Первый герой омской истории

Первый герой омской истории

Дата публикации 3 декабря 2014 09:08 Автор Светлана Васильева Фото Евгений Кармаев

Историки до сих пор спорят, кем был Иван Бухгольц – преданным царю воином или полуграмотным авантюристом?
Мы приближаемся к 300-летнему юбилею Омска, а о человеке, положившем начало городу, не утихают споры. Есть сомнения в точной дате его рождения, национальности, вере, правильном написании фамилии.

Доподлинно неизвестно, как он выглядел: прижизненных портретов нет, а тот, что чаще всего помещается вместе с его биографией, – реконструкция художника «Омской правды» Виктора Резниченко, выполненная на основании изучения типичных образов офицеров петровского времени. А самое главное противоречие в работах исследователей – в оценке личных качеств Ивана Дмитриевича Бухгольца. Кто он – отважный воин или человек, попытавшийся (и сумевший!) собственную неудачу в походе за яркендским золотом приписать действиям сибирского губернатора Матвея Гагарина, казненного Петром I? Но коль считается непреложной истиной, что родину и мать не выбирают, то это справедливо и в отношении родителя Омска. Ему обязана своим рождением Омская крепость.

«Птенец гнезда Петрова»


Отец Ивана Бухгольца – из обрусевших немцев, с начала XVII века находившихся на русской службе. Мать русская, столбовая дворянка Дарья Бровцина. Родился основатель Омска в 1671 году. В младые годы Иван Бухгольц состоял в потешном войске Петра I.

Потом с 1689-го (по другим данным – с 1697 года) был офицером Преображенского полка. Участвовал в Азовских походах, затем в Северной войне, в боях под Нарвой. Быстро продвигался по службе.

В 1714 году он подполковник, близкий царю человек.

Когда сибирский губернатор князь Матвей Гагарин доложил Петру I о запасах песочного золота в Восточном Туркестане близ Яркенда на калмыцких кочевьях, было решено отправить туда военную экспедицию. Стране нужно было золото, стояла задача и разведывания новых земель, более удобных торговых путей в Индию и Китай, и отряд решили сформировать, несмотря на очевидную опасность столкновений с воинственными джунгарами.

Командовать предприятием царь поручил подполковнику Ивану Бухгольцу, которому доверял как верному и отважному офицеру. Царский указ был подписан 22 мая 1714 года. В нем предполагалась остановка в пути от сибирской столицы вверх по Иртышу и строительство крепости у Ямыш-озера. Бухгольцу предписывалось «поступать, как доброму и честному человеку».

Нескоро тогда дело делалось: виной тому расстояния. Иван Бухгольц и семеро его сподвижников – выбранных им офицеров – добирались в Сибирь по Москве-реке, Оке, Каме, Чусовой, Туре и Тоболу. Преодолев сложный путь за три месяца, прибыли в Тобольск 13 ноября.

В поход за золотом

В отряд набирали казаков и рекрутов из Тобольска, Тары, Тюмени. Требовались и мастеровые, и «рудознатцы». По мнению Бухгольца, сборы затягивались по вине губернатора Матвея Гагарина, о чем подполковник и писал царю. Пушек не хватало, пришлось отливать новые в Тобольске. 2000 ружей ждали из Москвы. Должны были начать экспедицию весной 1715 года, а сумели отправиться только 30 июня. Накануне, в день Петра и Павла, был отслужен молебен об успехе предприятия.

Предполагалось, что Бухгольцу понадобится 1500 человек, но в Тобольске он настоял на увеличении отряда почти вдвое. В результате на поиски песочного золота отправилось 2932 человека. Отплыли на 33 дощаниках и 27 двенадцативесельных лодках. В Таре полторы тысячи драгун пересели на лошадей и продолжали путь по берегу, охраняя отряд.

К Ямыш-озеру, что южнее нынешнего города Павлодара, прибыли только 1 октября – плыли-то против течения. Рядом с устьем реки Преснухи построили крепость, артиллерийский острог, землянки. Обнесли шестиугольную с бастионами крепость надолбами и рогатками, соорудили земляной вал. Работы по обустройству закончили 10 ноября. Предстояла зимовка перед дальнейшим продвижением на юг. В отряде было 15 мортир, 36 пушек, 46 алебард, 72 пики, мушкеты, фузеи. Бухгольц считал, что вооружения мало.

Возведение крепости обеспокоило джунгар. Посланцы контайши, возвращаясь из Тобольска, где были приняты сибирским губернатором Гагариным, заехали в крепость, чтобы выяснить, с какой целью она построена. Иван Дмитриевич отвечал: для разведывания руд. И заверял, что военные действия не входят в планы. Посетили крепость и посланцы родственника контайши Церен-Дондоба. Тогда Бухгольц послал к контайше Цеван-Рабдану 50 драгун во главе с поручиком Маркелом Трубниковым, чтобы отвезти письмо. В нем подполковник уверял в мирных намерениях своей экспедиции. Но отряд был захвачен киргизами, и письмо не было доставлено адресату.

Джунгары напали на крепость в ночь с 9 на 10 февраля 1916 года. Это была Масленичная неделя. Атаку десятитысячного войска отбивали 12 часов. Неприятель, не сумев закрепиться в крепости, прибег к ее осаде. Она длилась три месяца.

Джунгарам удалось захватить два амбара со съестными припасами, и в крепости начался голод, свирепствовала цинга, появилась сибирская язва. Хоронили умерших каждый день. Князь Гагарин отправил подкрепление и провизию отряду Бухгольца, но обозы и 700 сопровождавших были остановлены джунгарами. Припасы изъяли, а пленных провели мимо крепости, чтобы окончательно подорвать дух осажденных.

Бухгольцу пришлось идти на переговоры с контайшой о возможности отхода остатков отряда.

28 апреля оставшиеся в живых воины разрушили до основания крепость и на сохранившихся 18 дощаниках (часть разобрали при строительстве сооружений) отплыли вниз по Иртышу. Из почти трехтысячного отряда осталось 700 человек.

Основание Омска

Задача была не выполнена, потери катастрофические. Вероятно, неудачу хотелось хоть чем-то компенсировать. Приплыв к устью Оми, Бухгольц с отрядом делает остановку, высаживается на левом берегу Оми и размышляет о возможности строительства здесь крепости. Он не мог принять самостоятельно решение, требовалось одобрение губернатора, за которым и были отправлены гонцы. Матвей Гагарин согласие дал и послал 1300 рекрутов в помощь.
По традиции основание крепости началось с освящения места под храм. В отряде был свой священник и походная церковь. Первый омский храм был освящен во имя преподобного Сергия Радонежского.

В отряде был специалист по постройке крепостей – поручик артиллерии инженер Каландер из пленных шведов. Он руководил и закладкой Ямышевской крепости. В устье Оми на высоком берегу он предложил ставить крепость по шведскому образцу: пятиугольную, с угловыми бастионами. К осени 1716 года основная работа была закончена. В декабре Иван Бухгольц оставил крепость на попечение командира Омского гарнизона майора Вельяминова-Зернова, а сам отбыл в Петербург.

Он не мог предвидеть, что в будущем из скромной крепости вырастет город, ставший в канун революции 1917 года первым по численности населения и значению в Сибири, оставив далеко позади столичный Тобольск, а потом превратившийся в третью столицу, еще позже город с миллионным населением. Выбор места подсказали воинский опыт, интуиция. А может быть, подполковник знал, что это место уже было облюбовано тарскими воеводами под русское поселение, и на чертежах Семена Ремезова конца XVII века отмечено: «Пристоит вновь быть городу»? Вряд ли он, будучи в Тобольске занятым подготовкой к экспедиции, интересовался чем-то иным. Скорее всего, еще на пути к Ямыш-озеру внимание опытного офицера привлекло удачное для организации обороны и просто красивое место.

Кто виноват?

В столице нужно было давать ответ за провал похода. Вызван был и князь Гагарин. Их показания расходились. Гагарин обвинял Бухгольца в том, что тот не сумел наладить отношения с контайшой, то есть показал себя негодным дипломатом. Бухгольц говорил о плохой подготовке экспедиции, что легко подтверждалось его сообщениями царю. Чтобы прояснить дело, Петр I послал в Тобольск и далее на юг премьер-майора Ивана Лихарева. Лихарев прошел по Иртышу сначала к срытой Ямышевской крепости, затем гораздо дальше Бухгольца и основал Усть-Каменогорскую крепость. С ним было только 400 воинов. Историк Словцов впоследствии сравнивал действия двух начальников отрядов не в пользу Бухгольца. Одним из свидетельств Лихарева против Бухгольца было то, что у окрестных джунгар в результате неудавшейся экспедиции появилось огнестрельное оружие. Это был веский аргумент.

Но в результате разбирательств наказан был князь Гагарин. Его пытали, затем 16 марта 1721 года казнили через повешение, обвинив в казнокрадстве. А Иван Бухгольц был оправдан. Сыграло роль то, что он не сдал джунгарам Ямышевскую крепость и заложил на Оми новую. В послужном списке подполковника появилась запись: «Годится к лучшему делу».
©
Распечатать страницу
Добавить комментарий

Блоги

Буторин Игорь

Буторин Игорьпутешественник, мореплавательКак я ударил автопробегом по «Самсунгу»

Думаете я присоединился к хейтерам южнокорейского концерна за ...
Пантелеев Алексей

Пантелеев АлексейЖурналистМиллионеры из омских трущоб

Вконец замерзающий омский рынок жилья опять удивил. На сайте ...
Сафонов Руслан

Сафонов Русланхудожник-карикатуристДураки, дороги и Достоевский

Наш новый блогер Руслан Сафонов отразил в карикатурах жизнь ...

Все авторы блогов