Сталинградская битва - в долларах

Сталинградская битва - в долларах

Дата публикации 18 апреля 2012 17:19

В канун 70-летия Сталинградской битвы ветераны снова «в окопах». Непосредственных участников тех событий возмутило, что военную святыню их города, место пленения Паулюса, приватизировали.
В канун 70-летия Сталинградской битвы ветераны снова «в окопах». Непосредственных участников тех событий возмутило, что военную святыню их города, место пленения Паулюса, приватизировали.

Подвал, откуда зимой 1943 года пленного командующего 6-й полевой армией вермахта выводили советские войска, оказался в собственности гражданина Доминиканской Республики. А чтобы исторический памятник не вернули в госсобственность, коммерсанты через суд добыли «доказательства» того, что фашистского фельдмаршала пленили в другом месте. Но переписать историю все же не получилось.

Сталинградская битва стала самой кровавой в истории человечества. Каждый день здесь гибло до 10 тысяч человек. Полмиллиона трупов остались лежать на улицах после боев. Еще 330 тысяч гитлеровцев во главе с Фридрихом Паулюсом оказались в котле и были взяты в плен.

После той мясорубки сохранились считаные здания. Здесь 43 памятных места были признаны мемориалами государственного значения. Среди них Мамаев курган, дом Павлова и особо ценный памятник истории - центральный универмаг. Именно там была поставлена точка в этой грандиозной битве. В подвале здания, где располагался штаб, фельдмаршал был взят в плен.

И вот теперь спустя семьдесят лет вокруг этого исторического здания снова скрестились копья. На этот раз ветераны, общественность, облпрокуратура - против лавочников. Историческая память и национальная гордость - против денег и новых хозяев жизни. После 70 судебных процессов государство, чьи интересы отстаивало Росимущество, выиграло войну за этот мемориал. Однако он по-прежнему остается в руках предпринимателей.

Как же коммерсантам удалось приватизировать памятник нашей военной славы? Отдавать его в частные руки нельзя было ни по закону, ни по совести. В 1960 году постановлением Совмина РСФСР здание было признано памятником государственного значения. После распада СССР его высокий статус был подтвержден Указом Президента РФ. Но он все же оказался в частных руках.

В начале 90-х, на волне полной неразберихи, универмаг без подвальной части приватизировал коллектив магазина во главе с директором Валерием Кривцовым. Разрешение на приватизацию дала комиссия, в которую этот самый Кривцов и входил. Через пару лет неведомо как в приватизационный план попал и подвал, где пленили Паулюса. Потом подвал Кривцов-старший подарил своему шестилетнему внуку, которому оформил гражданство Доминиканской Республики. А пару лет назад, когда на все сделки с мемориалом областным судом был наложен арест, часть здания Кривцов-сын умудрился продать Татьяне Еременко, которая при ближайшем рассмотрении оказалась его тещей.

В ходе судебных баталий коммерсанты предприняли неординарный ход. Они взялись переписать историю. И доказать, что никакой исторической ценности здание-памятник не представляет. Для этого решили найти подтверждение, что штаб фашистов находился в другом месте и Паулюса пленили не в том самом подвале. Семья Кривцовых и некая Наталья Покусова, чей коммерческий ларек разместился прямо посреди экспонатов в подвале универмага, попытались доказать в центральном суде Волгограда в лице судьи Лемякиной новую историческую правду. По их версии, фашистского фельдмаршала пленили в подвале городского исполкома.

К счастью, оказались живы трое непосредственных участников пленения Паулюса, девяностолетние Константин Мелихов, Василий Фоменко и Петр Алтухов. Они выступили с обращением в прессе. Фронтовики ставили вопрос резко: «Мы что, сражались за Сталинград, чтобы капиталист Кривцов еще и историю перевирал?» После статьи Кривцов и Покусова не постеснялись подать на ветеранов в суд - о защите чести и достоинства, потребовав с каждого героя войны по 10 тысяч рублей морального ущерба. Судья Кудрявцева в иске против ветеранов отказала.

На стороне ветеранов оказались и наши, и фашистские архивы. В 1965 году в Берлине вышли мемуары личного адъютанта Паулюса полковника Вильгельма Адама Der schwere Entschluss. В ней есть интересные строки о моменте пленения.

«В универмаге, - писал Адам, - я ютился в подвале с Паулюсом. В другом подвале напротив нас нашел пристанище Шмидт со своим начальником оперативного отдела... После того как начальник штаба ушел, появился генерал-майор Роске. Он доложил Паулюсу: «Дивизии больше не в состоянии оказывать сопротивление. Русские танки приближаются к универмагу. Это конец...»
«Что же теперь произойдет, - подумал я. - Ведь наша пропаганда утверждала, что русские подвергают пыткам каждого, кто не подчиняется их требованиям...»
Я со страхом смотрел на советского командующего армией. Шумилов продолжал говорить спокойно и деловито. Майор перевел его последние слова:
- Скажите фельдмаршалу, что я прошу его сейчас перекусить, а затем он поедет в штаб фронта. Возбужденные, мы направились к выходу, где нас ожидал Шумилов. Он пошел через улицу, сделав нам знак следовать за ним. Неужели это конец? Я оглянулся. Экзекуционной команды не было.

Судя по всему, на Шмидта не произвело никакого впечатления рыцарское поведение советского командующего армией, одержавшего победу. Он тихо шепнул мне:
- Ничего не принимать, если они предложат нам выпить: нас могут отравить...
Шумилов как раз в это время заметил:
- Мне было бы приятнее, если бы мы познакомились при других обстоятельствах, если бы я мог приветствовать вас здесь как гостей, а не как военнопленных.
Налили водку, всем из одной бутылки. Генерал попросил нас выпить с ним за победоносную Красную Армию. В ответ на это мы продолжали сидеть неподвижно. После того как переводчик сказал ему несколько слов, Шумилов улыбнулся:
- Я не хотел вас обидеть. Выпьем за обоих отважных противников, которые боролись в Сталинграде! Теперь Паулюс, Шмидт и я тоже подняли рюмки...»

А в российских судах за ветеранскую правду вступились руководство музея-заповедника «Сталинградская битва», общественная организация «Память» и местное отделение Росимущества. Начальник его правового отдела Денис Пивненко прошел все суды, отстаивая памятник. 31 заседание прошло только в Верховном суде РФ. И вынесено окончательное решение - признать приватизацию здания универмага незаконной, вернуть его государству и закрепить за государственным музеем-заповедником «Сталинградская битва», который включен в перечень особо ценных объектов культурного наследия. Но, как оказалось, даже после этого битва не завершилась.

В нынешнем году по линии Министерства культуры выделены немалые деньги для организации там полноценной экспозиции. Утверждены и должностные единицы новых сотрудников, которые должны следить за расширением музея. Нынешние возможности музея «Сталинградская битва» малы. Всего 4 тысячи экспонатов выставлены на всеобщее обозрение. Еще 126 тысяч дожидаются своей очереди в запасниках. У директора музея полковника Алексея Васина большие планы. У него есть задумка на площадях новой экспозиции в универмаге открыть мемориал воинской славы, в том числе и наших дней.

На днях в области похоронили комбата Солнечникова, который закрыл своим телом гранату, спасая солдат. В музее-заповеднике «Сталинградская битва» уже установили памятный стенд в честь Героя России. Однако место ему нашлось лишь в фойе возле гардероба. Другого пока нет. Несмотря на все решения судов, доступа в здание универмага ни музейные сотрудники, ни госслужащие так до сих пор и не имеют. Теперь оборону там держат сотни частных предпринимателей, которые арендуют места под свой маленький бизнес. Даже после проигранных боев в суде семья Кривцовых продолжает незримо управлять ЦУМом. Продолжают заключаться договора и сдаваться в аренду торговые площади. В здании как кипела, так и кипит та же самая ларечная жизнь. А судебные приставы не торопятся исполнять судебные решения. На встрече с корреспондентом приставы нашли тысячу и одну причину, по которой исполнить свои обязанности в полной мере они не могут вот уже несколько месяцев. Они убеждали меня, что наконец-то повесили замок на дверь одной из трех сотен фирм-арендаторов «Дочки-сыночки». Но достаточно было после разговора с приставами зайти в магазин, как ложь тут же стала очевидной. Где когда-то по коридорам в полной безысходности ходили замерзшие немецкие генералы, до сих пор торгуют памперсами. Причем тут есть еще и коммерческий момент - ни копейки налогов от аренды государству в казну не платит ни одна из фирм-арендаторов.

Директора музея «Сталинградская битва» Алексея Васина, боевого полковника, многие военные корреспонденты помнят еще по Чечне как острого на язык. Но тут не до смеха. Соблюдая все формальности, выселение арендаторов может растянуться на годы. В бесконечных судах можно довести дело до абсурда. Случись Сталинградская битва сейчас, наши коммерсанты наверняка на руках перенесли бы фельдмаршала Паулюса из универмага куда он только скажет, только чтобы торговые площади не занимал. Товар-деньги-навар - вот что нынче свято.
Васин теперь сетует:
- На расширение музея деньги лежат. А как я в ЦУМ войду? Мне что, экспонатами ветеранов вооружать и в атаку их пускать, через 70 лет брать подвал заново?

Тимофей БОРИСОВ
rg.ru
©
Распечатать страницу
Добавить комментарий

Блоги

Буторин Игорь

Буторин Игорьпутешественник, мореплавательКак я ударил автопробегом по «Самсунгу»

Думаете я присоединился к хейтерам южнокорейского концерна за ...
Пантелеев Алексей

Пантелеев АлексейЖурналистМиллионеры из омских трущоб

Вконец замерзающий омский рынок жилья опять удивил. На сайте ...
Сафонов Руслан

Сафонов Русланхудожник-карикатуристДураки, дороги и Достоевский

Наш новый блогер Руслан Сафонов отразил в карикатурах жизнь ...

Все авторы блогов