Константин Рехтин: «Сейчас уже трудно представить Тару без театра»

Константин Рехтин: «Сейчас уже трудно представить Тару без театра»

Дата публикации 28 января 2016 10:44 Автор Татьяна Шипилова Фото Евгений Кармаев

Десять лет назад в Таре было открыто новое здание Северного драматического театра, впоследствии получившее имя Михаила Ульянова, которое сразу стало символом северной столицы Прииртышья. Сам же город по праву давно считается театральным.

О том, как строилось  здание и чем живет театр сегодня, мы говорим с главным режиссером Константином Рехтиным.

— Константин Викторович, давайте вернемся лет на 13 назад.  Сам театр родился в  ноябре 2002-го. А только спустя три года было построено для него здание.  То есть он строился на ваших глазах. Участвовали ли вы в обсуждении проекта, следили за строительством?

— Конечно, участвовал в консультациях по проекту. Более того, поворотный круг, который появился на сцене театра, это полностью моя заслуга. Потому что тогдашние проектировщики, в частности Мария Столбова, уговаривали меня его не делать, прямо говоря, зачем в такой глубинке этот круг нужен. На самом деле они боялись, что маленькое строение, оставшееся от кинотеатра «Родина», которое строил еще отец Михаила Ульянова, рухнет: там была уже труха.  В  целях сохранения памяти этот кусочек оставили, но он дался дорогой ценой. Его укрепляли стеклом и железом. Словом, «добро» мне на поворотный круг не давали долго, и я тогда сказал, что пойду жаловаться губернатору: зачем в Таре еще один ДК, потому что без поворотного круга это уже не театр. И тогда решили рискнуть. И он у нас есть. Поворотный круг мы используем в нескольких спектаклях и уже завоевали не одну награду на фестивалях. Гордимся, что у нас есть такая техника.  А какая в зале акустика! Просто великолепная. Можно говорить шепотом, и будет слышно на последнем ряду.

— Все остальное тоже было сделано,  как вы хотели? Я имею в виду гримерки, репетиционные комнаты, подсобные помещения?

— Во время заседания в Таре губернатору Леониду  Константиновичу Полежаеву показали два проекта. Один был сделан под старинный особняк, который бы, наверное, больше вписался в старинную архитектуру Тары, второй – более современный, похожий на космическую станцию. Губернатор сказал, что нужно думать о будущем города,  и указал на второй проект. Но площадей чуть-чуть не хватает, поскольку здание немного сузили, желая сохранить елки вокруг театра. В результате елки снесли, а площадей стало меньше. У нас нет гостевых комнат, а к нам на фестивали приезжает много гостей, и приходится приспосабливать гримерки. И еще одно маленькое упущение. У нас молодые актеры, им надо где-то заниматься спортом, качаться, и мы приспособили помещение под сценой, как раз под поворотным кругом. Там у нас ребята и качаются.  А в остальном здание очень удобное, особенно зрительный зал. Им восхищаются все.   И зал, и сцена оказались настолько удачными, что некоторые спектакли мы не можем  привезти в Омск. В нашем большом театральном Омске мы не можем найти подходящую сцену. И нам никто не верит. Но потом, когда приезжают в Тару, особенно члены жюри фестиваля «Лучшая театральная работа», понимают, что только здесь мы могли показать свой фестивальный спектакль.

— Начинать с нуля всегда трудно. У вас был опыт создания театра в Сыктывкаре. Можно ли сравнить его с тем опытом, который вы приобрели в Таре?

— Конечно, тот опыт мне пригодился, скорее, ошибки, которые я тогда допустил. Но сравнить его с тарским проектом невозможно даже потому,  что в Сыктывкаре театр был в частных руках, а здесь театром занималось государство, это стало частью культурной политики областной администрации. И все удивительно удачно сложилось, и наши намерения, наши творческие усилия совпали с усилиями областной власти. Все делалось по плану и вовремя. Нам вовремя сделали временную площадку, где мы ни в чем не нуждались. Мы им в ДК такую базу создали, что сейчас он является одним из лучших в области по оснащению. Там настоящий театральный свет, настоящий театральный звук. Вовремя появилось это новое здание. Актерский курс,  выпущенный   опять же по программе в ОмГУ,  играл свои дипломные спектакли в собственном здании. Это не могло не стать стимулом, чтобы ребята остались в Таре. Это здание вдохновляет.

— Организация театрального процесса — труд нелегкий, особенно в трехстах километрах от областного центра. Ведь театр — это не только труппа,  но и постановочная часть. Где брали монтировщиков, гримеров, костюмеров, осветителей?

— У нас все сотрудники из Тары. В самом начале с нами сотрудничал Сергей Федоричев, который имел большой опыт работы в театральных цехах Омска. Он и другие специалисты  приезжали из Омска и делились опытом. Но и сами тарчане – люди обстоятельные, хваткие. Если они за что-то берутся, то делают все хорошо, не халтурят. Поэтому у нас за эти годы сформировались надежные крепкие профессиональные кадры и цеха. 

— Какое событие за 10 лет существования здания театра вы считаете главным?

—Их несколько. Это премьера спектакля «Весенние побеги», которая состоялась ровно через год после открытия здания.  Без нового помещения, без  технического оснащения мы бы никогда не сделали эту мощную работу. Она стала лучшей на областном фестивале «Лучшая театральная работа». Мы выдержали конкуренцию с другими омскими театрами. Она была признана критиками и в России, и с этого момента на нас стали смотреть как на серьезный театр. Еще знаменательные события – это фестивали, в том числе и связанные с именем Михаила Ульянова, — «Сотоварищи». Но я чувствую, что впереди еще много значимых событий.

— Вы вспомнили о Михаиле Александровиче Ульянове. Как повлияло на вас, на труппу общение с этим великим русским актером?

— Значение осознается с годами. Тогда это было общение между людьми. Мы встречались с ним в Москве, разговаривали по телефону. Михаил Александрович  давал советы. Но он всегда себя вел так, что мы не чувствовали никакого зажима, он не был бронзовым человеком . Теперь мы осознаем, насколько ценны его советы. Он определил нам творческую планку. Для него было важно, чтобы театр в Таре был на этической высоте. Он понимал, насколько сложно создать театр в таком маленьком городе. Кстати, он поначалу не очень верил в возможность его создания. А когда понял, что здесь начато большое дело, даже сожалел, что не поверил вначале.

— Какую роль играет театр в культурной жизни Тары?

— Сейчас уже трудно представить Тару без театра. Здесь уже  сформировалось театральное сообщество зрителей,  не пропускающих  ни одной премьеры, мы даже ориентируемся на их вкусы.  Но кроме них есть люди,  которые никогда не придут в театр. Это по статистике. Но я вижу, что они очень гордятся тем, что в Таре есть театр.

— Если заговорили о зрительском интересе, то спрошу: чем руководствуетесь при подборе репертуара? Отдаете предпочтение тому, что нравится вам или приглашенным режиссерам, или делаете упор на кассовые спектакли?

— Это самый сложный вопрос. К нам приезжала известный театральный критик Татьяна Тихоновец, смотрела нашу фестивальную работу в рамках «Молодые театры России» — спектакль «Наташина мечта». Она сказала, что формирование репертуара театров  малых городах — это уравнение с тремя неизвестными. Город маленький, и театр в нем один. Это плохо, что  один. Публика с разными вкусами. Кому-то нужна классика, кому-то – отдых и развлечения, молодежи нужна своя специфическая драматургия, детям еще что-то. Представляете, какой спектр. И мы должны все запросы удовлетворить. Хотелось бы ставить такие спектакли как «Весенние побеги» и получать от этого огромное удовольствие. Но это не удовлетворит нашу публику. Поэтому ставим и первое,  и второе,  и пятое,  и десятое. Я научился быть всеядным режиссером. Здесь нужно быть таким. Но я стараюсь не ронять художественную планку,  не опускаться до примитива, гнаться за чем-то низкопробным, помня, какое имя написано на фронтоне здания театра. Какую бы драматургию мы ни брали, всегда стараемся найти в ней что-то глубокое для человека.

— Есть ли сейчас возможность театру выезжать на гастроли или вы ориентируетесь на местного зрителя?

— Благодаря администрации области за предыдущие 10 лет у нас сформировалась своя публика в больших и малых райцентрах. Все это было по программе. Теперь мы едем на гастроли в другие районы только тогда,  когда понимаем, что это экономически целесообразно. Когда понимаем, что этот спектакль окупится. Чаще мы ездим в Омск, и у нас в городе свой зритель. Но не все спектакли мы можем вывезти в Омск. Не такой свет на одной площадке, маленькая сцена на другой.  Лучше пусть зритель приезжает к нам.  Мы недавно говорили с депутатом Бережным. Сейчас в области развивается туристический кластер, возможно появление такого маршрута как Большеречье – Тара. В Таре кроме старинных зданий можно запланировать просмотр спектакля у нас.

— Сегодня, благодаря тому, что театр не раз побеждал на престижных фестивалях, что вы являетесь членом совета по культуре при президенте России, что ваши ученики в прошлом году получили премию из рук Владимира Путина в области культуры и искусства, о вас знает вся страна. Накладывает ли на вас все это определенную ответственность?

Конечно. В совете по культуре ведь не просто надо присутствовать, а принимать участие уже в делах государства, высказывать свое мнение. Ко мне не раз обращались за помощью коллеги. Кое-что удается. Удивительно, но ко мне обратился испанский театр. Где Тара и где Испания? Испанский театр имени Чехова обратился с просьбой помочь приехать на фестиваль в Мелихово.  Удалось помочь, и они побывали на фестивале. Есть еще несколько моментов, где я выступаю ходоком. То есть моя голова часто занята не только театром.

Вы будете отмечать десятилетие со дня открытия нового здания театра?

— Да, готовим театральный концерт, пригласили много гостей, пригласили тех, кто стоял у истоков создания театра и его строительства. Он состоится в пятницу, 29 января. Обозначим основные вехи за это десятилетие. Например, скажем, что на сцене театра был поставлен 81 спектакль. А сколько было всего сыграно спектаклей, и сколько зрителей их посмотрело, сказать трудно.

И последний вопрос. Думали ли вы, что будете когда-нибудь работать в Таре, в сибирской глубинке,  и все сложится так удачно?

— Никогда. Даже когда я приезжал в Тару со своим актерским курсом на летний отдых. Мы вернулись из той поездки, и в Омске мне сказали, что в Таре собираются создавать театр. Я не поверил. Но судьба непредсказуема. И в данном случае она оказалась счастливой.

Распечатать страницу

Комментарии пользователей (всего 1):

ОмскоХод
Слышал, что есть такой провинциальный театр в Таре, но что это СОЛИДНЫЙ ТЕАТР - только сейчас. Спасибо за интервью. Теперь хочу посмотреть их спектакли.
03 февраля, 11:39 | Ответить
Добавить комментарий

Блоги

Буторин Игорь

Буторин Игорьпутешественник, мореплавательКак я ударил автопробегом по «Самсунгу»

Думаете я присоединился к хейтерам южнокорейского концерна за ...
Пантелеев Алексей

Пантелеев АлексейЖурналистМиллионеры из омских трущоб

Вконец замерзающий омский рынок жилья опять удивил. На сайте ...
Сафонов Руслан

Сафонов Русланхудожник-карикатуристДураки, дороги и Достоевский

Наш новый блогер Руслан Сафонов отразил в карикатурах жизнь ...

Все авторы блогов