Карен Шахназаров: «Кино непредсказуемо, как и жизнь»

Карен Шахназаров: «Кино непредсказуемо, как и жизнь»

Дата публикации 13 мая 2015 08:21 Автор Светлана Васильева

Народный артист России о том, как снимается кино и почему известные режиссеры сегодня снимают сериалы.
Его фильмы знает и любит вся страна: «Мы из джаза», «Зимний вечер в Гаграх», «Курьер», «Город Зеро», «Цареубийца», «Американская дочь», «Палата № 6»,
«Белый тигр».

Режиссер, сценарист, продюсер, генеральный директор киноконцерна «Мосфильм», народный артист России Карен Шахназаров возглавлял жюри в главной номинации прошедшего в Омске Третьего фестиваля кинодебютов «Движение».

Аудитория в 100 миллионов

 – Карен Георгиевич, какая из проблем молодого кино кажется вам наиболее острой?

 – Слабая драматургия. Режиссеры имеют дело с сырыми сценариями, требующими доработки. А в кино очень важны материал, основа. Раньше на утверждение нужно было представлять три варианта сценария, которые оценивались.

 – У вас есть ученики среди молодых режиссеров?

 – Я мало преподавал, сделал только два выпуска во ВГИКе. Педагог – отдельная профессия. В ней, например, хорошо освоился Владимир Хотиненко, а я не очень вижу себя на этой стезе. Но из первого моего выпуска сегодня заметные киноработы у Петра Буслова и Сергея Попова, а на нынешнем фестивале в Омске был представлен фильм «Дефиле» Виталия Суслина – моего бывшего очень способного студента родом из Воронежа.

 – Как вы считаете, можно ли предсказать успех фильма? В Голливуде наверняка стараются просчитывать коммерческий результат...

 – Я думаю, это трудно, и в Голливуде тоже. Можно взять актеров-звезд, и это не сработает. В кино есть какая-то тайна, непредсказуемость, как и вообще в жизни.

 – А как вы объясните великолепную прокатную судьбу большинства ваших картин?

 – Не знаю как. Так получилось. У меня была смешная история с фильмом «Курьер». При Госкино организовали контору, которая занималась прогнозами. И эти люди для примера взяли сценарий «Курь­ера», с которым я только-только запустился. Проанализировали, разложили по косточкам и сделали вывод, что у этой картины нет вообще никаких шансов на успех у зрителей. Надо сказать, это прозвучало довольно убедительно. Я подумал: да, действительно, они правы, наверное, так и будет. Зачем я взялся за это дело? А картина собрала 50 миллионов зрителей! Сегодня 1 миллион зрителей – это суперуспех. А мои картины советского времени имели 100- миллионную аудиторию не только в нашей стране, но и в Польше, Чехословакии, ГДР.

 – Как вы думаете, какой из фильмов третьего фестиваля «Движение» мог бы иметь счастливую прокатную судьбу?

 – Мне кажется, тот, что был показан на открытии: «Как поднять миллион. Исповедь z@drota» Клима Шипенко – о попытке молодых ребят построить свой бизнес и нравственном выборе. Актеры Виктор Грудев и Дмитрий Калязин получили диплом жюри «За талантливое воплощение образов современных героев на экране».

 – Последний ваш фильм «Белый тигр» получил премию «Золотой орел». Но был ли понят массовым зрителем не буквально, как философская притча?

 – У фильма был хороший прокат и рейтинг на телевидении. Большая часть аудитории все поняла. Были разные мнения, но и поклонников у фильма много. Мне сообщили, что в Санкт-Петербургском морском корпусе кадеты писали сочинение по фильму. У меня не только простые истории в фильмах. Был еще и «Город Зеро»…

Не «красный директор», а рыночный

 – Карен Георгиевич, вы говорили в интервью, что система организации труда на советском «Мосфильме» была похожа на голливудскую…

 – У меня нет письменных документов, но, думаю, все создавалось по образцу Голливуда. Проект стройки разрабатывался с участием американских инженеров. В советское время очень серьезно относились к технологии производства фильмов. За каждый этап нужно было отчитаться. Пробы, эскизы – все тщательно прорабатывалось. Я начинал ассистентом режиссера и видел, как вся система организации работы учит соблюдать технологию.

 – А сегодня фильмы снимаются иначе?

 – Сегодня государство или спонсоры дают деньги, и на этом заканчивается их участие. Можно начать работу, вообще не зная, как снимается кино. Если есть мозги, режиссер что-то откроет для себя…

 – Вас не называли «красным директором»?

 – Называли, потому что я всегда был за то, чтобы студия осталась в государственной собственности. Но, по сути, я самый чистый рыночник в кино.
«Мосфильм» сегодня – это унитарное предприятие, которое не получает ни копейки бюджетных средств. На все – от зарплаты сотрудникам до модернизации студии – мы зарабатываем деньги сами. Кинематограф живет в основном за счет бюджета, а «Мосфильм» – на свои и еще платит в бюджет. Не как нефтяная компания, конечно, но в отрасли культуры, наверное, вообще таких плательщиков, как мы, нет.

 – «Мосфильм» – это сегодня не только съемки фильмов?

 – Через «Мосфильм» в год проходит около 100 проектов. Среди них много телевизионных: ледовые шоу, «Точь-в-точь», передача Владимира Соловьева и другие. У нас хорошо оборудованные павильоны, приемлемые цены. Музыкальная студия – одна из лучших в мире, в ней записывается Монтсеррат Кабалье. Как положено на рынке, мы сражаемся за клиента. И сами вкладываем средства в производство картин. 70 процентов бюджета фильма «Дорога на Берлин» – мосфильмовские деньги. Кроме того, взяли на себя, ничего не прося у государства, рекламную кампанию. Я продюсер этого фильма, а режиссер –
мой ученик Сергей Попов. После проката в кинотеатрах этот фильм будет показан по Первому каналу.

– Трудно попасть на Первый?

– Фильмам вообще очень сложно стало попадать на телевидение, у каждого канала свои программы, сериалы. Берут только те картины, которые могут поднять рейтинг.

 – Известные режиссеры готовы снимать сериалы. Вы в их числе?

 – На РТР мне предложили снять 8 серий по «Анне Карениной». Начну съемки в сентябре, сейчас идет подбор актеров. Сериал – это что-то новое для меня, я считал себя в кино спринтером, а не стайером. Но позволил себя уговорить с условием, что выпущу не только сериал, но и кинофильм. Мне нравится эта сегодняшняя стратегия канала «Россия»: снимать классику и вкладывать в это приличные средства. Сергей Урсуляк уже заканчивает сериал «Тихий Дон».

– Вы ходите в кино?

– Когда приглашают на премьеры. На «Мосфильме» зал, я думаю, лучший в России, там можно посмотреть и американские фильмы, потому что мы занимаемся и дубляжем.

 – Я спросила, потому что нынешняя атмосфера в мультиплексах с пивом, попкорном оттолкнула значительную часть зрителей.

 – Я считаю первой проблемой неадекватно дорогие билеты. В Москве – 350 – 400 рублей. А что жуют, пьют? Недавно в Париже пошел в кинотеатр и увидел, что там с попкорном в зал заходить нельзя. На сеансе много взрослых людей, которые у нас вообще не ходят в кино. Мне сказали, что есть система абонементов, скидок.

 – Во Франции действует система квот для поддержки своего кино?

 – Квот нет, но французская система проката очень хитроумна. Там поощряют свое кино, оставаясь в системе рынка. Как? Есть наценка на билеты на все фильмы. Но поскольку американских картин больше, выходит, что за счет них и спонсируется французский кинематограф. На телевидении запрещена кинореклама. Но у французов и так на нее не было денег.

 – Нужны ли какие-то квоты в прокате для продвижения нашего кино?

 – Они ни к чему не приведут, пока в России производится 70 фильмов в год. Во Франции – 400. Но думать о том, как создать приоритеты, нужно.

Патриотизм по наследству

 – Карен Георгиевич, вы смело высказываете свою политическую позицию, поддерживаете президента Владимира Путина и, наверное, нажили этим себе недругов. Есть давний спор: нужно ли деятелям культуры заниматься политикой? Что вы на это скажете?

 – Выбор каждого. А с другой стороны, разве деятели культуры не люди? Почему не высказать свое мнение, тем более если спрашивают? Довольно глупо молчать и говорить: я ничего не знаю. Считаю непростительным делом не иметь свою позицию.

 – В стране происходят большие перемены. Как вы думаете, появятся ли фильмы про события в Крыму?

 – Может, и появятся. Но, я думаю, чтобы в художественной форме можно было оценить масштаб событий, должно пройти время, все надо по-настоящему осмыслить. Лев Толстой написал «Войну и мир» через 50 лет после нашествия французов. Мы до сих пор не можем объективно взглянуть на историю распада СССР, потому что не знаем конечных итогов. Ругают Горбачева, а я говорю: а если через 20 лет страна окажется в числе первых в мире, что вы тогда скажете? Признаете, что Михаил Сергеевич был прав и абсолютное большинство народа его, кстати, поддерживало, желая перемен?

– Вам, наверное, известно много о том времени от отца, который был советником Горбачева?

– Конечно.

– Отец не первый политик в вашем роду? Глубоко ли знаете свои корни?

 – Предки матери – простые русские люди из деревни Салган в Татарстане, в 30-е годы приехали работать в Москву. А отец из очень древней карабахско-армянской княжеской семьи. Изначальная фамилия по документам XVIII века – Мелик-Шахназар.

Мои предки были одними из инициаторов присоединения Карабаха к России.
©
Распечатать страницу
Добавить комментарий

Блоги

Буторин Игорь

Буторин Игорьпутешественник, мореплавательКак я ударил автопробегом по «Самсунгу»

Думаете я присоединился к хейтерам южнокорейского концерна за ...
Пантелеев Алексей

Пантелеев АлексейЖурналистМиллионеры из омских трущоб

Вконец замерзающий омский рынок жилья опять удивил. На сайте ...
Сафонов Руслан

Сафонов Русланхудожник-карикатуристДураки, дороги и Достоевский

Наш новый блогер Руслан Сафонов отразил в карикатурах жизнь ...

Все авторы блогов