«Стыдно не передать детям историю своего рода»

«Стыдно не передать детям историю своего рода»

Дата публикации 21 января 2015 11:48 Автор Татьяна Шипилова Фото Сергей Мельников

Так считает бывший главный банкир Омской области Алдона Токарева, которая увлеченно и теперь вполне профессионально строит генеалогическое древо своей семьи.
В конце декабря были подведены итоги областного конкурса на лучший семейный архив.  Алдона Токарева заняла в конкурсе второе место, представив на суд жюри сразу три тома — родословную своей семьи, рассказ о родственниках, участниках Великой Отечественной войны. Третий том Алдона Брониславовна посвятила истории банковского дела — 37 лет Токарева проработала в банковской системе, последние 12 лет до пенсии была, можно сказать, главным  банкиром Омской области — возглавляла Главное управление банка России по Омской области.

— Алдона Брониславовна, что подвигло вас на поиски родословной?

—  Я много занималась созданием музея банковского дела, встречалась с людьми, с ветеранами, которые помнили, как развивалась банковская система в Омской области, какой она была. И тогда подумала: пора заняться собственными предками. Но  чтобы заниматься поиском, кроме желания необходимо еще время.  Когда я работала, свободного  времени у меня не было.  Когда мои внуки пошли в школу и задали мне вопрос о предках, я поняла, что просто  стыдно не передать детям историю своего рода. Лет пять назад начала поиски.

— У вас такое необычное имя, что сразу говорит о нерусском происхождении. Расскажите о своей семье.

— Моя мама сирота, бабушка умерла, когда маме было 9 лет. При моей жизни у меня не было ни бабушек, ни дедушек. О своей семье ничего не знала, признаться не очень-то интересовалась. Единственное, что помнила, это мамину фразу о том, что ее дед был священником. Даже не знала, как зовут бабушку.
Наше село Троицк Тесеевского района Красноярского края было основано  в 1640 году, когда там нашли большие залежи соли. Нашли на монастырских  землях. Затем земли передали в государственную казну, и поскольку в том краю было много ссыльных, было принято решение о строительстве небольшого соляного завода. В  разные годы там жили участники двух польских восстаний, декабрист Петр Фоленберг. После Великой Отечественной войны в Троицк на поселение отправили отсидевших в лагерях репрессированных прибалтийцев, среди которых был и мой будущий отец.

Он встретился с мамой, они полюбили друг друга. Маму за связь с репрессированным исключили из партии, сняли с работы, но она от своей любви не отказалась. Родилась я, но в свидетельстве о рождении в графе «отец» у меня стоял прочерк: у отца не было никаких документов, они хранились в комендатуре. Отец очень тосковал по родине, потому и дал мне старинное литовское имя — Алдона.  Таких как я — с прочерком  в графе «отец» — было полдеревни. Например, в нашем классе дети носили  фамилии Плеханов, Суриков, Гюнтер, Слезак, Беткаускас и Юргенсон. 
 
— Для того, чтобы искать предков, надо писать письма в архивы, сидеть там с утра до вечера, Это рутинная работа, на которую уходят месяцы. С чего вы начали, и как хватило терпения?

 — Я  люблю все делать основательно, глубоко.  Прежде всего¸ поехала на родину — в Красноярский край, в село Троицк. Очень люблю свою деревню. Начала обходить всех старых людей, и первый вопрос, который я задавала, был такой: помнит ли кто, как звали мою бабушку. Еще были живы две мамины одноклассницы, которые и сказали — Зинаида Шнырева. Тут на помощь пришел интернет. Я помнила, что мамин дед  был священником. В интернете нашла описание падения Тунгусского метеорита, которое сделал заведующий метеостанцией села Троицк Шнырев С. П.  Нутром чувствовала, что это родственник. Потом я написала около 300 писем в разные инстанции. Из Иркутска мне прислали копию журнала, издаваемого в Санкт-Петербурге, где были сведения о метеостанциях и о том, кто ведет на них наблюдения. В Троицке за погодой наблюдал священник Савва Порфирьевич Шнырев. Дальше помогли сотрудники Тасеевского районного архива. Они написали, что у Саввы Порфирьевича было 14 детей, в том числе и Зинаида — моя бабушка. Позже я сама поехала в архив, пересмотрела метрические книги вдоль и поперек. Нашла все родственные связи. Потихоньку одно цеплялось за другое. Разуваевы — это предки мамы по линии отца, Шныревы — по линии матери. Узнала много интересного: что метеостанция находилась в доме прадеда, наблюдения за погодой он вел 28 лет.
 
Кроме того, принимал участие в первой масштабной переписи населения, которую организовал Семенов-ТяньШанский,  и даже получил за это медаль.
Отец мой до 1940 года жил в Литве, учился в летном училище, а брат его работал управляющим в банке. Сотрудники НКВД отца и его брата арестовали, репрессировали, сослали в лагеря. Восемь лет отец отсидел в ВоркутЛаге, затем его сослали в наш Троицк.  Маму не раз вызывали в райком партии и говорили: «Не думаешь о себе, подумай о ребенке, как он будет жить с клеймом отца — врага народа?»  Когда умер Сталин, отца реабилитировали, разрешили уехать на родину, и в 1955 году он вернулся в Литву. Мама туда ехать не хотела и боялась. С отцом я общалась всю жизнь до его кончины. Только в 60 лет я по суду установила отцовство. Мне многие знакомые говорили: зачем тебе это сейчас надо? А мне было надо. На всю жизнь осталась обида, что выросла без отца, которого очень любила. Его родословную тоже ищу, хотя это очень сложно:  документы на литовском языке. Знаю, что во мне течет и польская кровь. Нашла много родственников, но не могу выстроить родственные связи. Отчеств у литовцев как таковых нет.

— Второй архив, представленный на конкурс, касается родных— участников войны. Сколько родственников удалось найти?

 — 39 человек. Считаю свои долгом о них рассказать. Нашла все документы- похоронки, извещения о пропавших без вести, о наградах, о местах захоронения и подвигах. Родные воевали на всех фронтах. Двое погибли перед самой победой. Треть погибла, треть вернулась живыми, треть пропала без вести.  В Тасеево в прошлом году создавали новый мемориал в честь погибших. Я передала туда список из 12 человек. Всех занесли на мемориальные доски, один родственник не попал, но к 70-летию Победы мне обещали его имя на мемориал занести. Держу на контроле.

— Вы написали историю банковского дела. Я полистала ее и хочу сказать, что читается на одном дыхании, в некоторых местах  почти как детектив.

— Когда я приехала в Омск на работу по распределению, окончив Иркутский институт народного хозяйства,  я была поражена, как тепло меня встретили. Мне дали заряд доброты, говоря современным языком,  в банке была очень высокая корпоративная культура. И наставничество было, и молодым помогали, ветеранов не забывали. Наши ветераны вспоминали, что Новый год они зачастую встречали на работе. Проработав много лет,  я подумала — хорошо бы создать музей. Нашлись энтузиасты, создали совет музея. Музей получился хороший. Приходят студенты, школьники, есть что показать. Экспонатов много. Решила написать и историю банковского дела.

Что касается детектива,  там есть интересная история, которая произошла в апреле 1997 года. Мне домой рано утром позвонил губернатор Леонид Константинович Полежаев. Сказал, что террористы захватили рейсовый автобус с заложниками и требуют выкуп 2 млрд рублей, причем в банковской упаковке и крупных купюрах. Я не могла отказать, вызвала руководителя отдела, написала от руки: «выдать». Это было незаконно.  Чтобы как-то узаконить наши действия, чуть позже мы напечатали распоряжение о выдаче средств, которое хранится теперь в нашем музее. Террористов задержали. К счастью, никто не пострадал.  Деньги нам вернули в целости и сохранности.

 — Люди, которые занимаются созданием генеалогического древа, обычно говорят, что параллельно вновь изучают историю страны. Что вам в вашем поиске интересно?

— Занимаясь это работой, узнала много нового. Например, когда делали запись о рождении ребенка в метрические книги, туда же заносили сведения о родителях, их вероисповедании, о крестных. Знаю, кто был крестным у моего прадеда. Или взять венчание. Составлялся брачный обыск, где писали, могут ли молодые заключать брак или нет. Целое досье по невесте и жениху. Есть чему поучиться. Или, например, когда искала сведения о метеостанции прадеда, узнала,  какими были метеостанции в 19 веке.  А также кто такой псаломщик, что такое скуфья, которую прадеду разрешили носить, кто такие государственные крестьяне. Познавательное увлечение.

А еще  поиск восстанавливает давно утраченные родственные связи. Я нашла много троюродных и четвероюродных братьев и сестер. Общаемся через «Одноклассники», скайп,  пишем электронные письма, встречались в Абакане, Минусинске, Москве.

Родные мое увлечение поощряют, муж — он историк по первому образованию — всегда  помогает разобраться в исторических событиях. Сын очень рад, что мама за родословную взялась, и оставит ему и его детям  этот труд. И все ждут книгу. Нашлось много информации, которую сейчас привожу в порядок.

— Вы пишете книгу? Когда она будет готова?

— Надеюсь, что в этом году. В феврале  вновь поеду на родину. Буду «копать» дальше, пока я нашла предков до 1780 года. 

— Вы много времени провели в архивах, участвовали в конкурсе, на который свои материалы подали десятки людей. Поиск родословной — это мода?

— Люди все больше интересуются историей своего рода, растет уважение к своим корням, к сохранению семейных ценностей. Теперь и я считаю, что неприлично не знать свою родословную. Например, у мусульман стыдно не знать своих родственников до седьмого колена.

Что касается моего участия в областном конкурсе на лучший семейный архив, мне было важно признание вне работы. И на пенсии можно жить интересной, насыщенной жизнью и открывать для себя и других что-то новое.  Многие,  пообщавшись со мной, тоже начинают искать своих предков.


©
Распечатать страницу
Добавить комментарий

Блоги

Сумароков Станислав

Сумароков Станиславбуквоед и любитель изящной словесностиО свободе прессы в сереньких конвертах

Немного перефразирую классика: «Уж сколько раз твердили ...
Кипервар Андрей

Кипервар АндрейДепутат ЗС Омской области«Потеря связи населения со своим депутатом создает серьезные проблемы».

Что не получают жители, если не выходят на встречи со своим ...
Ромахин Алексей

Ромахин Алексейпрезидент общественной организации Фонд развития Омской области "Город будущего"Каждый должен оставить свой след в истории Омска

Фонд «Город будущего» открывает в центре Омска общественную ...

Все авторы блогов

Loading...