Надежда Комарова: «Русский вокал – это гармония голоса и души»

Надежда Комарова: «Русский вокал – это гармония голоса и души»

Дата публикации 18 ноября 2015 11:45 Автор Светлана Васильева Фото Сергей Мельников

Солистка Омской филармонии – о своем оперном опыте и загадках голоса.

Надежда Комарова, поработав шесть лет в Красноярском театре оперы и балета, вернулась в Омскую филармонию. На недавно прошедшем концерте в Органном зале поклонники певицы устроили ей овацию.


И Татьяна, и Земфира


– Надежда, ваше возвращение стало такой же неожиданностью, как и отъезд. С каким настроением начали работу?


– С хорошим. Потому что вернулась домой, к родным, в родные стены филармонических залов, в которых я выросла как певица и актриса. Да, я уезжала, но причина была важная. Мне предложили спеть Лизу в премьерном спектакле «Пиковая дама». От такого не отказываются. Я сразу стала ведущей солисткой. Но и концертную деятельность прекращать не хотелось. Приезжала в Омск, а теперь решила остаться в своем городе.


– Что дал вам опыт работы в оперном театре?


– В театре певец раскрывается как актер. Я работала со столичными и зарубежными режиссерами, с видными дирижерами, например, Павлом Смелковым из Мариинского театра. Евгений Бражник, поставивший  «Евгения Онегина», когда приезжал, хотел видеть в партии Татьяны только меня. Это очень требовательный дирижер, даже жесткий, но он открывает необычные краски в тебе, твоих образах.


Довелось поработать с великими партнерами. Спеть «Пиковую даму» с Еленой Образцовой, Ириной Богачевой. Они приезжали на фестиваль «Парад звезд в оперном». Я участвовала в мастер-классах Маквалы Касрашвили, Юрия Стадника. В опере «Паяцы» я выступила с Романом Муравицким, в «Алеко» –
с Михаилом Губским. Это звезды оперной сцены первой величины.


– Иногда молодые певцы музыкальных театров сетуют, что им не хватает актерской подготовки. А как было у вас?


– Я приехала, когда вовсю шла работа над «Пиковой дамой». Режиссер поставил задачу, я сыграла. Он спросил: «Вы театральный вуз заканчивали?».

Думаю, мне помогло то, что в Омской филармонии я переиграла много ролей на представлениях для детей.


– Какая роль была любимой?


– Татьяны в «Евгении Онегине». Я ее представляла по-своему. Часто сцену с письмом певицы исполняют так, как будто уже знают, что героиню бросят. А у меня Татьяна была нежная, романтичная и счастливая, она верила, что Онегин получит письмо и приедет с цветами. Но мне нравилась и роль Земфиры в «Алеко» – контрастная, страстная. Я пела премьерный спектакль.


– Сегодня в постановке опер много новаций. Как вы к ним относитесь?


– Я сторонник классических постановок. Иногда бывает интересно. Моя Земфира пела и мыла пол. Вода, тряпка – настоящие. Порой придумки режиссера вызывали сложные чувства. В «Онегине» Татьяна должна была писать письмо не в будуаре, а в саду. А там слова: «Здесь так душно. Открой окно…» Какое окно в саду? Режиссер попросил петь: «Там душно». И заменить пушкинскую фразу: «Кончаю, страшно перечесть» на «О, Боже, страшно перечесть».

Потом я услышала от одной женщины, смотревшей видеозапись премьеры: «Певица, по-моему, текст забыла». И я решила: буду петь, как положено. И падать в обморок после встречи с Онегиным мне казалось неправильно. Руководитель оперной труппы согласилась, говорит: «Режиссер уехал, делай, как понимаешь».


– У вас было 350 произведений в репертуаре. Оперные партии его пополнят?


– Конечно. Есть, например, идея сделать с мастером художественного слова Аллой Ениной программу по опере «Алеко».


Три километра до тракта


– Народный артист России Георгий Филиппенко сказал: «В жизни артиста Его Величество Случай играет главную роль». Это про вас? Ведь даже музыкой вы начали заниматься случайно.


– Ничего не бывает случайного. Я верю в Провидение. Да, меня родители не собирались учить музыке. Я пятый ребенок в семье, младшая, любимица, но на меня вечно ничего не хватало. Папа – строитель, мама – рабочая, жили трудно. Музыкантов не было, но мама пела в народном хоре, у нее было красивое серебристое сопрано. Папе хотелось, чтобы дети играли на музыкальных инструментах, для старшей сестры выкроил деньги и купил баян. А она через два месяца бросила музыкальную школу. Отец расстроился и решил, что никто больше не будет учиться музыке. Поэтому я в третьем классе поехала в музыкальную школу № 4 с подружкой, никому ничего не сказав.


– И выбрали аккордеон?


– Не выбирала. Прием был закончен, шли занятия. На аккордеон был недобор учеников, и меня все-таки приняли. Правда, педагог сразу сказала, что для этого инструмента не подходит строение моей руки: короткий мизинец, растяжки нет. Но я упорно занималась.


– Без инструмента?


– Два года инструмент брала в руки только в школе. Дома об этом и заикаться было нельзя. Был еще предмет «общее фортепиано», так я склеила листы из альбома, начертила клавиши и по ним водила пальцами. Отец в конце концов купил мне подержанный маленький аккордеон, а ближе к окончанию музыкальной школы – «Вальдмайер».


Мы жили в Черемушках, в метель автобусы не всегда ходили, и я с 20-килограммовым инструментом шла три километра до трассы.


– Вот это характер!


– Да, я проявляла упорство. И когда первый раз не приняли в Шебалинку все по той же причине неподходящей для аккордеона руки, пошла на подготовительные курсы. Не взяли бы и на следующий год, но мама слезно просила принять. Приняли во внимание, что из многодетной семьи.


– А кто открыл вокальные данные?


– Я солировала в хоре музыкальной школы, и педагог Татьяна Васильевна Невская говорила: «Тебе, Надя, надо на вокал учиться идти». А я побоялась, видела, как готовятся к экзаменам девочки, которые давно занимаются пением, и не верила в свои силы. И еще чувствовала, что должна оправдать надежды родителей, доказать, что не напрасно они вкладывали средства. А когда принесла отцу диплом, спросила: «Теперь могу заниматься тем, чем хочу?» И поступила на факультет культуры и искусства ОмГУ на вокал.


– Окончили с отличием, на пятом курсе были приняты в штат Омской филармонии. Родители были счастливы?


– Конечно. Папа очень гордился, что я – солистка. Жаль только, что он не увидел меня на сцене. Меня приняли в филармонию 2 февраля 2001 года, а 1 марта его не стало. А уже в апреле я поехала на всероссийский конкурс, поставив перед собой задачу победить, и привезла Гран-при.


Тайна пожелтевшей папки


– Критик написал о вас: «В чем секрет неотразимого влияния певицы на души людей? Вывод напрашивается такой: голос этот русский, и потому он близок нам так же, как наши поля, леса, закаты и грозы». Речь идет о русской вокальной школе?


– О природе, традиции из глубины веков, от церковного пения, которое отличает обволакивающий, перетекающий звук. Как картины наших безграничных пейзажей. В 2004 году я была на вокальном конкурсе в Тулузе. Там было очевидно, как отличаются друг от друга западные и наши вокалисты. Одни показывают красоту звука и возможности техники, другие стараются, кроме этого, эмоционально окрасить пение. На Западе это считается излишним. В результате только три наших вокалиста, я в том числе, прошли на второй тур, а победили певцы из Азии с очень чистыми маленькими голосами. Говорили, что нам помешала политика, тогда в очередной раз обострились отношения с Западом. Но возник вопрос: что является эталоном?
Я считаю: гармония голоса и души.


– Вы свободны в выборе репертуара?


– Свободна. Только идей больше, чем возможно воплотить. Мне интересно спеть то, что никто не исполнял. Расскажу историю. В библиотеке филармонии наткнулась на старинную папку с пожелтевшими листочками, в ней были романсы XIX века, совершенно забытые. Один называется «Я и ты», к нему приписка: «Романс, исполняемый с огромным успехом в драматическом спектакле «Касатка». Очень красивый, наполненный весной, имени автора нет, только инициалы: Н. Н. Еще я нашла романсы барона В. Врангеля – очень красивые, мелодичные.


– Надежда, а как вы чувствуете себя в роли педагога на родном факультете в ОмГУ?


– Я только начала преподавать. Мне очень нравится видеть, как растут ученики. Это педагогическое счастье. Правда, ученик у меня пока один – молодой бас.


– Разве не бас баса должен учить?


– Конечно, это так. Но ушел из жизни Борис Торик. И ведь я занималась с Юрием Стадником, хотя он бас, а я сопрано. Методика одна и та же. Главное, раскрыть то, что человеку дано.


– Вы общаетесь в социальной сети с поклонницами, называете их «моими любимыми». Кто они?


– Я не спрашиваю о профессиях. Радуюсь, когда вижу в зале знакомые лица. Огорчаюсь, когда они хотят подойти после концерта и стесняются. Ведущая Татьяна Юрьева как-то передала слова своей знакомой. Та сказала: «Наверное, этой певице чужды огород, домашние дела». А у меня у мамы огород, я его копаю.


– И простудиться не боитесь?


– Конечно, у певцов много ограничений. Мороженое – только летом, шоколад, сладкое перед концертом есть нельзя. И молчать нужно, я за день до выступления телефон отключаю. Иногда кажется, что голос живет во мне помимо меня. Может капризничать. Я говорю ему: «Слушай, мне сейчас петь, а ты засипел. Что такое?» А бывает, уставшая, невыспавшаяся, а он звучит. Если голос называют даром свыше, то Бог дал – Бог может и отнять. За неправильные мысли, недобрые поступки. Когда задумываешься об этом, приходишь к вере.

Распечатать страницу

Материалы свежего номера

Тема номера

Барьер для тарифа

Барьер для тарифа

С 1 июля средний рост коммунальных услуг по Омской ...

К 100-летию «Омской правды»

Летопись века

Летопись века

В прошлом номере мы рассказывали, о чем писала ...

Информбюро

Праздник на нашей улице!

Праздник на нашей улице!

Третий год подряд улица Чокана Валиханова на один ...

Власть

«Учиться работать в новых условиях»

«Учиться работать в новых ...

Глава Росавтодора проинспектировал ремонт омских ...

Социум

 «Такой народ нельзя победить!»

«Такой народ нельзя ...

Омичи приняли участие во всероссийской акции ...

Село

Перекупщик должен уйти

Перекупщик должен уйти

Новая система сертификации животноводческой ...

Культура

Казацкому роду нет переводу

Казацкому роду нет ...

В Омской области 1 июля открывается новый ...

Наследие

Омские крылья «Нормандии – Неман»

Омские крылья «Нормандии ...

В этом году исполняется 75 лет со дня формирования ...

Спорт

Вернулись с Кубком

Вернулись с Кубком

Шесть медалей выиграли омские спортсмены на ...

Образование

Шаг в Будущее

Шаг в Будущее

Выпускные вечера в регионе прошли не только для ...

Спецпроекты

Здравствуйте,  я ваш участковый!

Здравствуйте, я ваш ...

Журналист «ОП» попробовал себя в роли стажера ...

Крупным планом

Юрий Трофимов: «Омск был, есть и останется культурной столицей Сибири»

Юрий Трофимов: «Омск был, ...

Недавно назначенный на должность министра культуры ...

Добавить комментарий
Загрузка...

Блоги

Пантелеев Алексей

Пантелеев АлексейЖурналистНетуристическая Грузия

Цхалтубо – как санаторная легенда Советского Союза ...
Борис Никонов

Борис НиконовНаблюдательный омичОмский «Зорро» выбился из сил?

Мы знаем, что законы логики обычно действуют в политике ...
Денисов Дмитрий

Денисов Дмитрийпреподаватель информатикиКакие загадки хранит старый хутор: за чертом на спутнике

Продолжаем исследовать историю Омского опытного хутора ...

Все авторы блогов