«Ежегодная пресс-конференция Путина превратилась в журналистский съезд»

«Ежегодная пресс-конференция Путина превратилась в журналистский съезд»

Дата публикации 18 декабря 2015 17:15 Автор Наталья Фролова

Главное политическое событие этой недели — пресс-конференцию Владимира Путина, которая состоялась 17 декабря, сейчас обсуждают во всем мире. О том, как это выглядело изнутри, рассказывает главный редактор «ОМСКРЕГИОНА» Сергей Рудометов.

— Сергей Викторович, с какой целью направляли заявку на участие в пресс-конференции главы государства?

— Я считал нужным это сделать. Путин — национальный лидер, и его слова всегда вызывают повышенный интерес. Для любого ресурса лестно было бы, если на его страницах появится эксклюзивный материал с комментарием президента. Сотрудник всякого издания должен быть заинтересован попасть на такого рода мероприятие. К тому же есть шанс задать вопрос, напрямую касающийся жителей нашего региона, так сказать, добиться чего-либо лучшего для омичей, помочь региону решить какую-то проблему. На таком мероприятии можно обратить внимание главы государства на волнующий жителей нашей области вопрос.

— С каким вопросом вы ехали на встречу с Путиным?

Хотелось сформулировать вопрос, который был бы общим для омичей и который президент действительно мог бы решить. Можно, конечно, ехать с вопросом о дочерях Путина, но у нас есть свои, куда более волнующие, важные темы для обсуждения. В глубинке жизнь сильно отличается от столичной, и прежде всего это касается финансов. В регионах наблюдается тотальное безденежье, субъекты в долгах как в шелках. Омская область в этом плане не исключение.

Путин вскользь затронул эту тему, посоветовав губернаторам тщательнее работать с инвесторами. Мол, он знает региональных глав, которые раздают бизнесменам номера своих мобильников и в случае чего оперативно «разруливают» бюрократические неувязки. Тем самым создается благоприятный инвестклимат, и в таких регионах все «в шоколаде». В качестве примера была названа Калужская область и еще какая-то. В общем, негусто. А дело, наверное, в том, что раздачей визиток с номером мобильного проблема решается не везде и не всегда, мягко говоря.

Вот Омск всегда был одним из столпов российской оборонки. У нас во многом сохранилась производственная база, и сейчас она оказалась востребована. Недаром же именно Омск выбран площадкой для производства перспективного ракетоносителя «Анагара», есть подвижки с военными заказами на заводе «Сатурн», других предприятиях. Работать начали наши заводы, пятое место в России по уровню промпроизводства о многом говорит. При этом по бюджетным расходам на одного жителя Омск находится на предпоследнем месте в стране. На одного омича ежегодно выделяется средств в 13 раз меньше, чем в Москве.

А дело в том, что омские предприятия сейчас входят в состав вертикально-интегрированных федеральных холдингов и, соответственно, основные налоги платят в столице, а не там, где находится производство. Это преамбула, сам вопрос звучал бы так:

«Владимир Владимирович, как вы относитесь к идее возвращения части налога на прибыль предприятий в регионы, где они работают, а не зарегистрированы?»

Думаю, вопрос был бы актуальным не только для Омской области. К сожалению, задать его не удалось.

— Наверняка многие хотели спросить о чем-нибудь эдаком, особо актуальном для своего города или поселка. Значит ли это, что пресс-конференция президента именно для «регионалов» представляет особый интерес?

— Как показала практика, пресс-конференция интересна и для столичного журналистского «бомонда». В фойе я видел Ксению Собчак, хотя уж она явно не имеет проблем с площадками, на которых может высказаться. Вообще, было много известных журналистов, обозреватель НТВ Владимир Кондратьев, журналист «Комсомолки» Александр Гамов, бывший коллега по «Коммерсанту» Андрей Колесников и другие.   

— В этот раз за более чем трехчасовое общение с президентом 32 журналиста смогли задать 46 вопросов Путину. Удалось ли им вывести президента на разговор, который бы удовлетворил запрос российской читательско-зрительской аудитории.

— На мой взгляд, не совсем. Как подсчитала пресс-служба, участниками пресс-конференции стали 1392 журналиста. И сама эта цифра, и плакаты в зале говорят о численном перевесе «регионалов». Но первая треть встречи была практически полностью посвящена внешней политике – «поляне» федеральных СМИ. Президента спрашивали о Турции, Египте, ИГИЛ, нашем участии в антитеррористической операции в Сирии и так далее. Сирия, безусловно, всех интересует, но у россиян есть и другие проблемы.

Да и после первого часа пресс-конференции пресс-секретарь Дмитрий Песков предоставлял слово журналистам, со многими из которых знаком лично. То есть представителям кремлевского пула. Их вопросы были достаточно общими. Конечно, может, и целью организаторов было сделать упор на внешнюю политику. Тогда зачем регионы позвали с их «частными» вопросами? Зато был заявлен рекорд численности.

На мой взгляд, от подобного рода рекордов следует уходить. И подвижки вроде есть. В 2008 году был рекорд продолжительности — более 4 часов шла встреча. В угоду здравому смыслу и санитарно-гигиенических соображениям от временных рекордов отказались. Наверное, и чрезмерная численность тоже не нужна. И без того шанс задать вопрос невелик, а так только большее число «регионалов» уезжает с чувством разочарования.

Чтобы привлечь внимание, участники наряжались в национальные костюмы, большинство было с яркими плакатами. Журналисты пытались выделиться, чтобы их заметили и дали им слово. В итоге получился съезд журналистов без решения каких-либо важных проблем для субъектов.

— Спрашивал ли у вас кто-то, с каким вопросом вы приехали, не просили ли подкорректировать его? Многих волнует вопрос: по сценарию ли там все или действительно можно задать любой вопрос?

— Я второй раз на президентской пресс-конференции — первый раз ездил в 2012 году. Ни тогда, ни сейчас никто не пытался что-либо запретить мне спрашивать и, напротив, что-либо присоветовать. К президенту можно идти с любым вопросом. Цензуры нет. Организаторы в зале лишь подходили и просили, что в случае если Песков (или сам Путин) даст добро — не брать в руки микрофон. Их волновало лишь качество звука.

Малозаметный наушник выдает присутствие в зале сотрудников ФСО

— Как проводилось мероприятие с точки зрения организации?

— В организационном плане мероприятие прошло без сучка и задоринки. Вообще, пресс-конференция уже проводится в одиннадцатый раз, поэтому все отработано до мелочей. Каждый участник оплачивает проезд до Москвы самостоятельно, либо это делала редакция. До Центра международной торговли можно было доехать бесплатным шаттлом от станции метро «Выставочная».   

Безопасность стандартная: все проходили через рамки металлоискателя. Во всех аэропортах и вокзалах сейчас  такая система. В зале, конечно, были зарезервированы места, где в штатском сидела сотрудники Федеральной службы охраны. Их легко можно было определить по накачанным фигурам и наушникам в ушах.

Сесть можно было на любое место в зале. Пришел пораньше, значит, сел поближе. В сам зал стали запускать за час до мероприятия.

Ни до, ни после пресс-конференции никаких фуршетов — если это кого-то интересует — не было. Правда, перед началом пресс-конференции на первом этаже работал буфет, и все желающие могли выпить чай, кофе, минеральную воду, съесть круассан или пирожок. И да, денег за них не просили. Но это оказалось очень важным для тех, кто прилетел непосредственно в день мероприятия. Лично в этом убедился, поскольку ближайшие к ЦМТ кафешки утром (а регистрация началась с 8:30) были еще закрыты. В общем, буфет многих выручил.

— Каждый раз участникам встречи вручают какие-то сувениры. Что вы привезли от президента?

— Нам выдали абсолютно утилитарные папки, блокнот, календарь, ручку и карандаш с надписью «Пресс-конференция президента РФ Владимира Путина 2015». В прошлый раз нам также были подарены папки, в которых было все необходимое для журналиста: ручка, блокнот, пенал с канцелярскими товарами. Ничего сверхъестественного.

— Удалось ли вам пообщаться с коллегами из других регионов, обменяться опытом?

— Времени особо не было. Каждый готовился к пресс-конференции. Понятно, что поговорили с земляками, Юлей Ковыршиной с «12 канала», Валентиной Мороз из полтавской «Зари».

Удалось пообщаться с крымскими коллегами. Они вообще пользовались особым успехом. Все спрашивали, закончился ли блэкаут. Уверяют, что сейчас все с электроэнергией нормализовалось. Во всяком случае в Симферополе и Севастополе. Зовут в гости.

— Будете ли вы пытаться задать президенту вопрос еще раз?

— Если выдастся возможность — обязательно. Работа у нас такая.

 

Справка

Первую большую пресс-конференцию президент России Владимир Путин провел в 2001 году. Тогда он ответил на 22 вопроса в течение одного часа и 33 минут, эта встреча оказалась самой короткой из прошедших. Далее ежегодные пресс-конференции проходили в 2002, 2003, 2004 году. В 2005 году Путин не проводил большой пресс-конференции, вместо этого он отвечал на вопросы россиян в ходе прямой линии. Практика больших ежегодных встреч с журналистами продолжилась в 2006, 2007, 2008, 2012, 2013 годах, при этом пресс-конференция 2008 года стала самой продолжительной – четыре часа и 40 минут, Путин ответил на 106 вопросов. На пресс-конференции, прошедшей 18 декабря 2014 года и продлившейся три часа и десять минут, журналисты задали 53 вопроса.

Распечатать страницу

Комментарии пользователей (всего 1):

омич
собчушка в своем репертуаре...
22 декабря, 15:24 | Ответить
Добавить комментарий

Блоги

Буторин Игорь

Буторин Игорьпутешественник, мореплавательКак я ударил автопробегом по «Самсунгу»

Думаете я присоединился к хейтерам южнокорейского концерна за ...
Пантелеев Алексей

Пантелеев АлексейЖурналистМиллионеры из омских трущоб

Вконец замерзающий омский рынок жилья опять удивил. На сайте ...
Сафонов Руслан

Сафонов Русланхудожник-карикатуристДураки, дороги и Достоевский

Наш новый блогер Руслан Сафонов отразил в карикатурах жизнь ...

Все авторы блогов