«Вира помалу!»

«Вира помалу!»

Дата публикации 9 декабря 2015 14:45 Автор Алексей Сафронов Фото Евгений Кармаев

Почему хороший крановщик без работы не останется.

Строительная элита


Тот, чьи ранние годы пришлись на советскую эпоху, наверняка помнит: когда попадал в руки детский конструктор, первым делом собирался башенный кран, к которому в деревянные коробки с металлическими рейками, колесиками и болтами  обязательно вкладывали крюк и крепкую бечевку. Тогда же стать крановщиком мечтали многие мальчишки.


– Я, еще когда учился в третьем ГПТУ при бетонном заводе, уже тогда думал – буду работать на кране. Из армии вернулся в 1981-м году и сразу пошел устраиваться на работу. Помню, отец еще удивлялся: «Куда торопишься? Тебе по закону после службы месяц отдыхать можно». Не послушал. И вот уже почти тридцать пять лет  работаю на кране, опыта набираюсь, – улыбается машинист башенного крана «Управления механизации-4» Андрей Филимонов.
В нынешнем году в свой профессиональный праздник за многолетний добросовестный труд он был отмечен высшей наградой в своей профессии – орденом «За заслуги в строительстве».


В «УМ-4» много классных специалистов. Так, нынешним же летом машинист башенного крана Алексей Мамонтов представлял Омскую область в финале Всероссийского конкурса «Лучший по профессии», который проходил в Казани. И смог победить 16 лучших специалистов, съехавшихся со всей России. В 2007 году Алексей стажировался у Андрея Филимонова, и как выяснилось – успешно. Потому что, как и положено, превзошел учителя, превратившись за прошедшие годы в настоящего мастера.


Эпохи меняются, однако со времен Пифагора, который, как утверждают, изобрел первый подъемный механизм, а может, и раньше, профессия человека, способного управлять грузоподъемной машиной, своей ценности не утратила. Потому что без крана любое строительство заканчивается на уровне  первого этажа.


Строительные и монтажные организации гоняются сегодня за опытными крановщиками как за создающими прибыльные компании топ-менеджерами. Между тем на бирже труда хорошего крановщика искать бесполезно: в службу занятости они не обращаются. Это ни к чему – у кадровиков  они нарасхват,   у конкурентов их сманивают более высокой зарплатой. Хотя действительно стоящего профессионала увести не так-то просто.


Один раз отрежь!


Принимать поспешные решения не в их характере. Нервных, импульсивных людей к работе крановщика вообще не допускают, ведь одно неверное движение может нанести огромный материальный ущерб и даже поставить под угрозу жизни десятков людей. Именно для крановщиков был придуман жизненный принцип: семь раз отмерь – один раз отрежь!


Мы разговаривали с Андреем Филимоновым сразу после окончания рабочей смены. Он только что спустился из кабины крана, установленного на пересечении улиц Жукова и Масленникова, где к стоящему вдоль дороги дому пристраивают почти круглую высотку.


Крановщик был абсолютно спокоен, такое ощущение, что он весь день не на верхотуре провел с постоянными «вира» и «майна», а только что из леса вышел с лукошком грибов в прекрасном расположении духа.


– Высоты я не боюсь. Но  опасаюсь всегда. Не за себя, за людей внизу. Опыт в нашей работе играет ведущую роль, поэтому не одобряю, когда люди меняют профессию, в зависимости от внешних обстоятельств: здесь лет пять поработал, потом на другую специальность перекинулся, где больше пообещали платить. Через какое-то время опять вернулся. Такие резкие жизненные повороты не по мне. В 2008 году, когда грянул строительный кризис, я сам пару месяцев без работы сидел. Куда только не звали, всем отказал, – вспоминает орденоносец.


По его словам, незаменим опыт крановщика в первую очередь в панельном домостроении. Здесь действует принцип того же конструктора – разные виды панелей подаются на строительную площадку в определенном порядке. Закрепив одну конструкцию, строители, не сбивая рабочего ритма, переходят к другой. Ошибешься – получится квартира с оконным проемом, выходящим в подъезд, и входной дверью на фасаде.


А если серьезно, новых впечатлений и живописных объектов у любого крановщика  хватает. Место работы для этого менять совсем не обязательно.
К примеру, мой собеседник несколько лет назад помогал строить храм в Ханты-Мансийске. Лично поднимал главный купол храма Воскресения Христова и крест помогал монтировать. Согласитесь, такое не забывается.


Не навредить

Что касается заработной платы – миллионы машинистам башенных кранов, конечно, никто не платит. Но на жизнь хватает. Получает Филимонов по шестому разряду. Для этого требуется, чтобы кабина крана располагалась на высоте не менее пятидесяти метров над землей. А в работе крановщика от высоты многое зависит. Чем выше – тем сложнее.


– Краны вроде того, на котором я работаю сейчас, начали появляться где-то в 2004 году. Хотя в городе еще эксплуатируются и те, из восьмидесятых, которым лет по тридцать и более. Естественно, они ремонтируются, узлы меняются. Понятно, что на высоте работать гораздо сложнее. Когда у тебя кабина на высоте восьми секций и тяжелая стрела метров сорок, кран при серьезном грузе может и покачивать влево-вправо. Это касается тех моделей, которые на ходу. Есть конструкции, которые устанавливают на фундаменте, мертво. С ними легче. У нас на Сенной такой кран установлен. Ребята постоянно зовут: «Приходи, посмотри, попробуй!». Некогда все, – признается Андрей.


Про октябрьскую трагедию, когда упавший кран раздавил два автомобиля, в которых погибли люди, конечно, знает. Стройки-то расположены на одной улице – имени Маршала Жукова. На расстоянии одной трамвайной остановки. Говорит, что самого крановщика не знает, хотя кран видел, даже в день несчастья часов около четырех обратил на него внимание. Лишь вечером дома узнал о страшном несчастье – ребята по телефону сообщили.


– Не могу сказать, что послужило причиной падения. У нас также стоят линейки и тупики. Но, передвигая кран, я никогда не надеюсь, что линейка выключит его автоматически. Всегда смотрю на концевые упоры. Это в крови должно быть у каждого крановщика. Причем, что удивительно, с опытом становишься все более дисциплинированным. Постоянно думаешь: «Только бы аккуратнее сработать, никому не навредить», – признается  машинист башенного крана.


И еще он уверен в том, что если кран установлен, он обязательно должен работать, а не подпирать своей стрелой многолетний долгострой, которые в последнее время стали слишком часто появляться в Омске. Только в работе, в процессе эксплуатации выявляются технические недостатки механизмов и непрофессионализм людей, управляющих ими. А от брошенной стройки жди беды.


Заброшенных строек, в том числе многоквартирных домов, в Омске действительно хватает. Есть такие объекты на улицах 13-я Северная, Дачная, да практически во всех городских районах. Совсем скоро список брошенных строительных объектов могут пополнить дома микрорайона «Академический». В таких случаях те, кто отвечает за техническое состояние механизмов, находят другую работу, а сами краны остаются, ржавея от безделья. Стоят брошенные многотонные махины нередко совсем рядом с оживленными магистралями. Насколько это опасно, хорошо знают опытные крановщики.

Распечатать страницу
Добавить комментарий
Загрузка...

Блоги

Заборских Александр

Заборских АлександрТот случай, когда гонзо-журналистика - единственный оптимальный видСходка омских анимешников, или Срочная фрисби-реанимация

В среде молодежи всегда были альтернативные течения. Это уже ...
Белкин Евгений

Белкин ЕвгенийИТ- обозреватель, техноблогерНемецкий рейс: репортаж из 1990-х

Первый пассажирский авиарейс из Омска в Германию был выполнен ...
Пантелеев Алексей

Пантелеев АлексейЖурналистГрузинский must-see

Грузия — страна небольшая, и при желании за день ее можно ...

Все авторы блогов