Анна Аглатова: «Что такое оперная дива? Я не знаю»

Анна Аглатова: «Что такое оперная дива?  Я не знаю»

Дата публикации 22 июня 2016 06:10 Автор Светлана Васильева Фото Евгений Кармаев

Звезда Большого театра о вокальной кухне и конкуренции.

Забыть на сцене о простуде

– Анна Христофоровна, вы с коллегами из Большого театра открыли V Международный фестиваль «Академия», восхитив публику своим пением. Голос – редчайший талант, подарок свыше одному человеку из миллионов. Значит, и ответственность велика?

– Мне раньше тоже так казалось. Но сейчас начинаю понимать, что хорошо петь можно научиться. В основе – техника, красивый тембр и музыкальность.

– А сила голоса?

– Это что-то эфемерное, голос может быть мал по объему, но очень полетный, обволакивающий. Техника может довести голос до совершенства.

– То есть работа – это 50 процентов успеха?

– Я бы сказала 80. Когда я пришла в Большой театр в 21 год и была самой молодой в его истории солисткой оперы, мне многое прощалось. 98 процентов публики и сегодня реагирует на мой посыл, энергетику, голос и тембр. Но есть еще два процента в зале – педагоги, певцы, директора театров, которые понимают, что я делаю так или не так. Нужно быть готовой безукоризненно спеть и для них. Сейчас большая конкуренция, которой не было в советское время, в 90-х и даже начале 2000-х. Нужно быть готовым технически, чтобы хорошо спеть в любом состоянии, даже если болен.

– Разве в случае болезни не нужно поберечь голос?

– Певцы часто нездоровы. Дирижеры вообще любят больных певиц. Говорят, что они более внимательны к технике. У нас в театре есть певица – колоратурное сопрано, которая с бронхитом блестяще выступила в Ковент-Гардене. У меня сейчас заложен нос. Ну и что? Раньше в театрах были послабления: в простудные дни, например, не выходили на сцену. Все изменилось. Я пела, когда была беременной, последний концерт – за месяц до родов.

– Вы родом из Кисловодска, из музыкальной семьи. Родные верили в ваш успех?

– Папа родился в Баку, учился в Тбилисской консерватории, но ее не окончил. В Баку работал в министерстве культуры, а когда переехали в Кисловодск, работа была далека от музыки. Мне в пять лет купили пианино, но никто не представлял, что из этого получится. Папа был против того, чтобы я поехала в Москву, в Училище им. Гнесиных. Говорил, что лучше бы училась в Минводах, Ростове-на-Дону. Но мы с мамой отправились в столицу, сходили в Большой театр, где я впервые смотрела, а не слушала в записи оперу. Мне повезло учиться у замечательного педагога Рузанны Павловны Лисициан – сначала в училище, потом в Академии им. Гнесиных.

Приняли за итальянку из Ла Скала

– В Большой театр вы попали еще студенткой?

– На четвертом курсе училища. Было прослушивание на оперу Верди «Фальстаф». Пришло 400 претендентов на участие в этом спектакле – последнем перед реконструкцией театра. Был смешной эпизод за кулисами. Тенор Юрий Удалов стал говорить со мной по-итальянски. И я ему честно отвечала на итальянском. И вдруг он кому-то говорит по-русски: «Эта девочка приехала из Ла Скала». Я говорю: «Да нет, я русская». Я пела Адину из оперы «Любовный напиток» Доницетти, она очень схожа с партией Нанетты в «Фальстафе» Верди. У Верди в этой последней в его жизни опере только у двух героев есть арии, остальные поют в ансамблях. Прослушивание проходило перед занавесом. А за кулисами мы проходили мимо декораций из «Бориса Годунова», и это были иконы. Меня потрясли святые лики, несущие столько энергии. На сцену вышла в конце прослушивания, часа в 4, а ждала выхода с 10. Не волновалась, голос успокоился. Когда спела, слышу, говорят: «Какая она маленькая!». Спрашивают: «Сколько вам лет?» – «20». Вечером позвонили, сказали, что меня взяли на партию Нанетты. В этой опере я впервые работала с итальянскими коучами.

– Коуч – это кто?

– Педагог, пианист, который занимается с певцами. У меня есть в штате театра моя пианистка-коуч Маргарита Петросян. И еще я занимаюсь с итальянцами Алессандро Моретти и Валентиной Декоранто, они приезжают в Москву. Ездила на неделю к коучу в Швейцарию.

– Вся жизнь – продолжение учебы?

– Получается так. Есть знаменитые певцы, которые что-то нашли и не отходят от этого ни вправо, ни влево. А у меня такая натура – я все время что-то ищу, хочу чего-то нового, меняю репертуар. Мой педагог в театре Маквала Касрашвили говорит, что в 70 с хвостиком тоже еще учится.

– Галина Вишневская в 60 уже не пела, а Козловский на творческом вечере в честь своего 90-летия вышел на сцену с арией Ленского. Голос может быть долгожителем?

– Говорят, что правильное пение – вечное пение. И подтверждение этому легенда Большого театра Маквала Касрашвили. На вечере памяти Елены Образцовой сначала выступила Анжела Георгиу, и мы сомневались в некоторых нотах этой прославленной певицы. А потом совершенно спокойно вышла Маквала Касрашвили и так спела арию Тоски, что зал Большого театра в 2000 зрителей стоял на ушах. Я плакала от гордости за своего педагога.

Петь можно и вниз головой

– Вы пели в спектаклях, которые вызвали противоречивые отзывы. Например, «Волшебную флейту» назвали хеллоуином в Большом театре. А вы за современную трактовку, современные костюмы в классике?

– Смотря какой спектакль. С «Волшебной флейтой», согласна, был перебор, но эта опера была поставлена 10 лет назад. А сейчас вышла «Свадьба Фигаро» Моцарта в современном стиле с одеждой от Диора. И это по-настоящему красиво. Поставил Евгений Писарев, феноменальный актер и интересный режиссер. Сати Спивакова посмотрела и говорит: «Как это здорово, интересно, смешно, живо!». А Эвклид Кюрдзидис позвонил наутро после спектакля: «Я был в восторге от всего, кроме действия. Не могу смотреть «Свадьбу Фигаро» в современном стиле». Мнения разные.

– Считается, что сегодня в опере время Анны Нетребко, а не Монтсеррат Кабалье. Нужно уметь играть, двигаться, петь в немыслимых позах. Вам это по душе?

– Конечно. Стоять на сцене и петь – это для меня ужас. Я на первом же спектакле бегала по сцене, не боясь, что собьется дыхание, не было певческого инстинкта самосохранения. Алла Демидова посмотрела и говорит: «Так здорово, что в опере есть эта живость». Ей объясняют, что это очень сложно. А Алла парирует: «Но она же может!». Потом режиссер РАМТа Алексей Бородин поставил «Кармен». Он говорит: «Анечка, когда ты будешь петь арию Микаэлы, мы хотели бы свет поменять, ты не могла бы из этого угла перейти в тот?». Мы репетировали партию Микаэлы втроем, и две солистки сказали режиссеру, что могут дыхание сбить. А я напомнила, что две недели назад он был на моем спектакле «Свадьба Фигаро». У нас там с графом сцена на столе, я отползаю от него, свешиваюсь назад и пою вниз головой.

– Еще лет 20 назад такого в операх не было.

– А сегодня есть везде в мире, оперу стараются приблизить к зрителю, и певцам нужно осваивать и драматическое искусство.

– Новостью стал и демократизм тех, кого называли оперными дивами. Раньше солистки оперы иначе одевались. Несли себя миру. Когда Елена Образцова сказала: «Варю суп и учу партию» – это было откровением: звезда и суп.

– Елена Васильевна была первой из нашей категории. Что такое сегодня дива? Я не знаю. Может, после 45 лет певицы становятся дивами.

– Кто для вас самый большой авторитет в вокале? Кем восхищаетесь?

– Анной Нетребко. Она добилась того, о чем многие мечтали. Кили Те Канава, Рене Флеминг. Восхищаюсь Марией Каллас. У нее было три регистра. Она могла спеть так, что на спектакле «Тоска» людей выносили из зала с сердечными приступами.

– Вы много выступаете в Европе, Америке. Какими языками владеете?

– Английским, итальянским, разговорным французским. На немецком, испанском свободно читаю.

– Вы не упомянули армянский.

– Потому что я, армянка по крови, не знаю армянского. У нас настолько обрусевшая семья, что дома использовались только самые ласковые армянские слова. я выросла на русской культуре, православная.

– Но поете и армянские песни?

– Только одну, Комитаса «Крунк» («Журавль»). В ней соткана боль и любовь любого народа. Комитас был армянским священником и писал потрясающе красивую музыку. Как Верди. У меня было счастье работать на одной сцене с Дживаном Гаспаряном. Он играл на дудуке, я пела. Для меня Комитас – это мировая классика.

– Вы учите маленького сына музыке?

– Симону пять лет. Занимаемся музыкой три минуты. Ему надоедает, говорит: «Включи мне лучше «Щелкунчика», я подирижирую». В 4,5 года слушал в Большом зале консерватории Девятую симфонию Бетховена. Отсидел весь концерт, потом сказал Юрию Ивановичу Симонову, что ему очень понравилось, как тот дирижировал, особенно когда было фортиссимо, забили литавры и Симонов так «красиво руками махал». Юрий Иванович сказал, что тоже с трех лет играл в дирижера.

– У певицы Анны Аглатовой есть творческая мечта?

– Спеть что-то в театре? Сегодня нужно захотеть, выучить, найти театр, где есть такой спектакль, и спеть. Понятие мечты изменилось.

Распечатать страницу

Материалы свежего номера

Тема номера

Льготы действительны!

Льготы действительны!

В 2017 году в Омской области будут сохранены все меры ...

К 100-летию «Омской правды»

Летопись века

Летопись века

До столетнего юбилея «Омской правды» остается ...

Информбюро

На старте модернизации

На старте модернизации

На нефтезаводе готовится к установке новое ...

Власть

Награда за рекорды

Награда за рекорды

Глава региона Виктор Назаров вручил передовикам ...

Экономика

На три года вперед

На три года вперед

Парламентарии определят, каким будет бюджет Омской ...

Село

Кормильцы наши

Кормильцы наши

Омские аграрии ищут новые решения для развития ...

Культура

Поэт на сцене и в жизни

Поэт на сцене и в жизни

К 90-летию со дня рождения Ножери Чонишвили

Спорт

Ковер собрал сильнейших

Ковер собрал сильнейших

В Омске состоялся XI Всероссийский турнир по ...

Образование

На уроки с комфортом

На уроки с комфортом

В 2017 году Омская область получит новые школьные ...

Актуально

Как платить налоги

Как платить налоги

1 декабря истекает срок уплаты налога на имущество ...

Спецпроекты

История дружбы

История дружбы

В Омском государственном техническом университете ...

Горячая линия

«Доверие собственников к программе растет»

«Доверие собственников к ...

В редакции «ОП» состоялась «прямая линия», ...

Земляки

Застывшая в металле красота

Застывшая в металле ...

Мастер художественной ковки Александр Воробьев ...

Правдивая история

Неповторимый наш Эрнест

Неповторимый наш Эрнест

«Омская правда» стала судьбой для журналиста ...

Добавить комментарий

Блоги

Буторин Игорь

Буторин Игорьпутешественник, мореплавательКак я ударил автопробегом по «Самсунгу»

Думаете я присоединился к хейтерам южнокорейского концерна за ...
Пантелеев Алексей

Пантелеев АлексейЖурналистМиллионеры из омских трущоб

Вконец замерзающий омский рынок жилья опять удивил. На сайте ...
Сафонов Руслан

Сафонов Русланхудожник-карикатуристДураки, дороги и Достоевский

Наш новый блогер Руслан Сафонов отразил в карикатурах жизнь ...

Все авторы блогов