Семейная реликвия

Дата публикации 3 июня 2015 11:05

«Уважаемая редакция! Для вашего проекта отправляю одну любопытную фотографию. На ней советский солдат демонстрирует немецкие «валенки», а его однополчане весело смеются. Это фото я храню в память об отце, участнике Великой Отечественной войны Николае Тарасовиче Кузьменко.

Армейская служба ему досталась по полной: полковая школа, финская война, Великая Отечественная. В ряды Красной Армии он был призван в июне 1941-го, ему тогда был уже 31 год, а домой вернулся, в свой родной совхоз «Сосновский» Азовского района, лишь в ноябре 1945-го. Прожил 90 лет. В последнее время память его подводила, он мог, например, потерять и долго искать очки, но военные события, имена однополчан помнил очень хорошо. Говорил, что они ему снились. Его боевой путь пролегал от Москвы до Эльбы, где он в числе других солдат встречался с союзниками. За свой ратный подвиг  был удостоен орденов Отечественной войны и Красной Звезды, медалей «За оборону Москвы» и «За победу над Германией», юбилейных медалей.

Воевать ему довелось в разведотделе Западного фронта, в 33-й армии. Был водителем «полуторки», возил боеприпасы, горюче-смазочные материалы, людей. В 1942-м году в районе Смоленска с ним произошла такая история. Он участвовал в заброске разведгрупп в тыл врага. Их готовили специалисты, потом переводили через линию фронта. Задача водителя была – довезти группу до пункта назначения и ждать, когда вернется разведчик, который переводил группу в заданный квадрат. Отец рассказывал, что в машине он оставался редко. Старший лейтенант Иванов, сопровождавший разведчиков, говорил: «Пойдем, Николай, мало ли что…» Дело опасное, а ни раненых, ни убитых в тылу врага не оставляли. И его помощь бывала кстати.

В тот раз они были в районе села Осинки. Немцев там не было, но опасность поджидала на каждом углу. Ушли в ночь, без осложнений прошли нужные километры. Группа ушла в тыл врага, а отец с Ивановым возвращались к машине. И вот идут они вдоль дороги на лыжах, в маскхалатах, белые, как тени. 

Дорога санная. И вдруг видят – впереди по дороге движутся какие-то люди. Идут гуськом, их не замечают. Присмотрелись. Фашисты, девять человек, несут какой-то груз. Впереди партизанские Осинки, там их «полуторка», а тут такое препятствие. И вот Иванов подает напарнику знак и резко по-немецки командует: «Стой, руки вверх, бросай оружие, вы окружены!» А все окружение – два человека. Но ночь, фактор неожиданности помогли. Началась перестрелка, четверо фашистов были убиты, а остальные бросили оружие, сдались. Оказалось, что они шли в Осинки, чтобы сжечь село и уничтожить штаб партизан. Не получилось.

К партизанам привели оставшихся живыми пятерых фашистов. А утром на «полуторке» доставили в штаб армии одного из пленных – им оказался унтер-офицер. У него была важная информация. Отец понял это после того, как его вызвали к командующему Западным фронтом Георгию Константиновичу Жукову. Поговорив с Николаем Тарасовичем, он пообещал ему орден и отпуск. Орденом Красной Звезды отца вскоре наградили, а об отпус­ке он не смел и мечтать. Какой там отпуск, когда кругом такое пекло! Но в апреле 1943-го отпуск все же дали, и он побывал дома. А с тем офицером встречался каждый раз, когда приезжал в штаб. Там немец занимался хозяйственной работой: колол дрова, топил печи, а еще выступал по радио с обращением к немецким солдатам. Завидев машину отца, радостно бежал к нему, улыбался, здоровался, мешая немецкие и русские слова. В свою очередь отец доставал из бардачка хлеб и сигареты, угощал его. Себя оправдывал: «Он мог убить меня, я мог убить его на той ночной дороге. Но теперь он был врагом побежденным, а я был у себя дома, в моей стране».

Была у отца на войне и одна важная встреча – с братом Федором. Надо сказать, что на фронт забрали всех братьев Кузьменко, а также их взрослых сыновей. Из семерых назад домой вернулись только трое. Не пришел домой с войны и Федор. И последний, кто видел его из родных, был как раз мой отец.

В 1943 году фронтовые дороги привели Николая Тарасовича в Витебскую область, на станцию Леозное. И тут он получил письмо от брата Федора Тарасовича. Шло оно пару дней, и отец понял, что он где-то рядом. Но где? Срочно пишет: «Федор, сообщи место своей дислокации». С волнением открывает фронтовой треугольник с ответом брата, думает, сейчас узнает, где он. Но поработала цензура, и в письме название населенного пункта оказалось зачерк­нутым. Снова пишет письмо, используя незамысловатый ход: «Я живу у бабушки в Леозном, а где ты?» И, наконец, получает от брата весточку: «Я отдыхаю у бабушки в деревне Н». Отец разволновался, стал думать, как им увидеться. В любой момент могли произойти самые разные события. И тогда возможность такой встречи была бы потеряна.

На «полуторке» ему разрешили ненадолго отлучиться «по семейным обстоятельствам». Ехать к месту встречи нужно было всего километров двадцать-тридцать. Но как же он тогда спешил! И вот добрался до места, а там одни трубы: деревню фашисты сожгли. Стал осматриваться вокруг, приметил у одного леска солдата, который у ручья поил коня, и поехал к нему. У отца тщательно проверили документы и отправили дальше. На месте опять проверка документов, расспросы. Один из офицеров сел в машину, поехали дальше. И вот приезжают в какой-то лесок, где работают солдаты, поднимают на стеллажи продукты, чтобы спасти их от весеннего паводка. Офицер позвал солдат. Оставив работу, они пошли навстречу к командиру. А отец стоит позади: ему велели пока молчать. Увидел Федора! А тот идет к командиру, на брата внимания не обращает: усталый солдат, крестьянин, без особой выправки. В то время Федору было уже 47 лет, и служил он в хозяйственной части. Подошел к офицеру и вдруг тоже увидел отца, замер на месте, по обветренной щеке покатилась слеза. Обнялись. Это было такое событие, такое счастье: встретить брата на войне! Вот только на свидание у них был всего один час.

Посидели они с Федором в машине, обменялись домашними новостями, которые знали из писем, перекусили – отец привез с собой гостинцы. И все. Больше брата никогда не видел. Дело в том, что после войны Федора Тарасовича не демобилизовали, а отправили с армией на восток. В пути он заболел, его сняли с поезда. Потом пришло сообщение, что он умер. А в памяти моего отца брат так и остался идущим к нему навстречу в один из военных дней: усталый и родной.   

Многое пришлось пережить участнику войны Николаю Тарасовичу Кузьменко. Все время удивлялся тому, что остался жив, и всегда помнил названия городов и сел, где довелось воевать, имена боевых товарищей. Не нужно их забывать и нам, наследникам солдат, победивших фашизм.
Мария Николаевна Барабаш».

©
Распечатать страницу
Добавить комментарий

Блоги

Буторин Игорь

Буторин Игорьпутешественник, мореплавательКак я ударил автопробегом по «Самсунгу»

Думаете я присоединился к хейтерам южнокорейского концерна за ...
Пантелеев Алексей

Пантелеев АлексейЖурналистМиллионеры из омских трущоб

Вконец замерзающий омский рынок жилья опять удивил. На сайте ...
Сафонов Руслан

Сафонов Русланхудожник-карикатуристДураки, дороги и Достоевский

Наш новый блогер Руслан Сафонов отразил в карикатурах жизнь ...

Все авторы блогов