Наталья Скрипкина: «Мне жалко растрачивать время»

Наталья Скрипкина: «Мне жалко растрачивать время»

Дата публикации 27 июля 2016 06:59 Автор Маргарита Зиангирова Фото Евгений Кармаев

Известный омский скульптор о своем учителе, мечтах и будущем своей профессии.

«Цымбал мне как крестный отец»

– У вас на столе лежит сборник стихов омского поэта Аркадия Кутилова…

– Была на презентации книги его стихов. Хорошо, что нашли могилу Аркадия, поставили памятник из черного гранита, на котором выгравированы строки из его стихотворения. Раннюю поэзию Кутилова оценил еще Твардовский. Это было, когда Аркадий служил в армии и впервые напечатался в газете. Но потом до Александра Трифоновича дошли слухи, что Кутилов погиб, и он перестал следить за его судьбой. А так, возможно, он помог бы ему остаться в центре. Аркадий приехал в Омск и оказался здесь никому не нужен.

– Вы хотели создать большой памятник на месте его гибели?

– Да, но все упирается, как всегда, в деньги.

– Скульпторам поступают заказы на изготовление памятников в частном порядке?

– Вначале должен проводиться конкурс. Но у нас обычно конкурс объявляют тогда, когда остается мало времени. Победивший обычно ничего не успевает. А за это время в Москве работа уже готова. Так случилось с памятником Врубелю, в котором участвовали омские скульпторы Норышев, Цымбал и я. В результате установили работу московского скульптора Ногина.

– А где эти работы омичей сейчас?

– Лежат где-то в запасниках.

– Своим учителем вы называете Анатолия Цымбала, у которого начинали заниматься еще школьницей.

– …в детской художественной школе № 1, что на Иртышской набережной. Занималась у Анатолия Андреевича два года, он вел у нас скульптуру. Потом маме дали служебную квартиру рядом с его мастерской, и я уже бегала сюда на занятия. В течение 40 лет я знала Цымбала. Он мне как крестный отец. Вот теперь работаю в его мастерской. Здесь до сих пор его дух витает.

– Помнится, именно Анатолий Цымбал начинал делать памятник Столыпину, о котором в свое время много говорилось.

– Анатолия Андреевича не стало в 2011 году, он успел сделать лишь предварительный эскиз. Я придумала свой памятник с нуля. На моей персональной выставке в музее имени Врубеля этот эскиз был представлен. Я слепила его в полную величину, с него сделаны слепки, которые лежат у меня в мастерской. И на этом все закончилось.

«Я не люблю лепить с натуры»

– Наталья Михайловна, а в вашей семье были скульпторы?

– Нет, эта профессия редко передается по наследству. Мамин троюродный брат Георгий Степанов был в свое время известным художником. Одна из его работ хранится в Третьяковской галерее. Он самоучка, но очень талантливый человек. К сожалению, рано ушел из жизни. А бабушка рассказывала, что ее дядя очень хорошо рисовал.

– Ваши сыновья решили не идти по вашим стопам?

– Они окончили разные вузы: старший учился в институте сервиса по специальности «дизайн одежды», средний – в педуниверситете на «дизайне среды», а третий стал специалистом в области информационных технологий. Старший и младший живут в Питере, а средний здесь, в Омске. Помогает мне, когда своих сил не хватает.

– Почему вы выбрали скульп­туру – мужскую сферу деятельности, ведь здесь прежде всего нужны большая физическая выносливость, сила, умение работать с различными инструментами?

– Я с детства не сомневалась, что это мое. Нас в семье было четверо детей, да еще двое у брата мамы – все мы жили в одном доме, в разных половинах. А когда собирались вместе, то лепили из цветного пластилина домики, поселяли в них разных человечков. Мама заметила, что у меня это хорошо получается, что я неплохо рисую, и отвела в художественную школу. Когда я ее окончила, то уже точно знала, что буду лепить, и поэтому поехала поступать в Ленинградское художественное училище на отделение скульптуры. К тому времени я уже лепила портреты.

– Лепить портрет – это не значит передавать черты лица досконально?

– Я не люблю лепить с натуры. Могу смотреть на человека, но никогда не цепляюсь за детали. Вынашиваю образ внутри себя. Когда была студенткой, быстро делала портрет, а потом начинала его дополнять, мусолить, и часто заканчивалось тем, что я его ломала. Портрет нужно сразу прочувствовать, а если ты тупо лепишь какие-то детали, например закорючки в ушной раковине, то работы как таковой нет. Многие скрупулезно делают, но часто это получается просто маска. Внешнее сходство – не самое главное в портрете.

– Ваша известная работа «Азиат» навеяна незнакомцем, вошедшим в автобус, в котором вы ехали.

– Да, я запомнила образ этого человека, сделала эскиз. Потом отлила в металле. Прошло время, и я почувствовала, что это очень интересный образ, интересный не только мне, но и тем, кто его видел, и я сделала большую работу. Она тоже была представлена на персональной выставке. Конкретный человек важен не внешним обликом, а внутренним содержанием, характером и настроением.

– Как вы поддерживаете физическую форму?

– По утрам делаю зарядку. Да и привыкла к тяжестям. Маленьких сумочек в моих руках никогда не было – постоянно пакеты, большие сумки. Я вырастила мальчишек одна, забота о родителях была на мне, так что привыкла к физическим нагрузкам. А в тяжелые времена и медицинские халаты шила, и кожаные куртки, сыновей сама обшивала-обвязывала, полы мыла, даже лепила зубы.

– Как это?

– Знакомый протезист обучил, принял экзамены. Четыре года с ним проработала. Могу делать коронки, навесные зубы.

«Скульпторы – люди замкнутые»

– С каким материалом вы работаете?

– Я леплю из глины. В хранилище ее много – досталась от Цымбала. Мрамор сложнее, потому что, работая с ним, все доводишь до конца сама. Бронзовую скульптуру вначале нужно отлить в гипсе, потом отправить литейщикам и оплатить их труд. Для этого нужны деньги, а их нет. Сделала единственную скульптуру в бронзе – мне ее отлили в Екатеринбурге, в подарок к 300-летию города.

– В свое время на меня сильное впечатление произвел памятник Никите Хрущеву на Новодевичьем кладбище.

– Это настоящее произведение искусства, ваяние Эрнста Неизвестного. Я видела в литейной мастерской Екатеринбурга памятник в гипсе «Азия-Европа», его передала уральцам сестра Эрнста. Когда работу отольют в бронзе, она будет установлена в знаковом для Урала месте. Таких скульпторов, как Неизвестный, у нас в стране мало. Шемякин еще, пожалуй.

– А у омской скульптуры есть будущее?

– Я давно наблюдаю за молодым скульптором Виталием Шевченко. Он недавно стал членом Союза художников России. Думаю, что у него есть перспектива стать хорошим скульптором.

– Какова мечта скульптора Скрипкиной?

– Она абсолютно реальная – поставить в городе три вещи. Это фонтан либо памятник «Омь-Иртыш» у слияния двух рек, вылепить композицию «Гололед» – женщина с авоськой поскользнулась и на пятой точке съезжает с горки. Это была бы камерная работа, такая, как «Любочка», «Степаныч», «Городовой». Такие скульптуры создают в городе уют, хорошее настроение. И еще есть мечта создать памятник «Несвобода», на том месте улицы Тарской, где стоит камень жертвам сталинских репрессий. Меня удручает то, что к неотесанному камню прикручена табличка – и все. Это недостойно памяти тех людей.

– Как складывается рабочий день скульптора?

– Я – сова. Ложусь поздно и встаю не рано. Домой прихожу только переночевать, приготовить еду маме и сыну. Остальное время провожу в мастерской. Здесь у меня микроволновая печь и холодильник, хотя еда меня совсем не беспокоит. Могу одним чаем обойтись. Ухожу в творчество, в нем я забываюсь.

– А в кино, театр удается сходить?

– В кино последний раз была, когда дети были маленькими. А в театре? Ходила пару раз после двадцатилетнего перерыва. Что-то понравилось, что-то нет. Понимаете, мне жалко растрачивать время. Скульпторы – люди замкнутые. Погружаешься в себя, в свой мир – и это радует.

 ДОСЬЕ «ОП»:

Наталья Михайловна Скрипкина, скульптор. Родилась и выросла в Омске. Окончила Ленинградское художественное училище имени Валентина Серова (1983) и Омский государственный педагогический институт имени Максима Горького (1991). Работала преподавателем в детской художественной школе, педагогическом и техническом университетах, автомобильно-дорожной академии. Участвовала в региональных, зональных, всероссийских выставках. Имеет персональные выставки (2008, 2009, 2016).

Член Союза художников России (2010). Мать троих сыновей.

Распечатать страницу

Материалы свежего номера

Тема номера

Газета как зеркало истории

Газета как зеркало ...

7 декабря – день образования Омской области.

Информбюро

Выезд разрешен

Выезд разрешен

Ранний ледостав помог открыть переправы через ...

Власть

«Где сибиряки – там победа»

«Где сибиряки – там ...

Глава региона Виктор Назаров вручил памятные ...

Экономика

Экономический баланс

Экономический баланс

Депутаты Законодательного собрания утвердили ...

Социум

По доброй воле

По доброй воле

Международный день волонтера 5 декабря отмечали ...

Село

Вторая жизнь кинопроката

Вторая жизнь кинопроката

Накануне Нового года в трех районах Омской области ...

Строительство

Ремонт на миллиард

Ремонт на миллиард

Омские дорожники подвели итоги работы и получили ...

Культура

Талант без границ

Талант без границ

На сцене Театра куклы, актера, маски «Арлекин» ...

Закон и порядок

Падение под углом...

Падение под углом...

В Омске продолжается судебный процесс по делу о ...

Спецпроекты

Хоровод  с волшебником

Хоровод с волшебником

В Омске побывал Дед Мороз из Великого Устюга.

Добавить комментарий

Блоги

Буторин Игорь

Буторин Игорьпутешественник, мореплавательКак я ударил автопробегом по «Самсунгу»

Думаете я присоединился к хейтерам южнокорейского концерна за ...
Пантелеев Алексей

Пантелеев АлексейЖурналистМиллионеры из омских трущоб

Вконец замерзающий омский рынок жилья опять удивил. На сайте ...
Сафонов Руслан

Сафонов Русланхудожник-карикатуристДураки, дороги и Достоевский

Наш новый блогер Руслан Сафонов отразил в карикатурах жизнь ...

Все авторы блогов