Константин Рехтин: «У театра открылось второе дыхание»

Константин Рехтин: «У театра открылось второе дыхание»

Дата публикации 21 января 2015 07:56 Автор Светлана Васильева Фото Евгений Кармаев

Главный режиссер Северного драматического театра им. М. А. Ульянова не мыслит своей работы без диалога со зрителем.
Омский государственный Северный драматический театр им. М. А. Ульянова называют уникальным явлением на театральной карте страны. За 13 лет со дня основания коллектив стал обладателем такого количества наград престижных фестивалей, что их перечисление заняло бы слишком много места в газете. В феврале театр приезжает на большие гастроли в Омск.

Обозреватель «ОП» побеседовала с главным режиссером театра, членом президентского совета по культуре Константином Рехтиным.

Тарчане полюбили театр – Константин Викторович, по итогам социологического опроса о качестве работы государственных театров Омской области Северный театр им. М. А. Ульянова оказался во главе рейтинга. Для вас значима эта оценка?

– Конечно. Разговоры о необходимости театра в Таре до сих пор продолжают вестись. Я сам хотел предпринять в этом сезоне какое-то исследование на эту тему, чтобы понять, как развиваться дальше. Когда было принято решение о том, что независимая оценка качества работы обязательна для всех государственных учреждений культуры страны, я много слышал негативных отзывов. Они звучали на заседании совета по культуре при Президенте РФ, членом которого я являюсь. Сотрудники музеев и театров были недовольны, что оценивается только формальная сторона работы. Директор музея Михаила Шолохова, внук писателя, выступил с резкой критикой этого новшества. А я считаю: критерии опроса нужно совершенствовать, чтобы была и эстетическая составляющая, но в целом это очень нужное дело. Конечно, для меня была неожиданностью такая высокая оценка театра земляками.

– В Таре 27 тысяч жителей, а спектакли Северного театра за год посмотрело 24 тысячи зрителей. Получается, процент театралов выше, чем в больших городах?

– Я это реально вижу. Круг любителей театра расширяется. И если раньше люди отдавали предпочтение «легким» спектаклям, комедиям, то сейчас повернулись и к серьезным работам. И, наоборот, те, кто приходил только на авторские постановки, стали интересоваться и тем, что мы делаем «для кассы», для детей.

– Когда год назад проходил конкурс на замещение должностей руководителей учреждений культуры, в Северном театре он был признан несостоявшимся. А потом директором был назначен Анджей Неупокоев. Как вам работается вместе?

– Очень хорошо. Я не хотел быть директором, не добивался этой должности. Но нужно было рассматривать вопрос о том, как двигаться театру вперед, разработать механизм его развития в маленьком городе. С прежним директором мы не могли найти общего языка в разговорах о перспективе. И тогда мне предложили пойти на конкурс. Сегодня полномочия разграничены, и мне достаточно творческих. Благодаря этому у нас за сезон поставлено 15 спектаклей, шесть из них – мои.

– Поразительная цифра, обычно в театрах четыре премьеры в сезон считаются хорошим результатом…

– Когда я в Москве называю коллегам цифру 15, они сначала удивляются, но тут же говорят: вероятно, у вас по-другому театр не может жить. Да, мы в иной ситуации, чем академический театр в большом городе. Оговорюсь: речь идет о спектаклях в разных форматах. Ставим и моноспектакли, и камерные, и для детей. Семь идут на основной сцене, восемь – малой формы, они играются в разных местах: и на поворотном круге, и в Белом фойе, и в репетиционном зале. Есть планы даже под сценой играть. Большое количество постановок дает возможность занять труппу. Для нас три репетиции в день плюс игра на выезде или стационарный спектакль – абсолютно нормальный режим. И у зрителей есть выбор, что смотреть.

Спектакль взволновал украинский город

– Кто из режиссеров откликается на ваши предложения поработать в Таре?

– Например, режиссер из Москвы Андрей Любимов поставил спектакль «Продавец дождя» Р. Неша. Это его вторая работа в нашем театре. Он говорит, что с огромным желанием к нам едет, потому что театр творческий, интересный и тренированная труппа. Было очень приятно слышать такую оценку подготовки актеров. К нам приехал режиссер из Киева Ростислав Коломиец и поставил спектакль «Суета» И. Карпенко-Карого. Это результат наших одесских гастролей и участия во Всеукраинском фестивале «Коломыйские представления» в городе Коломыя Ивано-Франковской области в конце 2013 года. На этом фестивале мы, по зрительскому рейтингу, заняли первое место. Мы были единственным театром из России на этом театральном форуме.

– На фоне нынешних событий на Украине звучит как сказка из прошлого. Коломыя – город на Западной Украине, где улицу Первомайскую переименовали в улицу Степана Бандеры…

– А к нам подходили многие зрители – и украинцы, и русские – и говорили, что мы взволновали город своим спектаклем «Кошмар». Это постановка по двум рассказам Чехова – «Кошмар» и «Враги». В нашем первом чеховском спектакле «Шуточки» был показан Антон Павлович-юморист. А здесь социальный Чехов. Нас впечатлило здание Коломыйского академического областного украинского театра драмы имени И. Озаркевича. И традиция: перед началом спектакля прозвучала православная молитва. Огромный зал молился, и мы с ними.

– И вы не видели никаких разногласий у публики,  жителей города?

– Во второй половине спектакля я увидел, как из зала вышла группа молодых людей с хохлами на головах. Они, видимо, поняли, что повода для провокаций не будет. И после окончания спектакля звучали такие громкие аплодисменты! Мы видели на улицах «войну памятников»: у Степана Бандеры был отбит нос, а у советского воина – рука. Но недоброжелательности к себе мы не почувствовали. Интересная деталь: в гостинице «Писанка», где мы жили, все разговаривали на украинском, а после показа спектакля с нами стали говорить по-русски. Хотя, как только я начинал говорить о дружбе, налаживании контактов, коллеги чаще всего уходили от обсуждения этих вопросов. Но наши актеры до сих пор общаются с украинскими по Интернету.

– Велика миротворческая сила искусства… Вы упомянули традицию украинского театра. А в Северном театре им. М. А. Ульянова есть свои традиции?

– Одна сложилась – диалоги со зрителем. Обсуждаем спектакли с публикой,  педагогами, родителями. И, к удивлению, обнаружили, что в репертуаре большая брешь: мало спектаклей для молодежи. А город-то студенческий. И тогда выпустили спектакль «Наташина мечта» по пьесе Ярославы Пулинович. Работаем еще над несколькими молодежными проектами. Особенность нашего театра сегодня в том, что мы берем в производство одновременно несколько спектаклей.

У каждого своя взлетно-посадочная полоса

– Омичи помнят ваши прекрасные спектакли «Пролетный гусь», «Иркутская история», завоевавшие призы многих фестивалей. А когда вы привезете в Омск новинки репертуара?

– Ближайшие большие гастроли в Омске пройдут в феврале. На четырех сценах: Театра драмы, ТЮЗа, театра «Арлекин» и Дома актера. Привезем спектакль «Последний герой» по пьесе и стихам одесского писателя Александра Марданя, получивший высокую оценку известного деятеля театра Олега Лоевского. Покажем «Наташину мечту». Эти два спектакля, скорее всего, будут выставлены на областной фестиваль-конкурс «Лучшая театральная работа 2014 года». В афише гастролей – «Шутки в глухомани» И. Муренко, новая зажигательная французская комедия «Блэз» К. Манье, которую поставила режиссер из Томска Наталья Корлякова.

– В прошлом году в Таре открылся дом-музей Михаила Ульянова. Театр имени Ульянова сотрудничает с ним?

– Музей, конечно, нам в помощь. Мы участвуем во всех событиях, происходящих в музее. Вот, например, была акция в Таре «Ночь искусств», и мы играли в музее сцены из спектакля «Иркутская история». Когда-то в этой арбузовской пьесе блистал Михаил Александрович.

– Думали ли вы 13 лет назад, отправляясь создавать театр на севере области, что надолго станете тарским жителем?

– Честно говоря, не задумывался о сроках, потому что это мешает работе. Что Бог дает, то дает. В небольшом городе есть возможность творить, меньше времени уходит на суету. В какой-то момент пришло ощущение, что работа шла не в полную силу. А сейчас будто открылось второе дыхание.

– Кто из актеров с вами с первого спектакля?

– Василий Кулыгин, Александр Горбунов, Алексей Лялин, Виктория Селютина. Сейчас это ведущие актеры, на них держатся репетиции. Эти ребята стали настоящими мастерами. Я на них полагаюсь не только как на своих талантливых учеников, работаю с ними как с коллегами, сотворцами.

– Константин Викторович, перед Новым годом вы были участником расширенного заседания Госсовета, который подвел итоги Года культуры. Какое самое яркое впечатление?

– Впечатлений много. Расскажу об одном. На приеме выступил Карен Шахназаров и сказал: «20 лет люди, занимавшиеся искусством, были тем самым техническим работником аэропорта в Коми, куда пришлось приземлиться терпящему бедствие лайнеру. Это было чудо, что среди тайги был обнаружен давно не действующий аэропорт с подготовленной посадочной полосой. Человек ежедневно выходил и, несмотря ни на что, чистил снег. Так поступали на своих участках работники культуры. И дожили до того времени, когда принимается закон «Основы государственной культурной политики». Я с Шахназаровым согласен.
©
Распечатать страницу
Добавить комментарий

Блоги

Буторин Игорь

Буторин Игорьпутешественник, мореплавательКак я ударил автопробегом по «Самсунгу»

Думаете я присоединился к хейтерам южнокорейского концерна за ...
Пантелеев Алексей

Пантелеев АлексейЖурналистМиллионеры из омских трущоб

Вконец замерзающий омский рынок жилья опять удивил. На сайте ...
Сафонов Руслан

Сафонов Русланхудожник-карикатуристДураки, дороги и Достоевский

Наш новый блогер Руслан Сафонов отразил в карикатурах жизнь ...

Все авторы блогов