Ростислав Черепанов: «Сюжеты вижу во сне»

Ростислав Черепанов: «Сюжеты вижу во сне»

Дата публикации 19 марта 2014 10:05 Автор Светлана Васильева

В Театре куклы, актера, маски «Арлекин» открылась выставка старейшего омского живописца Ростислава Черепанова.
В Театре куклы, актера, маски «Арлекин» открылась выставка старейшего омского живописца Ростислава Черепанова.

В еего мастерской около четырех тысяч работ, а еще – в музеях, организациях, которые получили картины в дар. Теперь будет и в «Арлекине». Полотно, посвященное внуку Ярославу и всем омским детям, рожденным в 2013 году, Ростислав Черепанов оставляет в театре.

Знатная фамилия

– Ростислав Федорович, вы омский старожил. А это правда, что вы в родстве со знаменитыми Кузьмой и Иваном Черепановыми, построившими в Омске Воскресенский собор?

– Моя младшая дочь Ярослава нашла эту связь в Тобольском архиве и, учась на худграфе, написала курсовую работу «Династия Черепановых». Подробно исследовала то, что я слышал с детства как семейное предание. Я написал снесенный Воскресенский собор по памяти. Как и Успенский, который посещал в детстве с бабушкой. А потом, услышав взрыв, бежал босиком со своей 8-й Северной. Мне тогда было 10 лет. И уже взрослым стоял как-то у кинотеатра «Маяковский», и нахлынули воспоминания. Написал картину, которую потом подарил епархии. А когда восстанавливали собор, я каждый день ходил на вечерние службы на стройке.

– Вас считают учеником Алексея Николаевича Либерова. А ведь вы творчески очень разные. У вас на полотнах яркость красок, у него – пейзажи в серо-серебристой гамме.

– Строго говоря, я учеником Алексея Николаевича не был. Но он дал мне путевку в художники. Наши семьи были знакомы. Мои дяди учились у старшего Либерова, профессора мединститута. А я во время войны работал на агрегатном заводе и занимался в изостудии у Алексея Николаевича. Как занимался? Он говорил: «Ты, Славушка, приходи ко мне домой, но только со своими работами». Он их разбирал, а потом посоветовал поступить в Ташкентское художественное училище. И я там учился у Виктора Уфимцева, известного в Омске художника в 1910-1920-е годы.

Цвет должен петь

– У вас необыкновенная цветовая палитра. На полотнах – праздник жизни. Это для вас принципиально?

– Я учился и много работал в Средней Азии. А раньше художники специально ездили на юг, чтобы очистить палитру. Поленов, например, свою знаменитую «Грешницу» написал в ярких, чистых тонах. А Юон говорил: «Цвет должен петь». То есть работать. У нас художники очень мало работают цветом. Я спросил одного очень уважаемого мастера, почему он не пробует цвет, и услышал: «Пробовал. Не получается».

– Краски соответствуют вашему мироощущению?

– Чтобы узнать, чем дышит художник, надо посмотреть его выставку. И сразу станет понятно, как он чувствует радость, переживает грусть.


– Вы, судя по картинам, оптимист…

– Я люблю цветы, поля, синее небо. Мне снятся яркие сны. Иногда думаю, что это ненормально. Но вспоминаю Менделеева, который во сне увидел последнее звено своей знаменитой таблицы. Вот и у меня: если днем работал над картиной и засомневался в чем-то, зашел в тупик, ночью может присниться решение.

– К какому художественному направлению вы бы себя причислили?

– Я обыкновенный русский художник. Я люблю Ван Гога, Матисса, Коровина, Нестерова, Юона. Передвижники не близки. А в последнее время я ориентируюсь только на древнерусские иконы. В них торжество красок, молитва в красках. Знаете, Матисс, когда приехал в СССР, впервые увидел русские иконы. И был поражен, сказал: «Какие импрессионисты! Вот настоящее искусство».

– Поэтому у вас в мастерской – домашний иконостас?

– Нет. Это духовная потребность и память. Мой дед, георгиевский кавалер, 25 лет был на службе в царской армии и все это время носил в ранце медный складень с образами. Тяжелый, но дед считал, что без этого ни на войну, ни на учения никак нельзя: духовная защита.

Помог Александр Невский

– Вас называют художником-шестидесятником. Сложился такой образ людей из этой когорты: смелы в творческом поиске, бескорыстны.

– Да, мы не подхалимничали перед авторитетами, не боялись власти. Я, например, в годы официального атеизма писал храмы Ростова Великого, Пскова, Старой Ладоги. Это же Святая Русь! А считалось, что нужно – свершения строителей коммунизма. И однажды на выставке высокий начальник увидел мою картину с храмом и приказал: «Снять!» Спасибо Нине Никандровне Бревновой, которая тогда возглавляла областное управление культуры. Она сказала: «А ведь именно в этом храме Александр Невский сказал исторические слова: «Кто с мечом к нам придет – от меча и погибнет». А Александра Невского советская власть «реабилитировала»: уже был и орден его имени, и фильм о нем. Это и спасло ситуацию.

– Что значила в вашей жизни дружба? Умение дружить – это тоже легенда о 60-х.

– Самым близким из коллег был Николай Брюханов. Очень большой художник. Я его ставлю вторым из омичей после Врубеля. Когда думал возвращаться из Ташкента в Омск, «за» были два аргумента: во-первых, «и дым Отечества нам сладок и приятен». Во-вторых, я увидел работы Николая. У меня все было хорошо в Ташкенте: в 25 лет – персональная выставка, путевки на творческие дачи. Но тянуло домой, и я подумал, что раз здесь есть такой художник, это говорит об особой творческой атмосфере. Подружились, и мы с ним даже работали какое-то время в одной мастерской. Потом у него подходил 50-летний юбилей. Я говорю: «Надо бы сделать выставку». А у него настроение на нуле, отвечает: «Зачем? Я лучше выброшу свои картины во двор и сожгу». Говорю: « И я тебе в этом помогу. Но после выставки». Она еще не закрылась, когда Брюханов умер. Хоронили на деньги от продажи картины управлению культуры. Я слепил бюст. А кому отдать мастерскую, в которой хранятся работы Брюханова? Я тогда заведовал творческой секцией в Омском отделении Союза художников. Долго думал и отдал ключи от мастерской Георгию Кичигину. Он всегда при встрече вспоминает. Но и у Геры с каждым годом становилось все больше своих работ. И картины Брюханова передали в музеи.

Не отвлекаться на пустяки

– Ростислав Федорович, неужели в свои 88 лет вы по-прежнему за работой?

– Конечно. Я привык вставать в шесть утра – и в мастерскую.

– Вы всегда вели строгий, почти затворнический образ жизни?

– Старался не отвлекаться на пустяки. Поэтому и мастерскую в Доме художника отдал и устроил рядом с квартирой на улице Труда. Помогла Нина Михайловна Генова. Многие говорили, что я с ума сошел. А мне хотелось тишины, больше работы, меньше болтовни. Рано утром пробежка по набережной – и к холсту.

– Неужели никаких других увлечений не было?

– Пробовал охотиться. Станислав Белов увлек в свою компанию. Но однажды подстрелил лебедя. Мы были в лодке: я, Станислав, поэт Тимофей Белозеров. Все кричат: «Гуси!». Ну я и выстрелил. Лебедь упал рядом, и этой его гибели я никогда не забуду. Продал ружье и забыл об охоте.

– У вас и вредных привычек никогда не было?

– Была: курил. Но совсем молодым попал в больницу с болезнью почек. Это было в Москве. Еле очухался, а тут профессор привел врачей-иностранцев. И один доктор, посмотрев на меня, через переводчика спросил: «Профессор, а долго ли можно прожить с таким диагнозом?» И тот ответил: «Ну, этот пациент, если будет себя хорошо вести, лет двадцать протянет». А мне было всего-то двадцать с небольшим. С тех пор не курю.

– И всегда были аскетом в миру?

– Я бы так не сказал, но считаю, что ограничения любому человеку на пользу.

– Как бы вы ответили на вопрос: что такое вдохновение?

– Я в него не верю, не жду. Знаю, что нужно работать. И это так увлекает, что ничего не замечаешь вокруг. Этим летом звонит дочь: «Папа, у нас страшная гроза и ливень. А как у вас?» Я глянул в окно. Боже, что творится! А я работал над картиной и не слышал раскатов грома. Вот это лучшее состояние в моей жизни. И лекарство сильнее таблеток.

Фото Марка Фрумгарца
©
Распечатать страницу
Добавить комментарий

Блоги

Кипервар Андрей

Кипервар АндрейДепутат ЗС Омской областиЗачем продавать за бесценок объекты, которые нужны городу?

Недавнее заседание комитета Законодательного собрания по ...
Иван Сычев

Иван Сычевблогер, редактор geektimes.ruВремя первых: к премьере фильма

6 апреля 2017 года на экраны выходит фильм о космическом полёте ...
Сумароков Станислав

Сумароков Станиславбуквоед и любитель изящной словесностиДень суслика — 5, или Полет на Марс

Я уже говорил о своей любви к г-ну Сусликову? Повторюсь: я его ...

Все авторы блогов

Loading...