Владимир Соснин: «У нас есть одна “фишка” — это высокотехнологичные производства»

Владимир Соснин: «У нас есть одна “фишка” — это высокотехнологичные производства»

Дата публикации 18 августа 2015 12:31 Автор Виктория Алексеева

Один из авторов идеи технологического музея в Омске, эксперт в области оборонной промышленности Владимир Соснин рассказал, как музей поможет развитию города.

— Владимир Борисович, о создании музея технологий омской промышленности говорят уже довольно давно. Почему он до сих пор не появился?

— Идею технологического музея принципиально поддержали на всех уровнях. Я переговорил практически со всеми директорами промышленных предприятий в Омске — все согласны. Проблема заключалась в отсутствии денег. В итоге удалось привязать создание музея к 300-летию. Помещения выделил, надо отдать ему должное, Шалай (Виктор Шалай, экс-ректор, президент ОмГТУ. — Прим. ред.), взамен получая совершенно уникальную площадку по профориентации. Теперь дело за предприятиями — им нужно вложить деньги, чтобы оборудовать залы.

 

— Вы являетесь одним из инициаторов создания технологического музея в Омске. В чем его основная идея?

– Как-то мы разговаривали с Мураховским (Григорий Мураховский, экс-гендиректор ПО «Полет». — Прим. ред.), и я спросил: «Вот был директором завода Бовкун (Сергей Бовкун, генеральный директор ПО «Полет» в 1972–1988 годах. — Прим. ред.), при нем сделали двигатель для «Бурана» (двигатели РД-170 и РД-171 для ракет «Энергия» и «Зенит» программы создания многоразовой космической системы «Энергия — Буран». — Прим. ред.), такого второго нет. Кто об этом знает?» Он говорит: «Мы сделали CD-диск». Все. А кто вспомнит, что Мураховский вернул ракетостроение в Омск, когда работал директором «Полета»? Он знает Нестерова (Владимир Нестеров, бывший гендиректор ГКНПЦ им. Хруничева. — Прим. ред.), сначала тот доверил ему делать гайки, а потом, постепенно, и все остальное.

Так вот, я хочу, чтобы в технологическом музее были фотографии директоров. Вот кто знает, что на «Полете» первым директором, когда завод приехал в Омск, был летчик Анатолий Ляпидевский, Герой Советского Союза со звездой номер один? Этого никто не знает. А надо, чтобы люди знали, от кого они вышли. Все проще с нефтяниками: есть улица Малунцева, площадь Лицкевича. Но они были открытыми, а оборонка всегда была закрытой. Они боялись сказать кому-то, кто у них директор. Пришло время — надо их назвать. У нас есть улица Рабиновича, которого никто не знает, но все забыли про Ляпидевского, который привез эту отрасль в Омск.

 

— То есть одна из задач технологического музея — рассказать об омских «почтовых ящиках» и показать, что они делали?

— Люди должны гордиться делами, которые сделали их дедушки и бабушки, тогда у них появится стремление быть не хуже. Мы говорим, что из Омска бегут молодые люди. Почему? По одной простой причине: они не видят ничего, они не знают, чем занимаются промышленные предприятия. Потому что те по инерции все закрывают. У кинотеатра Маяковский висит баннер — молодая и красивая девушка и фраза: «Мой парень работает в “Бауцентре”». Я спрашиваю директоров: «А что вы не напишите: “Мой парень делает ракеты, мой парень делает танки”?» — «Да ты что, это режим!» Ну какой уже режим?

«Буратино», «Солнцепек» — уникальные машины, которые демонстрируются на всех показах, машины, которые покупают влет. Кто знает, что их разработали и сделали в омском КБТМ? Есть автор этих машин — Борис Михайлович Куракин, главный конструктор, он умер, к сожалению. Это его головы дело, но кто об это знает? Никто. Зато все знают, что если ты придешь работать на «Транснефть», то сможешь стать начальником перекачивающей станции. Но приди на «Полет» — и если ты толковый, то через три года ты будешь начальником цеха. Сколько получает начальник цеха? Очень прилично, уж точно не меньше, чем начальник перекачивающей станции.

 

— То есть музей выступит своеобразной профориентационной площадкой для молодежи?

— Если мы хотим, чтобы Омск жил, ему надо развивать эти отрасли. Он погибнет в противном случае, превратится в резервацию. У нас нет нефти, практически нет полезных ископаемых, у нас есть одна «фишка» — это высокотехнологичные производства. Нам повезло в известном смысле: когда началась война, заводы повезли на восток, доехали до Омска — и начались морозы. Решили дальше не возить. И оказалось, что в Омске самолеты делают, двигатели делают, топливные системы делают, системы связи делают, приборы делают, шины делают, танки делают. Такого сочетания нигде больше нет.

Мы же не можем быть конкурентами для Тюмени, у нас нет нефти. По большому счету мы не можем быть конкурентами для Новосибирска, там более удачное положение с точки зрения транспортных перевозок и логистики. Мы не можем соревноваться с Алтаем по объемам сельхозпродукции, потому что там посевных площадей только в два раза больше и условия получше. Мы не можем конкурировать с Красноярском – там такая гамма цветных полезных ископаемых, что нам и не снилось. В Иркутске уникальная дешевая энергетика. У нас остается узкий спектр — оборонка, где требуется только высокая квалификация людей. Так надо это поддерживать. А если нет — тогда все, не будет развития.

Распечатать страницу
Добавить комментарий

Блоги

Кипервар Андрей

Кипервар АндрейДепутат ЗС Омской области Праймериз как точная наука

Между настоящими выборами и предварительным голосованием ...
Ромахин Алексей

Ромахин Алексейпрезидент общественной организации Фонд развития Омской области "Город будущего"9 мая — особенный для омской промышленности день

О том, что в годы Великой Отечественной войны Омск стал одним ...
Хомутских Артем

Хомутских Артемспортивный журналистКак сборная Франции по фехтованию Сибирь постигала

Теперь мастера клинка из Франции представляют, какой ценой ...

Все авторы блогов

Loading...