Василий Минин: «Военную историю изучаем во имя мира»

Василий Минин: «Военную историю изучаем  во имя мира»

Дата публикации 18 июня 2014 08:25 Автор Светлана Васильева Фото Евгений Кармаев

Руководитель общественной организации «Кованая рать – служилые люди Сибири» о том, сколько весила кольчуга воина XVI века и каким будет новый музей «Живая история».
Начинал с Толкиена и викингов

 – Василий Михайлович, кто вы по профессии и как родилась идея создать объединение «Кованая рать»?


– Я по образованию, как и все мои родные, – художник. Окончил институт искусств педуниверситета. Кафедра декоративно-прикладного искусства, специализация – художественная обработка металла. Дед Георгий Валентинович заведовал кафедрой ДПИ, а поскольку по образованию он был историком, дома была большая историческая библиотека. Он был неординарным педагогом. Сначала привил любовь к Толкиену, который был очень популярен в годы моей юности, а потом грамотно переключил интерес на реальную историю.

– От фантастики – к русской истории?


 – Получилось именно так. Когда я был студентом, мне нравилась телепередача «До 16 и старше», в которой часто показывали участников московских военно-исторических клубов. Но это были викинги, рыцари. Я прошел долгий путь к изучению региональной истории и пониманию, что реконструкция не самоцель, а уникальный инструмент, с помощью которого можно решать социальные задачи. 12 лет назад зарегистрировали общественную организацию.

– Каким было первое яркое событие?

– Военно-исторический фестиваль в Омской крепости. Тогда после ухода с территории военных расчистили только маленький пятачок у Тобольских ворот, там мы и выступили. На следующий год площадка была уже побольше.

– Как «Кованая рать» собирала единомышленников?

– Ребят привлекало яркое зрелище, адреналин, наши турниры напоминали им экстремальные виды спорта, которые вошли в моду. Интерес к истории приходил позже. А вот сейчас едем на фестиваль в Сургут составом в 42 человека. Потом – в Новосибирск.

– Что особенно увлекло вас в сибирской истории?

– Уникальный масштаб событий, участниками которых было малое число людей, раз и навсегда присоединивших к стране огромные территории. Это были очень сильные духом люди, может быть, немного авантюристы. Но они осознавали, что служат Родине, и это было движущей силой их поступков.

В доспехах можно бегать и плавать

– На областной станции юных техников вы создали лабораторию исторической реконструкции «Наследие Сибири», и экспонаты с выставки поражают воображение ребят, которые приходят на экскурсии. Откуда вы черпаете сведения о том, как были одеты и вооружены казаки Ермака, стрельцы XVI века?

– Изучаем все материалы, которыми пользуются ученые: письменные, изобразительные источники, музейные экспонаты, отчеты археологических экспедиций. Скажу честно: реальных вещей сохранилось очень мало, и в том, что мы делаем, есть доля условности. Но наши образы эпохи близки к аутентичным, по ним можно получить представление о людях и событиях прошлого.

– Интересно, сколько весит кольчуга?

– Смотря какая. В XVI веке стали изготавливать кольчато-пластинчатые доспехи, чтобы воин был лучше защищен от ударов. Эту технологию переняли у мастеров Востока: Индии, Персии. В среднем доспех весил от 10 до 14 килограммов. Шлем-шишак – еще 1,5-2 килограмма. А общий вес снаряжения тяжело вооруженного воина – 18-20 килограммов. При этом служилые люди могли даже бегать и плавать. Ермак, кстати, утонул не из-за тяжести доспехов, а от неожиданности нападения. Он утонул там, где воды было по пояс. Был серьезно ранен и умер от потери крови.

– Выходит, доспехи – не идеальная защита?

– Когда стрел много, какая-то обязательно найдет лазейку, тем более если пущена с близкого расстояния.

– Сложно было сегодня на­учиться изготавливать кольчуги?

– В институте с металлообработкой было неважно. Для того чтобы защитить диплом, мне приходилось договариваться о работе в кузнечном цехе судоремонтного завода. Там были мастера, которые показали основные приемы. А сейчас в лаборатории доспехи делают школьники. Правда, долго, до полугода. Но я им говорю: если осилили, то у вас уже есть профессия. Но не все служилые люди носили доспехи. У стрельцов их не было. А мы на фестивалях выступаем часто как стрельцы посольского приказа Тарской съезжей избы Тобольского уезда. То есть восстанавливаем историю до основания Омска. Отряд Бухгольца был уже экипирован по европейскому образцу.

Ждем 10 тысяч зрителей


– Вы демонстрируете на выставках образцы старинного оружия. Его много в вашей коллекции?


– Самым сложным было изготовить модели ручного огнестрельного оружия и пушек. Есть и холодное. Например, часто употребляемый шестопер. Боевые топоры, отличающиеся от бытовых небольшим весом и продолговатой формой.

– На одном из праздников, посвященных Дню города, многим запомнилась баллистическая машина…

– Это был большой арбалет, из которого можно было выпускать копья на значительные расстояния. Мы все время делаем такие вещи, которые не делает никто. Арбалет изготовили для площадки, на которой рассказывали о разных видах осадной техники Средневековья. Это был отдельный образовательный проект, которых у нас много. Скоро арбалет будет выставлен в Музее имени Врубеля.

– Какая из выставок вызвала наибольший интерес?

– На каждой у подростков загораются глаза. На выставке, посвященной 1612 году, мы провели за год 120 экскурсий. В прошлом году сделали экспозицию к 400-летию Дома Романовых. Тоже было много посетителей. Сейчас все силы отдаем фестивалю, который пройдет в День города – 3 августа.

– Чем будете удивлять?


– Выступим на новой площадке – на территории Советского парка. В Омской крепости зрителям тесно, ведь на наш фестиваль приходили от 6 до 8 тысяч омичей, с каждым годом все больше. Нынче ждем 10 тысяч. Искали место, где было бы много зелени, транспортная развязка неподалеку, ландшафт с уклоном. Будет больше ста участников, мы пригласили военно-исторические клубы из Екатеринбурга, Томска, Тюмени. Удивлять будем играми: сначала военными. Участники будут состязаться в умении обращаться с ручным огнестрельным оружием, стрельбе из лука. Будут судьи, комментатор. Потом – блок старинных народных игр. Вам говорит что-нибудь такое название игры – «Котел»? А это средневековый хоккей с мячом на траве. Не все с Запада пришло, было и свое. Или городки, лапта – это наше все, а не бейсбол. Набираем игры, характерные для нашего региона, чтобы дать возможность молодежи почувствовать себя наследниками первопроходцев, жителями Омской области, сибиряками и в конечном счете россиянами.

– После фестиваля сотрудничество с Советским парком будет продолжено?

– У нас есть проект создания здесь историко-культурного комплекса «Живая история». Хотим построить два сруба, в одном из которых будет съезжая изба. Сюда перенесем наши экспонаты.

– Василий Михайлович, «Кованая рать» – чисто мужской клуб?


– Сейчас уже нет. Мы стали активно заниматься стрельбой из лука, и оказалось, что это очень интересно девушкам.

– Ваша команда принимала участие в исторических реконструкциях не только в России?


– Дважды нас приглашали в Польшу. Для Европы XVI-XVII века – переломное время, 30-летняя вой­на изменила границы. А Польша вела активные военные действия против Московского государства.

– Воспоминания о войнах не ведут к розни потомков их участников?

– Наоборот, ведут к консолидации, потому что есть возможность по-честному посмотреть на исторический процесс и увидеть, что как для одних, так и для других война была горем. Изучением военной истории занимаются для того, чтобы больше не повторять совершенных ошибок.
©
Распечатать страницу
Добавить комментарий

Блоги

Буторин Игорь

Буторин Игорьпутешественник, мореплавательКак я ударил автопробегом по «Самсунгу»

Думаете я присоединился к хейтерам южнокорейского концерна за ...
Пантелеев Алексей

Пантелеев АлексейЖурналистМиллионеры из омских трущоб

Вконец замерзающий омский рынок жилья опять удивил. На сайте ...
Сафонов Руслан

Сафонов Русланхудожник-карикатуристДураки, дороги и Достоевский

Наш новый блогер Руслан Сафонов отразил в карикатурах жизнь ...

Все авторы блогов