Научены горьким опытом

Научены горьким опытом

Дата публикации 28 марта 2012 10:18

Женщина обвиняется в совершении мошенничества в особо крупном размере и подделке документов. Желая нажиться, она использовала честное имя московского вуза и свое на тот момент уже насиженное директорское место, совершенно не задумываясь о том, что разрушает чьи-то судьбы.
Женщина обвиняется в совершении мошенничества в особо крупном размере и подделке документов. Желая нажиться, она использовала честное имя московского вуза и свое на тот момент уже насиженное директорское место, совершенно не задумываясь о том, что разрушает чьи-то судьбы. И это не просто громкие слова - для многих потерпевших решение получить высшее образование в представительстве столичного университета обернулось большими неприятностями: кого-то уволили с работы, кто-то потратил последние сбережения, чтобы выучить ребенка, а у кого-то вообще больше не будет возможности получить диплом, что ставит крест на дальнейшей карьере.

К тому периоду времени, о котором идет речь в материалах дела, представительство Московского государственного социального университета Министерства труда и социального развития РФ, впоследствии переименованного в Российский государственный социальный университет, уже успешно работало в нашем городе в течение двух лет. С самого начала руководителем этого представительства была назначена Наталья Плотникова (имя обвиняемой изменено, поскольку суд еще не вынес приговор). Однако в 2005 году в связи с изменениями в Федеральном законе «Об образовании» ожидались и перемены в жизни омского представительства РГСУ - оно должно было стать филиалом, получить новый статус и лицензию (если раньше все представительства имели право осуществлять образовательную деятельность под эгидой головного вуза и на основании его лицензии, то новый закон обязывал каждый филиал иметь свою. - Прим. авт.). На студентах все это никак не должно было отразиться, а вот директору надлежало в течение чуть более полугода собрать пакет необходимых документов и представить их в Федеральную службу по надзору в сфере образования и науки.

- Поскольку это учебное заведение успешно работает по всей стране, имеет десятки филиалов и уже успело зарекомендовать себя, руководству не хотелось портить свою репутацию, - рассказала следователь отдела по расследованию организованной преступной деятельности в сфере экономики СЧ по РОПД УМВД России по Омской области Кристина Губанова. - Для Плотниковой были предоставлены все условия: московское руководство выдало ей все необходимые доверенности, юридически создало филиал, таким образом, первое время на бумаге существовало два учреждения. Когда филиал получит лицензию, со всеми студентами планировалось сразу перезаключить договоры, и они автоматически переводились из представительства в филиал.

Чтобы не прерывать образовательный процесс, директору сказали: мол, у тебя студенты ранних наборов - ими и занимайся, а новых не набирай, пока не утрясутся все нюансы и судьба филиала не прояснится. Как будет получена лицензия, набор можно организовать в любой момент. Но Плотникова решила поступить иначе. Во-первых, она отобрала три десятка студентов у представительства - перезаключила с ними договоры уже от своего имени, на филиал в Москву же подала сведения о том, что все они по разным причинам отчислены. А во-вторых, как ни в чем не бывало объявила новый набор. Плотникова размещала рекламу в СМИ, на билбордах по городу, в справочнике «Куда пойти учиться в Омске», который покупает почти каждый абитуриент. Везде был зазывный текст, расписывающий в красках перспективы получения высшего образования в престижном московском университете. А поскольку средствам массовой информации и уважаемым изданиям для поступающих как-то принято верить, народ туда шел.

Государственный вуз как личный бизнес
Вопросов о том, почему договор на обучение заключается не с ректором вуза, а с Плотниковой, особенно не возникало - с подобными тонкостями, как правило, мало кто знаком. А что касается лицензии, то директор с уверенным видом показывала документ головного вуза: мол, мы трудимся под эгидой РГСУ, и на местах никаких дополнительных документов не требуется. В последнее время она и вовсе перестала скрывать, что лицензия у омского представительства истекает, но говорила, что держит этот вопрос под контролем и все сделает в срок. Будучи кандидатом психологических наук, Плотникова прекрасно понимала, как ей нужно действовать, чтобы ни у студентов, ни у преподавателей даже мысли не было поднять шум или просто обратиться с какими-то вопросами в Москву.

Плотникова делала деньги на всем и всех. В лучшие, так сказать, годы на работу в омское представительство РГСУ по договору приглашались сильнейшие преподаватели из других омских вузов, все они вели занятия согласно разработанному в Москве учебному плану, но никто из них так и не получил оплату за свою работу. Одни сразу же по истечении трех месяцев, на которые заключался договор, отказывались продолжать отношения с этим вузом, но кто-то подпадал под влияние Плотниковой и продолжал обучать студентов. Директор умело обрабатывала их, к каждому находила подход: умоляла, просила, весьма убедительно сваливала все задержки выплат на московское руководство и обещала, что «выбьет» деньги во что бы то ни стало. И ей верили. Однако в конце 2006 года, когда наконец и последние преподаватели ушли, поняв, что Плотникова никому не заплатит, по ее распоряжению читать лекции студентам стали… секретари и уборщицы, так сказать, на полставки.

Согласно показаниям одного из секретарей, она по требованию директора распечатывала липовые ведомости, где расписывались часы проведенных лекций, которых в действительности никто не вел. И как теперь стало понятно, это делалалось для того, чтобы завуалировать свои махинации перед сотрудниками, создать видимость образовательного процесса. Большинство из них были ее друзьями и родственниками, но тем не менее и им она пускала пыль в глаза. Они знали, какова ситуация в действительности, видели, что лицензии нет, но ей и их удавалось убедить в том, что это Москва ставит ее в такие рамки, что она вынуждена крутиться как может.

- Разумеется, в какой-то момент и студенты стали понимать, что в вузе творится что-то неладное, - продолжает Кристина Губанова, - они чувствовали, что так называемые преподаватели читают простенькие материалы из Интернета и явно не владеют предметом. Иногда учащимся и вовсе приходилось одним сидеть в аудиториях, и к ним никто не приходил. Мало того, ни студенческих билетов, ни зачетных книжек спустя несколько месяцев после поступления в вуз, они так и не увидели. Понимая, что обеспокоенные судьбой своего будущего диплома студенты рано или поздно начнут обращаться за объяснениями в Москву и тогда вся ее афера неминуемо вскроется, она, чтобы хотя бы на какое-то время усыпить их бдительность, состряпала для них зачетные книжки. Кроме того, Плотникова проводила общие собрания, на которых убедительно просила не переживать ни о чем. Психологический прием работал - страсти ненадолго утихали.

Впрочем, как-то сглаживать все больше накалявшуюся обстановку Плотникова пыталась лишь тогда, когда была в Омске. А это, надо сказать, случалось не так уж и часто. Как установлено в ходе следствия, все деньги, которые женщина подчистую изымала из кассы вуза, она тратила на оплату кредитов, красивую жизнь и поездки в Турцию. Проводила там по нескольку месяцев кряду, якобы занимаясь развитием какого-то бизнеса и регулярно давая по телефону распоряжения, чтобы бухгалтер клала вновь поступившие от студентов деньги на ее личную банковскую карточку. В Анталии и Кемере она снимала со своего счета очень серьезные суммы. Это при том, что официально ее директорская зарплата не дотягивала и до 20 тысяч рублей. На сегодняшний день следствию удалось собрать доказательства на сумму порядка четырех миллионов рублей - одних только авиабилетов было изъято на полтора миллиона, хотя, по имеющимся на данный момент сведениям, за эти несколько лет студенты внесли в кассу в общей сложности около 12 миллионов.

В ходе следствия бухгалтер рассказала, что неоднократно задавала начальнице вопросы насчет денег. Ведь процедура финансового оборота довольно сложна: все, что поступает в кассу вуза, должно перечисляться в Москву через специальный расчетный счет в управлении федерального казначейства. Уже там происходит перераспределение средств, и то, что положено, возвращается обратно в Омск. Вся отчетность четкая и жесткая. Так должно было быть, но Плотникова всегда забирала все подчистую и увозила в неизвестном направлении. С 2006 по 2010 год она не перечислила в Москву ни копейки.

«Это ваши проблемы»
Разумеется, бесконечно это продолжаться не могло. В конце 2009 года руководство РГСУ потребовало от Плотниковой объяснений, запросило всю документацию по деятельности филиала, личные дела студентов, чтобы понять, насколько серьезна ситуация. Плотникова тогда открыто заявила в Москве, что действительно совершила то-то и то-то, вот вам, дескать, все бумаги, делайте с этими студентами все, что хотите, мол, теперь это ваша проблема.

- Только руководство вуза ничем им помочь не может, даже выдать академическую справку, чтобы люди могли продолжить обучение где-то еще, ведь все эти студенты официально значились отчисленными либо о них вовсе никогда не знали в Москве, - говорит следователь Губанова. - Еще в самом начале реорганизации у студентов был шанс либо перевестись в другой омский вуз, либо приезжать на сессии в столицу. Они наверняка воспользовались бы им, если бы Плотникова кого-то поставила в известность. Вполне возможно, ректор планировал обратиться в правоохранительные органы, но к тому моменту с заявлениями в отдел по борьбе с экономическими преступлениями потянулись обманутые студенты. Сейчас в деле значатся потерпевшими около сотни человек, расследование по этим фактам закончено, но работа будет вестись и дальше, поскольку пострадавших от деятельности Плотниковой может оказаться гораздо больше. При обыске в ее рабочем кабинете было обнаружено еще порядка 300 школьных аттестатов, и установить их обладателей пока не удалось. А сколько человек, возможно, просто махнули рукой и даже не знают о проводимом расследовании?

Следствие тянулось целый год. Обвиняемая всячески срывала следственные действия, пыталась давить на потерпевших и свидетелей. При этом она не стеснялась в высказываниях и открыто заявляла о том, что даже разговаривать с потерпевшими ниже ее достоинства, не говоря уже о том, чтобы кому-то возмещать ущерб. Ее бывшие студенты пытались обращаться по-хорошему, просили, чтобы она отдала хоть что-то, ведь у многих из них сложилось просто безвыходное материальное положение. Но, оплачивая услуги очень дорогих адвокатов, она не возместила им ни копейки. Отчасти такое поведение Плотниковой объяснялось тем, что у нее имелись связи в правоохранительных структурах, на которые, видимо, она и рассчитывала, но уголовное дело вопреки ее чаяниям не развалилось.

Все это стало возможно благодаря командной работе следователя, оперативников ОРЧ ЭБ и ПК № 1 УМВД России по Омской области, которые на протяжении всего этого времени сопровождали уголовное дело, собирали доказательства, работали с потерпевшими и свидетелями, вылавливали обвиняемую, когда та пыталась покинуть страну или просто уклонялась от допросов. А также сотрудников экспертно-криминалистического центра, которые проводили сложнейшие экспертизы, результаты которых легли в основу обвинения. Уголовное дело на днях было направлено на рассмотрение в суд. В случае, если вина Плотниковой будет доказана, ей грозит до десяти лет лишения свободы.

Ольга НОВИКОВА
©
Распечатать страницу
Добавить комментарий

Блоги

Буторин Игорь

Буторин Игорьпутешественник, мореплавательКак я ударил автопробегом по «Самсунгу»

Думаете я присоединился к хейтерам южнокорейского концерна за ...
Пантелеев Алексей

Пантелеев АлексейЖурналистМиллионеры из омских трущоб

Вконец замерзающий омский рынок жилья опять удивил. На сайте ...
Сафонов Руслан

Сафонов Русланхудожник-карикатуристДураки, дороги и Достоевский

Наш новый блогер Руслан Сафонов отразил в карикатурах жизнь ...

Все авторы блогов