Леонид Рошаль: «Число врачей в исполнительной власти уменьшается, к сожалению»

Леонид Рошаль: «Число врачей в исполнительной власти уменьшается, к сожалению»

Дата публикации 23 января 2012 08:45 Автор Наталья Владимирова

В Омском регионе появится Единая областная медицинская палата. Учредительный съезд нового профессионального объединения врачей запланирован на март нынешнего года. Чем будет заниматься создаваемая структура, почему национальная медицинская палата вошла в «Народный фронт», а также зачем врачу идти в политику, - корреспонденту ИА «Твой Омск» рассказал известный детский хирург, профессор Леонид Рошаль.
В Омском регионе появится Единая областная медицинская палата. Учредительный съезд нового профессионального объединения врачей запланирован на март нынешнего года. Чем будет заниматься создаваемая структура, почему национальная медицинская палата вошла в «Народный фронт», а также зачем врачу идти в политику, - корреспонденту ИА «Твой Омск» рассказал известный детский хирург, профессор Леонид Рошаль.

Леонид Михайлович, как появилась идея создания омской медицинской палаты?

– Я предложил омичам ее создать, они поддержали идею. Предполагается, что объединение будет состоять из двух палат: врачебной и сестринской. В марте этого года в регионе должен пройти учредительный съезд. Структура будет самостоятельным юридическим лицом, которое не подчиняется никому. Если члены нового объединения захотят, они могут войти в Национальную медицинскую палату. Думаю, такие структуры должны быть в каждом регионе. Во многих странах мира они есть, только называются по-разному: в Германии – палата, в Англии, Голландии – орден, в Америке – ассоциация. Там профессиональными вопросами занимаются медики: сами регулируют отношения в системе, повышают качество оказания медицинской помощи и так далее. И это, на мой взгляд, более эффективно. Как результат, там 80% населения довольны здравоохранением, в России же – только 30%. Этот путь, по-моему, единственный и наименее затратный для того, чтобы каждый человек получил качественное лечение. Основной лозунг медицинской палаты – оградить пациента от некачественного лечения и врачебных ошибок, с одной стороны, и оградить врачей от несправедливости и защитить их, с другой.

Создание этих палат – одна из 109 поправок, которые благодаря вам были внесены в проект федерального закона «Об основах охраны здоровья»?

– Да, они среди прочих вошли в новую редакцию закона. В законе также оговорено, что палаты могут принимать участие в разработке норм и правил в сфере охраны здоровья, в решении вопросов, связанных с нарушением этих норм и правил, порядков оказания медицинской помощи и стандартов медицинской помощи, программ подготовки и повышения квалификации медицинских работников и фармацевтических работников. Кроме того, медицинские организации будут разрабатывать и утверждать клинические рекомендации (протоколы лечения) по вопросам оказания медицинской помощи.

Леонид Михайлович, вы активно критиковали закон в прежней редакции, главу минздравсоцразвития Татьяну Голикову и правительство страны. А сегодня вы представляете председателя этого правительства…

– Мы вступили в «Народный фронт», это коллективное решение Национальной медицинской палаты. Я беспартийный, и медицинская палата тоже беспартийная. Потому что не могут палаты, которые занимаются профессиональными вещами, состоять в той или иной партии. Вступление в НФ позволило нам отстоять эти 109 поправок в закон. Кроме того, мы создали программу «Здоровье нации» – своеобразное руководство к действию будущим президенту, премьер-министру и нам, медикам. В ней, к примеру, говорится, что в течение пяти лет количество людей, довольных российским здравоохранением, должно возрасти в два раза. Сказано, что детям до 12 лет, особенно из неблагополучных семей, лекарства нужно отпускать бесплатно. Также нужно уменьшить цену на лекарства от гипертонии, потому что из-за этого заболевания возникают инсульты, инвалидность и потом, на протяжении всей жизни, человеку нужно лечиться. Но без повышения заработной платы медикам, без решения социальных вопросов медицины эти вопросы не удастся разрешить.

Теперь вы довольны новым законом?

– На 100 процентов? Конечно, нет. Есть ещё вопросы, на которые нужно было бы ответить. К примеру, вопросы есть в отношении платности оказания медпомощи, создания общероссийских ассоциаций. Мы надеемся, что закон еще будет обсуждаться и туда будут внесены поправки, которые действительно необходимо проработать. В то же время есть и много доброго в новом законе.

Сегодня многие врачи идут в политику. Как вы к этому относитесь?

– Я меньше всего хочу быть в политике. Я врач, директор института, я каждый день занимаюсь тяжелыми больными. Политика мне не нужна. Когда мы вошли в НФ, некоторые говорили: «Рошаль пошёл в политику, чтобы стать депутатом». Мы же выбрали наших представителей, которые будут отстаивать наши интересы в Государственной Думе. К слову, ни одна партия, которая прошла в Думу, не имеет врачей в своем составе. Число врачей в исполнительной власти не увеличивается, а уменьшается, к сожалению. Это плохо.

В Законодательном собрании Омской области и городском Совете много врачей...

– Да? Тогда вы будете счастливы, если они сделают добро для здравоохранения, примут бюджет, который будет нужен людям. Чем больше врачей, тем лучше.

Как вы оцениваете частную медицину, которая набирает обороты в России?

– Признаюсь как на духу, я никогда в жизни не занимался частной практикой. Я не взял ни копейки с родителей ребёнка, такой вот дурачок. Но считаю, что я правильно живу. У нас только 15–20% населения могут платить, остальные – нет. Мы не можем переводить здравоохранение в частный сектор, тогда будет революция. Но я не против частных медицинских услуг. Хотя коммерческие услуги не значит хорошие, там много судебных исков. В институте, которым я руковожу, за год проходит 40 тысяч детей. И вы не найдёте ни одной мамы, которая заплатила копейку. Коммерческая часть в учреждении составляет менее 3%, это дополнительное медицинское страхование. Оплатить нужно, если кому-то хочется располагаться в трёх палатах с пятью телевизорами.

Как относитесь к тому, что всё муниципальное здравоохранение переходит на региональный уровень?

– Я воспринял эту вещь насторожено. В стране по-разному идет этот процесс. Например, в Челябинске объединили учреждения здравоохранения региона, а городские оставили. В других регионах, наоборот, взяли городские учреждения и объединили, а областные оставили отдельно. Где-то вообще и больницы, и поликлиники – всё отдельно. Ещё до решения этого вопроса нужно было запустить пилотные проекты в каких-то регионах, посмотреть два года, куда мы бежим, и только потом решать. Поэтому однозначного ответа нет, хорошо это или плохо. Через несколько лет сравним и поймем, что нужно было делать и как. Процесс этот, бесспорно, болезненный, но необходимый.
©
Распечатать страницу
Добавить комментарий

Блоги

Кипервар Андрей

Кипервар АндрейДепутат ЗС Омской области Праймериз как точная наука

Между настоящими выборами и предварительным голосованием ...
Ромахин Алексей

Ромахин Алексейпрезидент общественной организации Фонд развития Омской области "Город будущего"9 мая — особенный для омской промышленности день

О том, что в годы Великой Отечественной войны Омск стал одним ...
Хомутских Артем

Хомутских Артемспортивный журналистКак сборная Франции по фехтованию Сибирь постигала

Теперь мастера клинка из Франции представляют, какой ценой ...

Все авторы блогов

Loading...