Столетняя омичка рассказала о своем секрете долголетия

Столетняя омичка рассказала о своем секрете долголетия

Дата публикации 21 марта 2014 09:15

Сверстница Первой мировой войны Мария Максимовна Митрофанова до сих пор сама колет дрова, чистит двор от снега и ходит за водой на колонку. Похоронив трех из своих четырех детей, перенеся немало других испытаний и невзгод, пожилая женщина не очерствела душой. Родственники считают, что их бабушка смогла прожить до ста лет только с помощью трудолюбия.

Жизнь до войны

Мария Митрофанова (Орлова) родилась 8 марта 1914 года в деревне Ростовка Большереченского района. Первый раз покинула родную деревню в1935 году.

«Я вышла замуж за Василия 11 февраля, а 22 февраля мы махнули с ним в Якутию, на Алдан, на золотые прииски», — вспоминает Мария Максимовна, удивляя поразительной для столетнего человека памятью на цифры.

В Якутии молодая семья из Омской области задержалась ненадолго. Василий, неопытный в технике намывания золото песка, получил травму. Митрофановы вынуждены были вернуться из далекого края на родину, так и не разбогатев. «Не были богатыми, и не будем», — спокойно отреагировала Мария Митрофанова на неудачный «клондайк». Тем более на руках у нее по возвращении из Якутии было куда более важное богатство — первая дочь Валентина.

«В колхозе я работала всюду, куда бригадир направит. Была дояркой, в гурте — двенадцать коров. Каждую надо было трижды в день подоить руками. Зимой работали на ферме, летом нас вывозили в поле. Неделю находимся на летних выпасах, в субботу нас привезут в деревню, чтобы помыться, — и опять в поле. Позже телятницей ходила. Отвечала за двадцать голов. Каждого надо напоить, накормить, вычистить под ним», — вспоминает Мария Максимовна о том, как много трудились деревенские женщины в период коллективизации и после нее.



Хлеб — по карточкам

А потом началась война, и Марии Максимовне пришлось растить маленьких  детей одной. Когда Василия призвали в армию для прохождения военной службы, второму ребенку в семье Митрофановых, Виктору, было три месяца. В следующий раз отец увидел сына трехлетним. Затем Василия сразу же откомандировали на финский фронт. После финской войны Василия призвали на Великую Отечественную, в итоге его военный стаж оказался свыше семи лет.

«Мы как раз перед  войной переехали в Омск, жили вместе со свекровью. И конечно, в военное лихолетье бедствовали, как и большинство горожан. Я тогда работала на печах на хлебозаводе на улице Гусарова — был тогда такой завод. К слову, муж меня на него и привел. Сначала сам стал работать мукосевом, хлебопеком, а затем и для меня место хлебопека нашлось», — продолжает собеседница рассказ о своей долгой  жизни, в которой, без преувеличения, отразились все важнейшие события послереволюционной России.

Казалось бы, работая хлебопеком, чем-чем, а уж хлебом можно было досыта накормить детей и самой не голодать. Но законы военного времени были едиными для всех.

«Каждое утро я отправлялась на хлебозавод вместе со свекровью. Выкупала по карточкам наши хлебные доли, и свекровь относила их домой, покормить ребятишек», —  Мария Максимовна рассказывает о событиях 70-летней давности с такими подробностями, будто они происходили вчера.

Деревня прокормила

Работая на хлебозаводе, Мария сильно заболела. Разогревшись у печи, хлебнула холодного кваса и вскоре слегла с признаками не то гриппа, не то ангины или воспаления легких. Прошла неделя, а женщине лучше не становилось, наоборот, недомогание становилось все серьезнее. Неизвестно, чем бы завершилась то воспаление, но на счастье дочери и ее детей в Омск неожиданно на лошадях приехал отец. Посмотрев на состояние Марии и своих внуков, Максим Максимович посадил всех на сани и увез в Ростовку. Все-таки в деревне в войну было легче прожить, чем в городе. У родителей Марии была корова, овцы, куры. И на столе был не только хлеб по карточкам, как у городских жителей, но и молоко, мясо, масло. Мария быстро поправилась на таком питании и сразу  вышла на работу.

«Я  в деревне в войну на лошадях работала. Что-то типа коновода была. Отец — он в колхозе был конюхом — доверил мне двух лошадей, и я на них что только не перевозила! В страду — снопы на склад, в сенокос — сено. Ближе к зиме мы сдавали колхозное мясо на нужды фронта. Возили туши на переработку в Большеречье, Сарагатку и Омск. Помню, как однажды по приезде в город что-то случилось с одной из лошадок из подводы. Мои напарники по работе пошли искать помощи, а я осталась одна. Представляете: вечер, я одна у подводы, набитой мясом, а мимо то и дело проходят люди, которые, может, уже год его не ели. И ведь никто даже не покусился на мой груз! Вот такой сознательный народ был в войну. Люди понимали: эти продукты для фронта, для победы», — рассказывает еще одну яркую страничку своей жизни моя собеседница.



Возвращение с войны

Часто вспоминает Мария Митрофанова и день возвращения мужа Василия с войны. Он не знал, что отец увез ее и внуков в деревню и удивился, не застав никого из них в доме матери в Омске. Когда узнал, где они, тут же пешком отправился в Ростовку. За 150 километров от Омска! Сегодня в это верится с трудом, но в войну и в послевоенные годы люди часто преодолевали пешком сотни километров. Надеяться на общественный транспорт не приходилось, так как его просто не было.

«Я в день возвращения Василия задержалась, как всегда, на ферме. Телят поила. Приходит братишка и говорит: “Давай быстрее домой! Василий пришел!”. Я даже не побежала, а полетела — как на крыльях. Как только увидела мужа с Валей и Витей на коленях, разрыдалась так, что долго не могла остановиться. Обнимаю мужа и плачу. Он гладит по голове и говорит: “Не плачь. Теперь я от тебя никуда”», — рассказывает Мария Максимовна. А ее внучка Ольга, которая живет в одном доме с Марией Максимовной, роняет с грустью: «Увы, свое обещание Василий не выполнил. Он ушел из жизни в 56 лет, 37 лет назад. Войны, плен сказались на здоровье. Также Мария Максимовна по очереди похоронила троих детей из четырех. Страдала сильно. Но господь наградил ее такой жизненной силой и оптимизмом, что пережила и горе утраты детей, не озлобилась, не очерствела душой. Нам бы всем ее энергию, доброту, работоспособность!».

На пенсию — в 75 лет

Мария Митрофанова ушла на пенсию в 75 лет, проработав на Омской фармацевтической фабрике последние 27 лет из своей трудовой биографии. Официально она числилась пенсионеркой и получала государственное обеспечение, но продолжала работать на самом сложном и ответственном участке — по изготовлению фирменных настоек, мазей и сиропов, которыми омская фабрика славилась на весь СССР. Мария Митрофанова и в сто лет помнит названия всех видов продукции фармфабрики и рецепты их изготовления. К примеру, я только от Марии Максимовны узнала, что в состав детского сиропа от кашля «Пертуссин» входит чабрец, или, как его называют в народе, богородская трава.

Внучка Ольга вспоминает с улыбкой, как вся семья уговаривала бабу Машу уйти с фабрики, чтобы понянчиться с дочерью Ольги Натальей. С местами в детских садах и тогда была напряженка, а Ольге надо было выходить на работу.

«Но наша баба Маша такой след оставила на фабрике, что ее до сих пор приезжают поздравлять с днем рождения и с днем пожилого человека директор и главный инженер. Конечно же, и со столетием поздравили. Второго такого трудолюбивого и ответственного человека еще надо поискать!» — с любовью отмечает внучка.

«Да-да, сколько себя помню, я все время робила. Не люблю сидеть без дела, — подхватывает Мария Максимовна слова внучки. — Вот вас провожу, и за дело возьмусь. Надо обязательно снег отбросить от калитки, чтобы поменьше воды в подвал натекло».

Фото автора

©
Распечатать страницу
Добавить комментарий

Блоги

Буторин Игорь

Буторин Игорьпутешественник, мореплавательКак я ударил автопробегом по «Самсунгу»

Думаете я присоединился к хейтерам южнокорейского концерна за ...
Пантелеев Алексей

Пантелеев АлексейЖурналистМиллионеры из омских трущоб

Вконец замерзающий омский рынок жилья опять удивил. На сайте ...
Сафонов Руслан

Сафонов Русланхудожник-карикатуристДураки, дороги и Достоевский

Наш новый блогер Руслан Сафонов отразил в карикатурах жизнь ...

Все авторы блогов