Художник с душой, полной песен

Художник с душой, полной песен

Дата публикации 5 ноября 2014 11:03 Автор Светлана Васильева Фото Евгений Кармаев

Художественную жизнь России рубежа XIX – XX веков сегодня называют эпохой Врубеля, отдавая должное таланту нашего земляка.
Интересно, что с годами оценки художника, непонятого современниками, все выше – Врубеля называли известным, талантливым, выдающимся, а спустя 100 с лишним лет со дня кончины о нем все чаще говорят: гений.

Образ омской сирени

Михаил Александрович родился 5 марта 1856 года в Омске в семье старшего адъютанта штаба отдельного сибирского корпуса Тенгинского пехотного полка штабс-капитана Александра Михайловича Врубеля и его жены Анны Григорьевны. Мальчика крестил в Воскресенской церкви известный в омской истории ученый протоиерей Стефан Знаменский. Спустя три года мать умерла от воспаления легких, и семья навсегда покинула Омск. Михаил Врубель учился в гимназиях Петербурга и Одессы, потом по настоянию отца изучал юридические науки в Петербургском университете, хотя мечтал об Академии художеств.
После Петербурга в жизни Михаила Врубеля были Киев, Венеция, Одесса, Москва. Оставил ли какой-то след в его памяти и творчестве родной Омск?

Об этом в книге «Воздушные фрегаты» размышлял другой наш выдающийся земляк – поэт Леонид Мартынов. Он рассказал, что искал в омских палисадниках прообраз сирени, глядящей со знаменитого врубелевского полотна: «Откуда мы знаем, что и с каких пор человек помнит? И почему бы у младенца Врубеля не могла бы запечатлеться за окном их обиталища какая-нибудь весенняя сирень, расцветшая фиолетовыми звездами на омских задворьях? Да только ли сирень? Мне кажется, что в творчестве Врубеля отразилось немало и других его самых ранних воспоминаний…».

Во всех жанрах

Наставник Врубеля в академии Павел Чистяков считал, что художнику надлежит свободно отдаваться влечениям и вкусам. В эпоху торжества сухого академизма это было смелое заявление. Но благодаря широте знаний учителя сложился художник, каким мы его знаем: мастер «сотворения живописных иллюзий», автор произведений в разных жанрах – живописи, иконописи, скульптуры, сценографии, архитектуры, декора интерьеров, книжной иллюстрации.

А первой профессиональной работой по рекомендации Павла Чистякова стала реставрация фресок Кирилловской церкви XII века в Киеве – 150 ликов и фигур. Затем собственная творческая работа для этого храма – настенные фрески и образы для иконостаса, написанные в Венеции. А конкурс на роспись Киевского Владимирского собора Михаил Александрович проиграл Виктору Васнецову. Причем акварельные эскизы Врубеля даже не были представлены конкурсной комиссии. Сегодня их называют шедеврами, а тогда неудача стала первым испытанием для художника.

Следующий период творчества Врубеля связан с именем мецената Саввы Мамонтова, с которым художника познакомил Валентин Серов. Богатый покровитель предложил работу для театра, прежде всего собственного, и это увлекло Врубеля. На сцене Панаевского театра в Петербурге он впервые увидел свою будущую жену – певицу Надежду Забелу.

Истина в красоте

Так представлял Михаил Александрович миссию искусства. Он хотел «будить душу от мелочей будничного величавыми образами». Это ему гениально удавалось. В 1906 году в парижском Осеннем салоне перед его произведениями часами простаивал молодой Пикассо, позже признавшийся, что единственным русским художником, оказавшим на него влияние, был Врубель. Будущий кубист был очарован у Врубеля гранением форм. А Михаил Врубель изучал сверкание граней в антикварных магазинах, перебрасывая редкостные драгоценные камни из руки в руку.

Другой великий эстет начала ХХ века, поэт Александр Блок, считал себя «жизненно связанным» с художником, испытав на своем творчестве его огромное влияние.

Михаилом Врубелем восхищался Николай Рерих. Он писал в статье в 1905 году: «У нас так мало художников со свободной душой, полных песен своих. Нам нужны такие художники. Будем беречь Врубеля!».

А среди тех, кто нес гроб с телом художника, был Александр Бенуа.

Парадоксально это поклонение Врубелю незаурядных умов и выдающихся талантов при общей недооценке его творчества современниками. Панно «Принцесса Греза» и «Микула Селянинович» для Всероссийской Нижегородской выставки отвергались заказчиком. Жюри Академии художеств потребовало удалить романтическую «Принцессу» из павильона. Тогда Савва Мамонтов построил для работ Врубеля специальное помещение у входа на выставку и на крыше поместил надпись: «Панно Врубеля, отвергнутое членами жюри Академии». Такая реклама взвинтила интерес публики. Но в газетах о нем стали писать как о декаденте. Нужны были годы, чтобы поэзию и изобразительное искусство того времени стали называть Серебряным веком, оценив изысканность образов и их новаторское воплощение.

Хроническое безденежье сопровождало гения всю жизнь. Степень нищеты поражала современников. Вот одно из свидетельств: в комнате ни одного стола, ни одного стула, кровать и два табурета, в кармане только пять копеек. Будучи в высшей степени непрактичным и наивным в финансовых вопросах, он, бедствуя, продавал свои работы в 20 раз дешевле, чем потом выручали за них его покупатели. Так, «Пан» ушел за 200 рублей – цена ужина в ресторане.

Ангелы и демоны

Первый «Демон», написанный под впечатлением поэмы Михаила Лермонтова, был встречен шквалом поношений. Врубель вернулся к этому образу только через 10 лет, работая над «духом изгнанья», символом одиночества. Картина была уже готова, когда художник решил полностью изменить облик могучего героя и представить публике бесплотного «Демона поверженного».

В 1902 году умер от простуды долгожданный, желанный, единственный сын Савва. Это трагическое событие стало спусковым крючком душевной болезни, уже дававшей о себе знать в скорбные годы. В выздоровление художника не верили, писали о его творчестве в прошедшем времени. Но он еще раз сумел побороть болезнь. В клинике Усольцева он писал портреты врачей, санитаров, пейзажи, увиденные из окна. И ангелов. «Шестикрылый серафим» – одна из последних работ Михаила Врубеля. А еще – «Пророк», «Иезекииль» – просветление дарили библейские образы, и настольной книгой в последние годы стала Библия.

Он умер, когда ослеп, и невозможность творчества стала очевидной. В 50 лет ушел самобытный художник, которому в высшей степени была свойственна творческая свобода. Речь Александра Блока на его похоронах была вдохновенной и похожей на прекрасные картины Врубеля.
©
Распечатать страницу
Добавить комментарий

Блоги

Кипервар Андрей

Кипервар АндрейДепутат ЗС Омской области Праймериз как точная наука

Между настоящими выборами и предварительным голосованием ...
Ромахин Алексей

Ромахин Алексейпрезидент общественной организации Фонд развития Омской области "Город будущего"9 мая — особенный для омской промышленности день

О том, что в годы Великой Отечественной войны Омск стал одним ...
Хомутских Артем

Хомутских Артемспортивный журналистКак сборная Франции по фехтованию Сибирь постигала

Теперь мастера клинка из Франции представляют, какой ценой ...

Все авторы блогов

Loading...