Валида Исанова: «Методы космической медицины будем использовать для лечения омичей»

Валида Исанова: «Методы космической медицины будем использовать для лечения омичей»

Дата публикации 14 января 2015 13:17 Автор Наталья Фролова

Врач и ученый из Татарстана Валида Исанова рассказывает о технологии реабилитации больных с поражением центральной нервной системы. В Омске методика уже используется, и с хорошими результатами. Местные медики при поддержке регионального минздрава решили расширить работу в данном направлении и пригласили Исанову на своеобразный мастер-класс. [ФОТО]
— Каковы цели вашего визита в Омск?

— Я перед приездом в Омск поставила несколько задач. Во-первых, я намерена была показать организационные моменты реабилитационного процесса омским медикам. Здесь я увидела хорошую материально-техническую базу для реабилитации пациентов, страдающих поражением центральной нервной системы. Я обучаю медицинских работников и даю консультации пациентам, их родственникам.

— Как прошли дни пребывания в Омске?

— Бурно. Мы проводим не просто реабилитацию ради реабилитации, а патогенически направленную реабилитацию. Это дает высокую результативность, потому что технологические приемы в работе с пациентом — восстановлении функции речи, движения — обоснованы научно. Они исходят из клинического состояния ребенка.  Я поняла, что в Омске можно реализовывать мои методики реабилитации. Это будет эффективно для пациентов. Тому способствует большая работа, проведенная Казанским университетом. Мы использовали новейшие достижения медицины, которые используются для жизнеобеспечения летчиков, управляющих сверхзвуковыми самолетами.

— В чем состоит суть метода?

— Метод проприоцептивной нейро-мышечной фасилитации (ПНФ) создает условия для активного движения больного, чтобы он даже небольшое движение делал активно. Для этого используются разные приемы. Они усиливают реакцию со стороны костно-мышечного и связочного аппарата, где находятся рецепторы. Импульсы идут в двигательную зону коры большим потоком. Затем они возвращаются к мышцам, преодолевая различные препятствия, сопротивление. Плюс на спинальном уровне идет восстановление системы работы, которая регулирует мышечный тонус. Это не просто отвлеченное занятие гимнастикой. Это нейрофизиологические приемы.

— Кто может стать вашим пациентом?

— Дети с диагнозом «церебральный паралич». Есть такие больные, которые не говорят, не могут даже держать голову, не могут самостоятельно перевернуться, они никогда не ходили. Люди, страдающие рассеянным склерозом, после инсультов, попавшие в дорожные аварии, после каких-либо травм, которые привели к тому, что человек не может ходить, двигаться, возникли речевые нарушения.
 

 
— Имеются ли аналоги данного метода? Кто-то его уже использует?

— За рубежом по аналогичной системе уже работают. Но там они практически не занимаются с тяжелыми пациентами. Этой категории больных создаются в основном только условия социального ухода и поддерживаются их жизненно важные функции. Наша задача — использовать данный метод в работе в большинстве своем именно с такими пациентами.

— Каковы отличия вашей методики?

— В отличие от западноевропейских и американских подходов наша методика усилена действием пневмокостюма, который необходим для того, чтобы спасти жизнь летчику. Он способствует натяжению мышечно-связочного аппарата. У пилота сохраняется кровообращение, он не теряет сознание. Оговаривая это с космонавтом Поляковым (Валерий Поляков — Герой Советского Союза и Герой России, обладатель мирового рекорда самого длительного полета в космос. — Прим. ред.) я пришла к выводу, что технологии, применяемые в космической сфере, должны подойти и для больных. Эти пневмокостюмы держат позу, то есть то, чего не могут пациенты с ДЦП и после инсульта. Это открытие вошло в мою докторскую работу.

— Получила ли ваша разработка широкое применение?

— Все новое, как известно, очень трудно идет у нас. Но о данной технологии знают уже по всей стране. Тем более что идет время и практика зарекомендовывает себя, ведь есть хорошие результаты. Сама система защищена в 1996 году, работа же ведется с 1992 года. Но только в последние годы она получила широкое признание.

— Можно сказать, что появилась новая система реабилитации?

— Конечно. Это новое научно-практическое направление в данной сфере. Впервые эта система реализуется в Омске, в санатории «Рассвет» на основе государственно-частного партнерства. 

— Какими инструментами в работе с пациентами вы пользуетесь? Знаю, что вы можете использовать даже простые ватные палочки: как бы щекочете язык больного в определенных точках, полость во рту, чтобы к человеку вернулась речь и он начал произносить звуки.

— Да, инструменты, в принципе, простые. Даже ватные палочки могут подходить, если хорошо знать основу нарушения, к примеру, устной речи. В мышцах и связках есть рецепторы, которые имеют непосредственный контакт с черепно-мозговыми нервами.

— То есть вы их в данном случае ватной палочка просто раздражаете?

— Совершенно верно. Но раздражать эти рецепторы следует умело. Для всех приемов очень важно удержание позы. К примеру, если ребенок не держит голову, то он никогда не станет  говорить. Поэтому первая задача, которую мы ставим в реабилитации таких пациентов, — поставить голову, зачем учить говорить звуки и слова. Параллельно нужно раздражать эти рецепторы. Тогда мы получим результат.

— Что еще необходимо вам для работы с больным?

— Необходимо диагностическое оборудование, различные тренажеры, но главное — умелые руки. Самый сложный инструмент, который мы используем, — пневмокостюм.

— Кто такие костюмы производит, сколько они стоят?

— Организация от минобороны. Мы закупаем их по цене 30 тысяч рублей за детский костюм, 40 тысяч рублей стоят взрослые размеры. Кто-то после лечения даже приобретает самостоятельно такие костюмы домой, чтобы заниматься еще и дома.

Как давно омские медики начали работать по вашей методике реабилитации больных, страдающих поражением центральной нервной системы?

— По такой методике омские специалисты начали работать с тяжелыми пациентами в прошлом году. Медики приезжали на обучение ко мне в Казань. Результат был хорошими. Теперь требуется обучить большее количество медработников данным методам. В Таллинском госуниверситете кафедра взяла на вооружение мою методику и по ней уже написана статья. Работают по моим разработкам и в Астане. Но в Омске — так как здесь есть потенциал для этого — мы собираемся вести целое направление в реабилитации. Я готова сюда приезжать постоянно, курировать процесс, его полностью сопровождать, быть ментором этого центра. Омск в этом пионер.

— Сколько пациентов вы приняли за время пребывания в Омске?

— Семь человек.

— Какими такие дети становятся после прохождения курса реабилитации?

— У меня есть целый фильм об этом. К примеру, в одном из центров Москвы у меня был ребенок, который просто висел на моих руках. Теперь он может самостоятельно подниматься с колен и стоять.
 

 
— Сколько по времени занимает реабилитация, которая может привести к таким ощутимым результатам?

— В течение занятия могут быть уже результаты. Но стоит заметить, что такой эффект остается ненадолго, и поэтому его следует закреплять. Чтобы это сделать, занятия необходимо проводить каждый день. Причем заниматься с ребенком должны не только специалисты, но и родители дома. Многие элементы можно потом повторять у себя дома. Я родителям показываю и рассказываю, какие манипуляции они могут проводить в домашних условиях самостоятельно.

— На чем еще делаете акцент в работе с пациентами?

— Всех пациентов следует поощрять. Когда у ребенка получается, его необходимо поддержать, чтобы была мотивация работать дальше. Например, мы его хвалим, аплодируем ему. В таком случае активизируется уровень сознания, тонус коры. А это уже очень серьезная регуляция.  Поведенческая реакция также помогает. Тогда пациент бурно отвечает на мои реакции. Все это вкупе и дает такие результаты.

— Данная методика имеет под собой признанную документальную, формальную основу?

— Безусловно. У двух моих методик, которые я использую во взаимосвязи, имеется удостоверение Росздравнадзора.  Первое — по кинезотерапии, которая является аналогом метода ПНФ (им пользуются зарубежные медики). Второе — на кондуктивную методику, которая включает метод кондуктивной педагогики, систему Монтессори (Мария Монтессори — итальянский педагог-психолог, в начале XX века создала педагогическую систему, смысл которой заключается в том, чтобы подвигнуть ребенка реализовать свою индивидуальность, найти свой уникальный путь. — Прим. ред.). Это направлено на получение навыков для самообслуживания, развития коммуникации, речи в игровой, сюжетной форме, для их закрепления. Для этого необходима в том числе сенсорная комната. В ней ребенок, играя, делает очень важные шаги. Он тянется за лягушкой, цветком, двигает рукой — и от этого на экране начинают отображаться волны воды.

— Что вы чувствуете, когда понимаете, что от вашей работы есть эффект и ребенок самостоятельно начинает держать ложку?

— Восторженность. Благодарные глаза родителей ни с чем не сравнить. Дети, которые никогда не улыбались, не могли жевать пищу, а просто проглатывали ее, начинают все это делать. Также пациенты начинают произносить звуки.  У меня были дети, которые никогда не сидели, а потом происходили сдвиги — и они начинали сидеть. Родительское «спасибо» — это наивысшая оценка моей работы. Я испытываю радость от этого.

— Какие впечатления у вас сложились об Омске?

— Омск — необычный город. Здесь живут необычные люди. Они имеют продвинутые мысли, и это очень отрадно.  Ведь какие-то новые технологии в медицине здесь воспринимаются так, как мне, ученому, хотелось бы. Я рада, что побывала здесь. Приеду еще. И не раз.
 

©
Распечатать страницу
Добавить комментарий

Блоги

Буторин Игорь

Буторин Игорьпутешественник, мореплавательКак я ударил автопробегом по «Самсунгу»

Думаете я присоединился к хейтерам южнокорейского концерна за ...
Пантелеев Алексей

Пантелеев АлексейЖурналистМиллионеры из омских трущоб

Вконец замерзающий омский рынок жилья опять удивил. На сайте ...
Сафонов Руслан

Сафонов Русланхудожник-карикатуристДураки, дороги и Достоевский

Наш новый блогер Руслан Сафонов отразил в карикатурах жизнь ...

Все авторы блогов