Дмитрий Астрахан: «В театре должно быть интересно»

Дмитрий Астрахан: «В театре должно  быть интересно»

Дата публикации 16 апреля 2015 08:38 Фото Сергей Мельников

Известный режиссер о работе в Омском ТЮЗе, спецэффектах и взаимоотношениях власти и художника.
Говорят, если человек талантлив, то он талантлив во всем. Дмитрий Астрахан не только режиссер таких популярных фильмов, как «Ты у меня одна», «Все будет хорошо!», «Зал ожидания», но и прекрасный актер. На его счету более десяти запоминающихся ролей в кино. Помимо этого он театральный режиссер, поставивший более 40 спектаклей, сценарист и отец шестерых детей. В Омск Дмитрий Хананович в качестве председателя жюри VIII открытого фестиваля «Любительское кино+ профи» приехал искать одаренных молодых людей.

– Вы и сами нашли свою профессию не сразу. Пробовали учиться в разных вузах, прежде чем попали в Ленинградский институт театра, музыки и кинематографии. Откуда была тяга к искусству, если вы родились в семье ученых?

– Все мои старшие братья учились в технических вузах. Я тоже должен был пойти по их стопам. Каких-то особых привязанностей у меня не было, поэтому поступил в электротехнический институт, а там увлекся театром – попал в самодеятельность. Все мои интересы сразу переместились в эту область. Я погрузился в другой мир, непонятный для меня и моей семьи. Но уверенность в себе мне дал известный оперный режиссер Роман Тихомиров, художественный руководитель тогда Кировского, а ныне Мариинского театра. Его дочь занималась с нами в одной театральной студии. Он пришел посмотреть на нее в спектакле, где главную роль играл я. И потом, когда мы всей компанией сидели и отмечали премьеру у них дома, он сказал: «Поступай немедленно на театральный факультет. Если не возьмут, я устрою тебя к себе на оперную режиссуру». Мне было тогда 19 лет. Услышать в этом возрасте такие слова от профессионала дорогого стоит.

Поэтому я с удовольствием откликнулся на предложение приехать в Омск, где живет много талантливых молодых людей. Возможно, кому-то я смогу помочь, может быть, увижу действительно способного человека, которому скажу: ты идешь правильной дорогой. Да и потом, мне интересно побывать в городе, где работал. Здесь я поставил «Красную Шапочку», «Свободные бабочки», а спектакль «Удалой молодец – гордость Запада» был просто хитом.

– С кем вы работали в Омском ТЮЗе?

–У вас был потрясающий режиссер Владимир Рубанов. Именно благодаря ему я и попал в ваш город. Рубанов очень много сделал для своего театра. Омский ТЮЗ имел свое лицо и был очень известным. К сожалению, после череды конфликтов он ушел. Не хочу вдаваться в подробности, но факт в том, что город не сохранил этого удивительного художника. У нас в стране часто говорят: мол, незаменимых людей нет. Неправда, они есть. Я призываю власть беречь своих художников.

– Многие режиссеры сегодня говорят, что театр должен быть провокационным. Но где грань, через которую нельзя переступать?

– Театр, в первую очередь, должен быть интересным.

– Вы видели оперу «Тангейзер», которую поставил Новосибирский театр оперы и балета?

– Нет. Могу судить лишь по тому, что о нем говорят. Ну, допустим, поставил режиссер неудачный спектакль. Не трагедия! Но при этом, я считаю, театр не должен сам решать, что ставить и показывать зрителям, иными словами – налогоплательщикам. Театр кто-то должен контролировать. Например, художественный совет города. Во всем мире это так. Если на сцене оскорбляются чувства верующих, то такой спектакль показывать нельзя. На то есть соответствующее законодательство. Но один неудачный спектакль – это еще не повод снимать директора.

У нас нарушена система взаимоотношений государства и художника. В советские времена государство вникало в художественный процесс. Если режиссер ставил интересный спектакль и не ругал советскую власть, он сразу же становился любимчиком. Если спектакль был интересным, но при этом ругал политический строй, принималось решение: спектакль закрыть, но режиссера сохранить – все-таки талантливый человек. С ним начинали общаться, проводили определенную работу и, как правило, давали второй шанс. Но если режиссер поставил на сцене бред, то там уже неважна его политическая позиция. Его увольняли сразу. Иными словами, в то время повесить черный квадрат на сцене было сложно. Критики бы восхищались. Но если зрителю скучно, такой спектакль никому был не нужен. Не зря в СССР были сильный театр, балет, кинематограф.

– В последнее время власть все сильнее вмешивается в дела кино. Появляется все больше картин, снятых на государственные деньги. Как вы оцениваете эту тенденцию?

– Честно говоря, тенденции я не вижу. Да, появился лозунг патриотического кино. Фильмы появляются разные. Я, например, с большим интересом посмотрел «Битву за Севастополь». На экране мы видим пронзительную историю. Но этот фильм, к сожалению, непоказателен. У советского госзаказа попаданий было гораздо больше. Поэтому у нас есть Данелия, Михалков, Рязанов, Мотыль, Митта. Все эти режиссеры снимали фильмы на государственные деньги.

– В одном из ваших интервью я обратил внимание на такую фразу: «Хочу, чтобы мое кино смотрели все». Думаю, этого хотят все режиссеры. А у вас есть свой рецепт?

– Нет никакого рецепта. Важно сохранять иронию к своему творчеству, смотреть на свои достижения, если они есть, с юмором. Слышать чужое мнение о том, что ты делаешь.

– Расскажите о своей работе с нашим земляком – народным артистом Михаилом Ульяновым.

– Он снимался в двух моих картинах. в фильме «Все будет хорошо!» у Ульянова совсем небольшая роль. Он там почти ничего не говорит. У него одна фраза: «Все будет хорошо!». Уже спустя годы после премьеры Михаил Александрович мне сказал: «Знаешь, я столько сыграл серьезных ролей, но больше всего отзывов я получил на фильм «Все будет хорошо!». А работал он очень скромно. Помню, приехал на съемки один, встал в сторонке и тихо наблюдал, как мы работаем над очередной сценой. Михаил Ульянов был великим актером. Но при этом с ним было легко работать, он всегда внимательно слушал режиссера и делал то, что автор картины просит. Это качество свойственно большим артистам. Как-то раз мы снимали в общаге, где жили ну просто опустившиеся алкоголики. Они уже с утра ходили пьяные по коридорам. Слава богу, были тихие, как тени. Но когда на площадку приехал Ульянов, началось какое-то движение. Как оказалось, эти люди собрали последние копейки и купили любимому артисту цветы. Вот что значит великий артист. Сила искусства заставила вчерашних алкашей принять человеческий облик. Ульянов также исполнял роль мэра в фильме «Зал ожидания». Ему там нужно было петь непристойные частушки, но он радостно брался за все, что обогащало характер, делало его живым. 

– Правда ли, что ваши фильмы хвалил автор «Звездных войн» Джордж Лукас?

– Он смотрел мою первую киноработу «Изыди». Это было в начале 90-х. Я приехал с этим фильмом в Америку на кинофестиваль. В зале сидели друзья Лукаса: лучшие сценаристы, режиссеры, авторы спецэффектов, композиторы. Перед показом президент компании Лукаса Гордон Редли обратился к собравшимся: «Мы делаем лучшие спецэффекты в мире. Я хочу вам показать фильм, где нет ни одного спецэффекта. Но есть один эффект: в конце все плачут и стоя аплодируют». И зал действительно в финале фильма встал. Эффект сработал.
©
Распечатать страницу
Добавить комментарий

Блоги

Буторин Игорь

Буторин Игорьпутешественник, мореплавательКак я ударил автопробегом по «Самсунгу»

Думаете я присоединился к хейтерам южнокорейского концерна за ...
Пантелеев Алексей

Пантелеев АлексейЖурналистМиллионеры из омских трущоб

Вконец замерзающий омский рынок жилья опять удивил. На сайте ...
Сафонов Руслан

Сафонов Русланхудожник-карикатуристДураки, дороги и Достоевский

Наш новый блогер Руслан Сафонов отразил в карикатурах жизнь ...

Все авторы блогов