Семейная реликвия

Дата публикации 3 июня 2015 11:05

«Уважаемая редакция! Для вашего проекта отправляю одну любопытную фотографию. На ней советский солдат демонстрирует немецкие «валенки», а его однополчане весело смеются. Это фото я храню в память об отце, участнике Великой Отечественной войны Николае Тарасовиче Кузьменко.

Армейская служба ему досталась по полной: полковая школа, финская война, Великая Отечественная. В ряды Красной Армии он был призван в июне 1941-го, ему тогда был уже 31 год, а домой вернулся, в свой родной совхоз «Сосновский» Азовского района, лишь в ноябре 1945-го. Прожил 90 лет. В последнее время память его подводила, он мог, например, потерять и долго искать очки, но военные события, имена однополчан помнил очень хорошо. Говорил, что они ему снились. Его боевой путь пролегал от Москвы до Эльбы, где он в числе других солдат встречался с союзниками. За свой ратный подвиг  был удостоен орденов Отечественной войны и Красной Звезды, медалей «За оборону Москвы» и «За победу над Германией», юбилейных медалей.

Воевать ему довелось в разведотделе Западного фронта, в 33-й армии. Был водителем «полуторки», возил боеприпасы, горюче-смазочные материалы, людей. В 1942-м году в районе Смоленска с ним произошла такая история. Он участвовал в заброске разведгрупп в тыл врага. Их готовили специалисты, потом переводили через линию фронта. Задача водителя была – довезти группу до пункта назначения и ждать, когда вернется разведчик, который переводил группу в заданный квадрат. Отец рассказывал, что в машине он оставался редко. Старший лейтенант Иванов, сопровождавший разведчиков, говорил: «Пойдем, Николай, мало ли что…» Дело опасное, а ни раненых, ни убитых в тылу врага не оставляли. И его помощь бывала кстати.

В тот раз они были в районе села Осинки. Немцев там не было, но опасность поджидала на каждом углу. Ушли в ночь, без осложнений прошли нужные километры. Группа ушла в тыл врага, а отец с Ивановым возвращались к машине. И вот идут они вдоль дороги на лыжах, в маскхалатах, белые, как тени. 

Дорога санная. И вдруг видят – впереди по дороге движутся какие-то люди. Идут гуськом, их не замечают. Присмотрелись. Фашисты, девять человек, несут какой-то груз. Впереди партизанские Осинки, там их «полуторка», а тут такое препятствие. И вот Иванов подает напарнику знак и резко по-немецки командует: «Стой, руки вверх, бросай оружие, вы окружены!» А все окружение – два человека. Но ночь, фактор неожиданности помогли. Началась перестрелка, четверо фашистов были убиты, а остальные бросили оружие, сдались. Оказалось, что они шли в Осинки, чтобы сжечь село и уничтожить штаб партизан. Не получилось.

К партизанам привели оставшихся живыми пятерых фашистов. А утром на «полуторке» доставили в штаб армии одного из пленных – им оказался унтер-офицер. У него была важная информация. Отец понял это после того, как его вызвали к командующему Западным фронтом Георгию Константиновичу Жукову. Поговорив с Николаем Тарасовичем, он пообещал ему орден и отпуск. Орденом Красной Звезды отца вскоре наградили, а об отпус­ке он не смел и мечтать. Какой там отпуск, когда кругом такое пекло! Но в апреле 1943-го отпуск все же дали, и он побывал дома. А с тем офицером встречался каждый раз, когда приезжал в штаб. Там немец занимался хозяйственной работой: колол дрова, топил печи, а еще выступал по радио с обращением к немецким солдатам. Завидев машину отца, радостно бежал к нему, улыбался, здоровался, мешая немецкие и русские слова. В свою очередь отец доставал из бардачка хлеб и сигареты, угощал его. Себя оправдывал: «Он мог убить меня, я мог убить его на той ночной дороге. Но теперь он был врагом побежденным, а я был у себя дома, в моей стране».

Была у отца на войне и одна важная встреча – с братом Федором. Надо сказать, что на фронт забрали всех братьев Кузьменко, а также их взрослых сыновей. Из семерых назад домой вернулись только трое. Не пришел домой с войны и Федор. И последний, кто видел его из родных, был как раз мой отец.

В 1943 году фронтовые дороги привели Николая Тарасовича в Витебскую область, на станцию Леозное. И тут он получил письмо от брата Федора Тарасовича. Шло оно пару дней, и отец понял, что он где-то рядом. Но где? Срочно пишет: «Федор, сообщи место своей дислокации». С волнением открывает фронтовой треугольник с ответом брата, думает, сейчас узнает, где он. Но поработала цензура, и в письме название населенного пункта оказалось зачерк­нутым. Снова пишет письмо, используя незамысловатый ход: «Я живу у бабушки в Леозном, а где ты?» И, наконец, получает от брата весточку: «Я отдыхаю у бабушки в деревне Н». Отец разволновался, стал думать, как им увидеться. В любой момент могли произойти самые разные события. И тогда возможность такой встречи была бы потеряна.

На «полуторке» ему разрешили ненадолго отлучиться «по семейным обстоятельствам». Ехать к месту встречи нужно было всего километров двадцать-тридцать. Но как же он тогда спешил! И вот добрался до места, а там одни трубы: деревню фашисты сожгли. Стал осматриваться вокруг, приметил у одного леска солдата, который у ручья поил коня, и поехал к нему. У отца тщательно проверили документы и отправили дальше. На месте опять проверка документов, расспросы. Один из офицеров сел в машину, поехали дальше. И вот приезжают в какой-то лесок, где работают солдаты, поднимают на стеллажи продукты, чтобы спасти их от весеннего паводка. Офицер позвал солдат. Оставив работу, они пошли навстречу к командиру. А отец стоит позади: ему велели пока молчать. Увидел Федора! А тот идет к командиру, на брата внимания не обращает: усталый солдат, крестьянин, без особой выправки. В то время Федору было уже 47 лет, и служил он в хозяйственной части. Подошел к офицеру и вдруг тоже увидел отца, замер на месте, по обветренной щеке покатилась слеза. Обнялись. Это было такое событие, такое счастье: встретить брата на войне! Вот только на свидание у них был всего один час.

Посидели они с Федором в машине, обменялись домашними новостями, которые знали из писем, перекусили – отец привез с собой гостинцы. И все. Больше брата никогда не видел. Дело в том, что после войны Федора Тарасовича не демобилизовали, а отправили с армией на восток. В пути он заболел, его сняли с поезда. Потом пришло сообщение, что он умер. А в памяти моего отца брат так и остался идущим к нему навстречу в один из военных дней: усталый и родной.   

Многое пришлось пережить участнику войны Николаю Тарасовичу Кузьменко. Все время удивлялся тому, что остался жив, и всегда помнил названия городов и сел, где довелось воевать, имена боевых товарищей. Не нужно их забывать и нам, наследникам солдат, победивших фашизм.
Мария Николаевна Барабаш».

©
Распечатать страницу
Добавить комментарий

Блоги

Сумароков Станислав

Сумароков Станиславбуквоед и любитель изящной словесностиО свободе прессы в сереньких конвертах

Немного перефразирую классика: «Уж сколько раз твердили ...
Кипервар Андрей

Кипервар АндрейДепутат ЗС Омской области«Потеря связи населения со своим депутатом создает серьезные проблемы».

Что не получают жители, если не выходят на встречи со своим ...
Ромахин Алексей

Ромахин Алексейпрезидент общественной организации Фонд развития Омской области "Город будущего"Каждый должен оставить свой след в истории Омска

Фонд «Город будущего» открывает в центре Омска общественную ...

Все авторы блогов

Loading...