Александр Сокуров: «Я ставлю несовершенные фильмы»

Александр Сокуров: «Я ставлю несовершенные фильмы»

Дата публикации 7 октября 2015 12:06 Автор Татьяна Шипилова Фото Евгений Кармаев

Культовый режиссер о мировом кино и национальном богатстве.

На прошлой неделе Омск посетил член попечительского совета Эрмитажа, народный артист России, кинорежиссер Александр Сокуров. Знаменитый гость не только ознакомился с ходом реконструкции здания под центр « Эрмитаж – Сибирь», осмотрел экспозицию Музея имени Врубеля, но и представил омскому зрителю свой последний фильм «Франкофония» на закрытом показе в кинотеатре «Слава». Также режиссер встретился с омскими журналистами.


«В нашей стране нет национального кинопроката»


– Александр Николаевич, вы должны были лететь в Абхазию на съемки, но вместо этого прилетели в Омск. Чем объясняется ваш выбор?


– Я никогда не был в этой части моей родины – России, и я здесь только потому, что меня пригласил Эрмитаж. Я вхожу в число людей, которые могут поучаствовать в благородном деле создания музея. И мы можем показать фильм, который только что сделан и который не будет показываться в России. Может быть, он будет кому-то интересен на показе сегодня. Это фильм о военной истории 1940 года, когда мировая война набирала обороты, когда немцы вошли в Париж, и как удавалось сберечь то, что было достойно спасения. Один из персонажей нашего фильма – Лувр, а Лувр в моем представлении не мог возникнуть без Эрмитажа. Когда-то я свою жизнь, как жизнь цивилизованного человека, начинал именно с Эрмитажа. И появилась возможность показать этот фильм здесь, в кинотеатре. Картина простая, скромная, никаких эффектов там нет.


– Почему этот фильм не увидит российский зритель?


– Финансирование фильма осуществлялось Германией, Францией, Голландией. И в определенных условиях мне все равно не удалось бы получить денег в России, даже на такой фильм. Что касается проката, в нашей стране нет национального кинопроката. Государственная система проката ликвидирована. Есть только прокатная система, которая обслуживает крупные американские кинематографические корпорации, и с серьезной картиной попасть в эту сетку невозможно. Особого интереса к этому фильму в России не будет. Это фильм о гуманитарных проблемах войны. У нас не принято говорить о гуманитарных аспектах войны. Это не очень хорошо воспринимается нашей общественностью и зрителем. Значит, время такое. Кино – совсем не обязательный вид искусства, на котором можно так сосредотачиваться, уверяю вас.


– Это говорит знаменитый на весь мир кинорежиссер?


– Да, есть музеи, есть великая национальная музейная культура, есть литература. Кино совсем не обязательно для общенационального внимания.
– Критика по-разному отреагировала на ваш фильм. Говорили, что он несовершенен.


– Я ставлю несовершенные фильмы.


«Всякая музейная культура важна»


– «Франкофония» – второй фильм о музее, первым был «Русский ковчег» об Эрмитаже. Будете продолжать создавать фильмы о музеях?


– Я считаю, что после Эрмитажа вообще ничего не надо было делать. Но Лувр – старший брат Эрмитажа. И достаточно. Считаю, что эти организмы не нуждаются в подпитках со стороны кино.


– Вы сказали, что Эрмитаж для вас – главное место в России. У вас есть любимые залы в Эрмитаже?


– Есть залы, которые вызывают большой внутренний эмоциональный отклик, которые мне кажутся гармоничными и в которых удивительное соединение человеческого тепла и эстетики. Есть такие залы, где я чувствую себя как во сне, как в мечте. Есть и художники, без которых я не могу – например, не могу без «Возвращения блудного сына», без Эль Греко. Это часть моей сущности. Я как русский человек формировался и создавался этой культурой. Всякая музейная культура важна, потому что это оригиналы. Мы приходим на встречу с оригиналом. Это не иллюстрация, не принт, хотя эти оригиналы эгоистичны. Но я в музеях устаю, потому что большие произведения искусства потребляют наши души, наши сердца. Мы им нужны. Не всегда они нужны нам, но мы им нужны точно. Они нашими часами жизни питаются, используют наши эмоции. Что касается Эрмитажа, для меня это главное место у меня на родине, в России. Единственное место, которое смиряет меня с жизнью в Петербурге, потому что город очень тяжелый. Город, давшийся страшной ценой русскому народу. Поживите в этом городе, где вы ни на секунду не можете забыть о сотнях, тысячах, миллионах мучеников, которые под землей или в небе витают над вами, и окажитесь в этом городе во второй половине октября и проживите до мая. И вы поймете, что это был за страшный замысел, когда в этом месте решили поставить этот город, как кол в землю. На то была не Божья воля.


– Вы считаете, необходимо создавать филиалы Эрмитажа в других российских регионах?


– Сама по себе идея блестящая совершенно, и какая-то она совершенно удивительная, она на самом деле сибирская, русского такого масштаба. Удивительно! Дай Бог, чтобы это осуществилось. Мы вчера были на стройке, работы там много. Поставлены сроки – следующий, 2016 год.
– Будете ли вы поддерживать такие проекты, как Эрмитаж – Сибирь?


– Безусловно, достаточно одного звонка директора Эрмитажа Михаила Борисовича Пиотровского, и я готов перестраивать свои планы и ехать туда, куда меня просят. Поеду туда, где я смогу быть хоть чем-то полезным Эрмитажу. Я тот человек, который должен сделать все, что в моих силах, чтобы поддерживать музей. Эрмитаж – это мое национальное достояние, я русский человек и я хочу защищать достоинство моей культуры. Музей – это высшая математика духа, это не массовая вещь. Это очень индивидуальная тяга. Не у каждого человека есть тяга. Не у каждого человека есть душа. Надо к этому привыкнуть. Не у каждого есть это божественное начало. Поэтому нам надо ценить всякое проявление культуры, всякое проявление цивилизованности в наших людях и всякое стремление наших чиновников поддерживать культуру, беречь ее и защищать. Мы создали столько национальных богатств в области культуры усилиями наших предшественников, художников, писателей, композиторов, архитекторов. Весь мир этим пользуется, оглядывается в сторону России. Мы ушли далеко вперед в области культуры, что уже и не ясно, а есть ли кто за спиной. Очень часто это молчащая и что-то жующая среда, к сожалению.


«Колчак – личность, но и жертва»


– Александр Николаевич, в Абхазии снимает фильм ваша студентка. Чему вы учите своих студентов?


– Это уже не студенты. Они в этом году защитились, получили дипломы. Но в Абхазии свой первый полнометражный фильм снимает моя бывшая студентка, и я художественный руководитель ее постановки. И там надо быть на площадке. Это большая историческая картина.


Что я говорю? Первое, будьте нейтральны к религиозной проблематике. Второе – соблюдайте свое человеческое достоинство. Третье – будьте просвещенными людьми. И последнее – не забывайте, что у вас есть Конституция Российской Федерации.


– Андрей Тарковский увидел у вас руку гения. Есть ли сейчас режиссеры, о которых вы можете такое сказать?


– Тарковский был выдающимся, может быть, гениальным человеком, и, как всякий человек этого уровня, он в восьми случаях из десяти ошибался. Ошибся и на этот раз. Но люди, у которых есть одаренность, конечно, есть, и их немало. В кинематографе нужно полжизни прожить, чтобы что-то начало получаться.


– Зрительский интерес к хорошему кино падает?


– Настоящего кино во всем мире очень мало. Его немного и в Европе, потому что ушло поколение больших мастеров. А новое еще не совсем на крыло встало. По крайней мере, в Европе можно назвать двух. Один – Ларс фон Триер – режиссер из Голландии. Такого автора в европейском кино нельзя было даже ожидать. Что касается голливудского кино, оно привлекает зрителя ремесленным мастерством. Они большие мастера спецэффектов. Этим отличается голливудское кино. Они великие сценаристы, лучшие в мире. Возможно, потому что у них нет большой литературы, которая есть у нас. Но наши сценаристы слабее американских. Это все, что касается визуального товара, того, что продается. А индивидуальное, авторское кино устраивает только определенную часть аудитории. Так же как театр, как музыка. Шостаковича нельзя назвать народным композитором, как нельзя назвать народными Бриттена или Бетховена. Даже Шаляпин у нас не был народным певцом, только определенная категория зрителей или слушателей интересуется этим.


– С какого фильма у вас что-то начало получаться?


– Мне ни за что не стыдно, что я сделал, хотя бы потому, что все силы, какие у меня были, они все вложены в этот труд, а также силы моих коллег. Режиссер не создает произведений в одиночку. В «Русском ковчеге» один из авторов – это, без сомнения, Эрмитаж, который предоставил грандиозную возможность снять фильм.


– В своих фильмах вы исследуете роль личности в истории. Мы говорим о фильмах «Молох», «Телец» и других. В Омске вы побывали в Центре изучения Гражданской войны. Какой вам показалась личность Александра Колчака?


– Я очень мало о нем знаю. В Центре изучения Гражданской войны много интересных документов. Колчак, без сомнения, большая личность, личность национальная. Но и жертва. Надо подумать об этом человеке. У меня сердце сжималось, когда я смотрел документы, фотографии. Достойный гражданин, исследователь. Но оказался ввергнутым в мясорубку истории. Очень трудно найти свое место, где ты – внутри мясорубки или извне ее.


– Вы гражданин мира?


– У меня паспорт Российской Федерации. Но мы не должны воевать с Европой. Нам нужно всегда находить общий язык со своей старшей сестрой. Хотя в последнее время она часто заблуждается. Но даже совершивший преступление человек остается нашим родственником.

Распечатать страницу

Материалы свежего номера

Тема номера

Газета как зеркало истории

Газета как зеркало ...

7 декабря – день образования Омской области.

Информбюро

Выезд разрешен

Выезд разрешен

Ранний ледостав помог открыть переправы через ...

Власть

«Где сибиряки – там победа»

«Где сибиряки – там ...

Глава региона Виктор Назаров вручил памятные ...

Экономика

Экономический баланс

Экономический баланс

Депутаты Законодательного собрания утвердили ...

Социум

По доброй воле

По доброй воле

Международный день волонтера 5 декабря отмечали ...

Село

Вторая жизнь кинопроката

Вторая жизнь кинопроката

Накануне Нового года в трех районах Омской области ...

Строительство

Ремонт на миллиард

Ремонт на миллиард

Омские дорожники подвели итоги работы и получили ...

Культура

Талант без границ

Талант без границ

На сцене Театра куклы, актера, маски «Арлекин» ...

Закон и порядок

Падение под углом...

Падение под углом...

В Омске продолжается судебный процесс по делу о ...

Спецпроекты

Хоровод  с волшебником

Хоровод с волшебником

В Омске побывал Дед Мороз из Великого Устюга.

Добавить комментарий

Блоги

Буторин Игорь

Буторин Игорьпутешественник, мореплавательКак я ударил автопробегом по «Самсунгу»

Думаете я присоединился к хейтерам южнокорейского концерна за ...
Пантелеев Алексей

Пантелеев АлексейЖурналистМиллионеры из омских трущоб

Вконец замерзающий омский рынок жилья опять удивил. На сайте ...
Сафонов Руслан

Сафонов Русланхудожник-карикатуристДураки, дороги и Достоевский

Наш новый блогер Руслан Сафонов отразил в карикатурах жизнь ...

Все авторы блогов