Дмитрий васильев: «Великая музыка меняет мироощущение»

Дмитрий васильев: «Великая музыка меняет мироощущение»

Дата публикации 26 февраля 2014 11:28 Автор Светлана Васильева Фото Евгений Кармаев

13 марта в Концертном зале откроется IV фестиваль Новой музыки. Инициатор этого проекта главный дирижер Омского академического имфонического оркестра Дмитрий Васильев рассказывает о фестивале, об оркестре и о своем пути к профессии.
13 марта в Концертном зале откроется IV фестиваль Новой музыки. Инициатор этого проекта главный дирижер Омского академического имфонического оркестра Дмитрий Васильев рассказывает о фестивале, об оркестре и о своем пути к профессии.

Как тесен музыкальный мир!

– Дмитрий Владимирович, дирижер – профессия, о которой не мечтают с детства. Как вы ее выбрали?

– Я рос в Приморском крае в городе Большой Камень. Отец – художник, мама – музыкант. И меня отдали в музыкальную школу обу­чаться по классу баяна. Однажды к нам приехал из Владивостока симфонический оркестр. Я сходил на концерт, и меня он не особенно впечатлил. А потом я поступил в Ростовское училище искусств. И пришел в филармонию на концерт симфонического оркестра, где Семен Коган дирижировал 40-й симфонией Моцарта. До сих пор помню то свое потрясение от этих звуков: мерцания альтов, темы скрипок в первых тактах симфонии. Со мной что-то произошло. Я ведь даже во сне не мог увидеть себя симфоническим дирижером. Но стал им.

– Как тесен музыкальный мир! Сегодня вы во главе оркестра, созданного Семеном Коганом.


– Да, это удивительно.

– В Тамбове вы стали самым молодым главным дирижером симфонического оркестра страны. Как это случилось?

– Мне было 24 года, я, окончив Ростовскую консерваторию, еще учился в Нижегородской. В Тамбове не было оркестра, его нужно было создавать. Опытные дирижеры не хотели ехать в Тамбов. А я с головой окунулся в это дело. Конечно, не хватало опыта, но были энергия, желание, энтузиазм – главные преимущества молодости.

– В 2005-м, приехав в Омск, вы в свои 33 тоже были моложе большинства музыкантов. Как вас приняли?

– Хорошо. Не сказать, что все было гладко, но работалось комфортно.

– Редкий случай: в оркестре до 2010 года были и художественный руководитель Евгений Самойлов, и вы – главный дирижер. Двоевластие не создавало проблем?

– Никакого двоевластия не было. Первым руководителем был Самойлов. Но он не диктовал мне никаких условий, я сам составлял программы. Евгений Иванович – человек требовательный, но и скромный, тактичный. Он жил в Москве, в его отсутствие я имел право принимать решения.

Оркестр в разных измерениях

– Какие из выступлений оркестра особенно памятны и подтверждали высокую репутацию коллектива?

– Пожалуй, выступление в 2009 году в Москве на фестивале «Симфонические оркестры мира». Нас знают в мире и по записям, на Западе выходят диски, которые слушают специалисты. Записи при нашей хорошей аппаратуре и акустике зала – большое благо и для музыкантов: оркестр учится играть рафинированным, чистым звуком. С нами хотят записываться. Последнее предложение – от Аркадия Шилкопера и Сергея Накарякова о записи программы с нашим оркестром, посвященной рок-группе Yes, они готовы за свой счет привезти в Омск звукорежиссера Баварского радио.

– Только что закончился детский конкурс «Солист оркестра». Вы следите за тем, как потом складываются судьбы победителей?

– Конечно. Например, скрипач Дима Бородин поступил в Московскую консерваторию. Он стал стипендиатом Фонда Владимира Спивакова, выступает в разных странах. «Солист оркестра» – это конкурс, который я привез из Тамбова. Он очень помогает талантливым ребятам.

– Вас называют дирижером-экспериментатором. Работаете с хорами, и не только с академическими, но и с Омским народным, включаете в концерты слово.

– Хор уносит оркестр в другое измерение, а слово добавляет новые смыслы. В этом нет новизны. Мне посчастливилось работать с очень хорошими коллективами – хором имени Свешникова, капеллой Юрлова. Хороши хор Омского университета и ансамбль «Певчие» Ларисы Сабитовой. А с Омским русским народным хором оркестр исполнил «Три русские песни» Рахманинова, и звучание получилось аутентичным, проникновенным.

– И музыкальные шутки любите? Спеть «ку-ку» с музыкантами, исполняя Штрауса?

– Полька Иоганна Штрауса «В Павловском лесу» – это великая музыка. Во время ее исполнения должен вступать специальный инструмент, подражающий кукушке. У нас его нет. Вот мы с музыкантами и спели. Это был новогодний концерт.

«Мы желаем Шестакову здоровья»

– Коллектив оркестра можно назвать большой семьей?

– Можно. Со всеми вытекающими для больших семей последствиями. Есть и дружба, и нешуточная конкуренция, вместе работают люди разных поколений, опыта.

– Как коллектив воспринял резкую критику, с которой выступил в прессе бывший главный дирижер Евгений Шестаков?

– В 2004 году весь коллектив – 98 человек - при двух воздержавшихся выступил против того, чтобы Евгений Иванович был главным дирижером. С тех пор он и критикует оркестр. Музыканты возмущены и постоянно подходят ко мне с требованием ответить. Я девять лет не позволял себе ни одного высказывания в адрес предшественника. Но Шестаков стал переходить все границы. Нелестные отзывы касаются уже не только меня и оркестра, он перешел в иной масштаб: уже вся омская культура никуда не годится.

Что же касается нас, вот он пишет, что оркестр фальшивил на концерте с Фредериком Кемпфом. А это был один из самых наших удачных концертов! И британский пианист сказал, что удивлен, как высок уровень оркестра. Конечно, Шестаков нанес обиду музыкантам. Его сегодня уже не воспринимают как дирижера. Коллектив знает, что Шестаков участвовал в конкурсах на замещение дирижерской вакансии в оркестрах Ростова-на-Дону, Кавминвод, Петрозаводска, Хабаровска и некоторых других городов, и его нигде не взяли. Перестали приглашать и на разовые выступления. И при этом – гордыня.

Мы желаем Евгению Ивановичу здоровья, найти работу и выйти из тупика, в который он сам себя загнал, когда, работая в оркестре, потерял способность управлять коллективом, со всеми рассорился и до сих пор сводит счеты.

Профессия долгожителей

– Вы были факелоносцем Олимпиады в Сочи. Каковы впечатления?

– Это предложение было неожиданным. Впечатления на всю жизнь.

– А какие у вас отношения со спортом?

– Хорошие. Я в детстве занимался самбо и оставил секцию, только когда нужно было выбирать между музыкой и спортом. Играл в футбол. Собрал большую коллекцию марок, посвященных футболу. А сегодня я с удовольствием смотрю на то, как удивительно спорт соединился с русской культурой. Олимпиада в Сочи, начиная с открытия, полного символических смыслов, стала апофеозом русской культуры.

– Ваше любимое занятие на досуге?

– Чтение. Люблю русскую литературу. Увлекался немецкой. А в последнее время читаю духовные книги. Письма Иоанна Кронштадтского и сочинения Антония Сурожского произвели такое же сильное впечатление, как когда-то Достоевский.

– Есть мнение, что дирижеры живут долго, потому что всю жизнь проводят в мире хорошей музыки.

– И это подтверждает статистика. Дирижер – действительно профессия долгожителей. Великая музыка меняет мироощущение. Вот я в автомобиле включаю радио, там звучит глупая песенка с примитивной мелодией. И все вокруг начинает казаться пошлым. Ставлю диск Баха «Страсти по Матфею». И те же улица, дорога, дома видятся в ином свете, приобретают высший смысл. Бах уводит прямиком в космос. Музыка обладает удивительным воздействием. Поэтому дирижеры не уходят на пенсию.
©
Распечатать страницу
Добавить комментарий

Блоги

Кипервар Андрей

Кипервар АндрейДепутат ЗС Омской областиЗачем продавать за бесценок объекты, которые нужны городу?

Недавнее заседание комитета Законодательного собрания по ...
Иван Сычев

Иван Сычевблогер, редактор geektimes.ruВремя первых: к премьере фильма

6 апреля 2017 года на экраны выходит фильм о космическом полёте ...
Сумароков Станислав

Сумароков Станиславбуквоед и любитель изящной словесностиДень суслика — 5, или Полет на Марс

Я уже говорил о своей любви к г-ну Сусликову? Повторюсь: я его ...

Все авторы блогов

Loading...