Карен Шахназаров: «Кино непредсказуемо, как и жизнь»

Карен Шахназаров: «Кино непредсказуемо, как и жизнь»

Дата публикации 13 мая 2015 08:21 Автор Светлана Васильева

Народный артист России о том, как снимается кино и почему известные режиссеры сегодня снимают сериалы.
Его фильмы знает и любит вся страна: «Мы из джаза», «Зимний вечер в Гаграх», «Курьер», «Город Зеро», «Цареубийца», «Американская дочь», «Палата № 6»,
«Белый тигр».

Режиссер, сценарист, продюсер, генеральный директор киноконцерна «Мосфильм», народный артист России Карен Шахназаров возглавлял жюри в главной номинации прошедшего в Омске Третьего фестиваля кинодебютов «Движение».

Аудитория в 100 миллионов

 – Карен Георгиевич, какая из проблем молодого кино кажется вам наиболее острой?

 – Слабая драматургия. Режиссеры имеют дело с сырыми сценариями, требующими доработки. А в кино очень важны материал, основа. Раньше на утверждение нужно было представлять три варианта сценария, которые оценивались.

 – У вас есть ученики среди молодых режиссеров?

 – Я мало преподавал, сделал только два выпуска во ВГИКе. Педагог – отдельная профессия. В ней, например, хорошо освоился Владимир Хотиненко, а я не очень вижу себя на этой стезе. Но из первого моего выпуска сегодня заметные киноработы у Петра Буслова и Сергея Попова, а на нынешнем фестивале в Омске был представлен фильм «Дефиле» Виталия Суслина – моего бывшего очень способного студента родом из Воронежа.

 – Как вы считаете, можно ли предсказать успех фильма? В Голливуде наверняка стараются просчитывать коммерческий результат...

 – Я думаю, это трудно, и в Голливуде тоже. Можно взять актеров-звезд, и это не сработает. В кино есть какая-то тайна, непредсказуемость, как и вообще в жизни.

 – А как вы объясните великолепную прокатную судьбу большинства ваших картин?

 – Не знаю как. Так получилось. У меня была смешная история с фильмом «Курьер». При Госкино организовали контору, которая занималась прогнозами. И эти люди для примера взяли сценарий «Курь­ера», с которым я только-только запустился. Проанализировали, разложили по косточкам и сделали вывод, что у этой картины нет вообще никаких шансов на успех у зрителей. Надо сказать, это прозвучало довольно убедительно. Я подумал: да, действительно, они правы, наверное, так и будет. Зачем я взялся за это дело? А картина собрала 50 миллионов зрителей! Сегодня 1 миллион зрителей – это суперуспех. А мои картины советского времени имели 100- миллионную аудиторию не только в нашей стране, но и в Польше, Чехословакии, ГДР.

 – Как вы думаете, какой из фильмов третьего фестиваля «Движение» мог бы иметь счастливую прокатную судьбу?

 – Мне кажется, тот, что был показан на открытии: «Как поднять миллион. Исповедь z@drota» Клима Шипенко – о попытке молодых ребят построить свой бизнес и нравственном выборе. Актеры Виктор Грудев и Дмитрий Калязин получили диплом жюри «За талантливое воплощение образов современных героев на экране».

 – Последний ваш фильм «Белый тигр» получил премию «Золотой орел». Но был ли понят массовым зрителем не буквально, как философская притча?

 – У фильма был хороший прокат и рейтинг на телевидении. Большая часть аудитории все поняла. Были разные мнения, но и поклонников у фильма много. Мне сообщили, что в Санкт-Петербургском морском корпусе кадеты писали сочинение по фильму. У меня не только простые истории в фильмах. Был еще и «Город Зеро»…

Не «красный директор», а рыночный

 – Карен Георгиевич, вы говорили в интервью, что система организации труда на советском «Мосфильме» была похожа на голливудскую…

 – У меня нет письменных документов, но, думаю, все создавалось по образцу Голливуда. Проект стройки разрабатывался с участием американских инженеров. В советское время очень серьезно относились к технологии производства фильмов. За каждый этап нужно было отчитаться. Пробы, эскизы – все тщательно прорабатывалось. Я начинал ассистентом режиссера и видел, как вся система организации работы учит соблюдать технологию.

 – А сегодня фильмы снимаются иначе?

 – Сегодня государство или спонсоры дают деньги, и на этом заканчивается их участие. Можно начать работу, вообще не зная, как снимается кино. Если есть мозги, режиссер что-то откроет для себя…

 – Вас не называли «красным директором»?

 – Называли, потому что я всегда был за то, чтобы студия осталась в государственной собственности. Но, по сути, я самый чистый рыночник в кино.
«Мосфильм» сегодня – это унитарное предприятие, которое не получает ни копейки бюджетных средств. На все – от зарплаты сотрудникам до модернизации студии – мы зарабатываем деньги сами. Кинематограф живет в основном за счет бюджета, а «Мосфильм» – на свои и еще платит в бюджет. Не как нефтяная компания, конечно, но в отрасли культуры, наверное, вообще таких плательщиков, как мы, нет.

 – «Мосфильм» – это сегодня не только съемки фильмов?

 – Через «Мосфильм» в год проходит около 100 проектов. Среди них много телевизионных: ледовые шоу, «Точь-в-точь», передача Владимира Соловьева и другие. У нас хорошо оборудованные павильоны, приемлемые цены. Музыкальная студия – одна из лучших в мире, в ней записывается Монтсеррат Кабалье. Как положено на рынке, мы сражаемся за клиента. И сами вкладываем средства в производство картин. 70 процентов бюджета фильма «Дорога на Берлин» – мосфильмовские деньги. Кроме того, взяли на себя, ничего не прося у государства, рекламную кампанию. Я продюсер этого фильма, а режиссер –
мой ученик Сергей Попов. После проката в кинотеатрах этот фильм будет показан по Первому каналу.

– Трудно попасть на Первый?

– Фильмам вообще очень сложно стало попадать на телевидение, у каждого канала свои программы, сериалы. Берут только те картины, которые могут поднять рейтинг.

 – Известные режиссеры готовы снимать сериалы. Вы в их числе?

 – На РТР мне предложили снять 8 серий по «Анне Карениной». Начну съемки в сентябре, сейчас идет подбор актеров. Сериал – это что-то новое для меня, я считал себя в кино спринтером, а не стайером. Но позволил себя уговорить с условием, что выпущу не только сериал, но и кинофильм. Мне нравится эта сегодняшняя стратегия канала «Россия»: снимать классику и вкладывать в это приличные средства. Сергей Урсуляк уже заканчивает сериал «Тихий Дон».

– Вы ходите в кино?

– Когда приглашают на премьеры. На «Мосфильме» зал, я думаю, лучший в России, там можно посмотреть и американские фильмы, потому что мы занимаемся и дубляжем.

 – Я спросила, потому что нынешняя атмосфера в мультиплексах с пивом, попкорном оттолкнула значительную часть зрителей.

 – Я считаю первой проблемой неадекватно дорогие билеты. В Москве – 350 – 400 рублей. А что жуют, пьют? Недавно в Париже пошел в кинотеатр и увидел, что там с попкорном в зал заходить нельзя. На сеансе много взрослых людей, которые у нас вообще не ходят в кино. Мне сказали, что есть система абонементов, скидок.

 – Во Франции действует система квот для поддержки своего кино?

 – Квот нет, но французская система проката очень хитроумна. Там поощряют свое кино, оставаясь в системе рынка. Как? Есть наценка на билеты на все фильмы. Но поскольку американских картин больше, выходит, что за счет них и спонсируется французский кинематограф. На телевидении запрещена кинореклама. Но у французов и так на нее не было денег.

 – Нужны ли какие-то квоты в прокате для продвижения нашего кино?

 – Они ни к чему не приведут, пока в России производится 70 фильмов в год. Во Франции – 400. Но думать о том, как создать приоритеты, нужно.

Патриотизм по наследству

 – Карен Георгиевич, вы смело высказываете свою политическую позицию, поддерживаете президента Владимира Путина и, наверное, нажили этим себе недругов. Есть давний спор: нужно ли деятелям культуры заниматься политикой? Что вы на это скажете?

 – Выбор каждого. А с другой стороны, разве деятели культуры не люди? Почему не высказать свое мнение, тем более если спрашивают? Довольно глупо молчать и говорить: я ничего не знаю. Считаю непростительным делом не иметь свою позицию.

 – В стране происходят большие перемены. Как вы думаете, появятся ли фильмы про события в Крыму?

 – Может, и появятся. Но, я думаю, чтобы в художественной форме можно было оценить масштаб событий, должно пройти время, все надо по-настоящему осмыслить. Лев Толстой написал «Войну и мир» через 50 лет после нашествия французов. Мы до сих пор не можем объективно взглянуть на историю распада СССР, потому что не знаем конечных итогов. Ругают Горбачева, а я говорю: а если через 20 лет страна окажется в числе первых в мире, что вы тогда скажете? Признаете, что Михаил Сергеевич был прав и абсолютное большинство народа его, кстати, поддерживало, желая перемен?

– Вам, наверное, известно много о том времени от отца, который был советником Горбачева?

– Конечно.

– Отец не первый политик в вашем роду? Глубоко ли знаете свои корни?

 – Предки матери – простые русские люди из деревни Салган в Татарстане, в 30-е годы приехали работать в Москву. А отец из очень древней карабахско-армянской княжеской семьи. Изначальная фамилия по документам XVIII века – Мелик-Шахназар.

Мои предки были одними из инициаторов присоединения Карабаха к России.
©
Распечатать страницу
Добавить комментарий

Блоги

Кипервар Андрей

Кипервар АндрейДепутат ЗС Омской области Праймериз как точная наука

Между настоящими выборами и предварительным голосованием ...
Ромахин Алексей

Ромахин Алексейпрезидент общественной организации Фонд развития Омской области "Город будущего"9 мая — особенный для омской промышленности день

О том, что в годы Великой Отечественной войны Омск стал одним ...
Хомутских Артем

Хомутских Артемспортивный журналистКак сборная Франции по фехтованию Сибирь постигала

Теперь мастера клинка из Франции представляют, какой ценой ...

Все авторы блогов

Loading...