «Москвичи». Но в филармонии подсказали: «Обрати внимание на эту девочку, у нее хорошее будущее». А с композитором Андреем Петровым сошлись на любви к фотографии. Он рассказывал, как сбегал из музыкальной школы… А потом достал свой фотоаппарат и предложил нам одновременно сфотографировать друг друга. Этот снимок вошел в мой альбом.

– В работе фоторепортера были опасные ситуации?

– Приближался День Военно-воздушных сил. Я говорю в редакции: «Хорошо бы снять летчиков». Договорились с руководством ДОСААФ, меня познакомили с командиром звена, надели парашют, и полетели. Мне дали рацию, я говорю: «Ниже! Выше!». Смотрю, под самолетом невыразительная окраина города, поднимаемся, делаю снимки на фоне неба. Ради хорошего кадра готов был хоть куда взобраться. А сплоховал только раз, в больнице. Тот же Андрей Барбанчик позвал меня снять уникальную операцию. Я зашел в операционную, хирурги начали резекцию желудка у пожилой женщины. Вышел конфуз: я уронил камеру и упал в обморок. Сколько смертей видел на фронте, а тут не хватило духу.

– А военная тема была у фотокорреспондента Савина?

– Я фотографировал все юбилеи Победы, ветеранов. К 30-летию открывали мемориал в парке. И мне удалось снять торжество с высокой точки. Считаю своей удачей.

– Люди всю жизнь называют лучшими песни своей молодости. А у вас, Эдуард Исаакович, какая любимая?

– «Прощай, любимый город…» Мы ее пели, возвращаясь со стрельбищ в артиллерийском училище. Врезалась на всю жизнь.

– Ваш оптимизм поднимает дух другим людям.

– Я никогда не был особенным весельчаком, не рассказывал анекдоты, но не ныл и терпеть не мог нытиков. Много работал, любил гостей. 43 года мы вместе с женой Татьяной Сергеевной. Не сразу, но повезло мне найти такую женщину, которая умеет понять, поддержать. Вспоминаю только хорошее, что было в жизни.
©
Распечатать страницу
Добавить комментарий

Блоги

Буторин Игорь

Буторин Игорьпутешественник, мореплавательКак я ударил автопробегом по «Самсунгу»

Думаете я присоединился к хейтерам южнокорейского концерна за ...
Пантелеев Алексей

Пантелеев АлексейЖурналистМиллионеры из омских трущоб

Вконец замерзающий омский рынок жилья опять удивил. На сайте ...
Сафонов Руслан

Сафонов Русланхудожник-карикатуристДураки, дороги и Достоевский

Наш новый блогер Руслан Сафонов отразил в карикатурах жизнь ...

Все авторы блогов