Александр Кучерявенко: «Омск – солнечный и светлый город»

Александр Кучерявенко: «Омск – солнечный и светлый город»

Дата публикации 28 сентября 2016 07:34 Автор Алексей Одариев Фото Сергей Мельников

Новичок «Авангарда» о непростом пути в большой хоккей, любви к русской классике и привязанности к пятнадцатому номеру.

Игрок опытный, умеющий начинать и завершать атаку, а также полезно сыграть в обороне. И это все о нем. Знакомьтесь – Александр Кучерявенко. 1 мая этого года 28-летний центрфорвард подписал контракт с омским клубом на правах неограниченно свободного агента. В восьми предыдущих сезонах КХЛ нападающий выступал всего за два клуба: СКА и «Витязь». Но,  похоже, что воспитанник московской спортшколы «Русь», перебравшись в Омск, наконец-то нашел свою команду.

С новичком «Авангарда» беседует корреспондент «ОП».

«Все отлично!»

– Александр, психологи утверждают: то, что человек увидел еще «незамыленным» глазом, – самая объективная информация. Каковы были твои первые впечатления от Омска и «Авангарда»?

– Все отлично! Очень понравилось, что в Омске так светло и солнечно. От этого и на душе сразу как-то становиться теплее. Меня прекрасно приняли ребята в команде, быстро помогли снять квартиру. Так что жаловаться не на что.

– Перевез ли ты в Омск семью?

– Нет, и, увы, это вряд ли удастся. У нас с женой две дочки, младшей пять лет, а вот старшей семь, и она уже ходит в школу. Она только-только стала привыкать к учителю, новому коллективу, нашла там себе подруг. Переводить ее сейчас в другую школу, да еще и в другом городе – стресс для ребенка. У хоккеиста жизнь кочевая, но стоит ли из-за этого жертвовать детством собственных дочек?! Так что семья осталась в Питере, но как только каникулы – сразу на самолет и в Омск. Я тоже при первой возможности буду к ним выбираться.

Белгородское детство

– Ты родом из Белгорода, а это не самый хоккейный город. Кто же помог тебе в детстве полюбить эту игру? Родители?

– Нет, не родители. Папа умер, когда мне было 17 лет, с мамой к тому моменту они давно развелись. Она работала на «Энергомаше», была и крановщицей, и бухгалтером, тащила на себе двоих детей. У меня еще брат есть, старше меня на четыре года. Мы в хоккей одновременно пришли, но у Сергея не пошло. Сейчас к спорту он отношения не имеет. Занимается малым бизнесом. Живет в деревне, помогает бабушке. Она там одна осталась.

– А как же тогда ты попал в хоккейную секцию?

– Довольно типичная по тем временам ситуация. Тренер, который жил рядом, ходил по школам и смотрел на уроках физкультуры, кто из ребят может нужное количество раз подтянуться, отжаться, показать хорошие секунды на стометровке. И приглашал их в секцию. Со льдом в Белгороде было негусто: дворец спорта отдали волейбольной команде, а мы занимались два месяца в году в крытом помещении плюс месяц на улице, когда погода позволяла «подморозить» площадку. Тяжело было, но нет худа без добра. Именно в таких условиях у мальчишек и закаляется характер. Таково наследство белгородского детства – если хотел, чтобы спорт стал твоей профессией и жизнью, нужно было зубами вгрызаться в реализацию мечты.

– Кто был твоим первым тре­нером?

– Борис Борисович Волков, очень хороший тренер, тут мне повезло. Именно он научил меня кататься и обращаться с шайбой. Пару раз нас возили в Харьков к тренеру Ивану Правилову. У него хорошая школа была – «Дружба-78», Дайнюс Зубрус оттуда. В сутки две трехчасовые тренировки проводили. И так каждый день. Когда Бориса Борисовича пригласили в спортшколу «Русь», он взял с собой в Москву четверых, в том числе и меня. Там тоже было непросто, кроме тренировок и школы, ничего не видели. Все четко по времени – обед, душ, сон. А по вечерам делали уроки. Именно там, в интернате, я научился самостоятельности: зашить себе одежду, постирать что-либо и так далее. Тут уж мамочки рядом нет.

«Увлекся русской классикой»

– Ты упомянул об уроках, как у тебя обстояли дела в школе?

– Закончил ее без единой тройки, хотя при этом умудрялся совершенно не делать домашние задания. Мне вполне хватало того, что рассказывали на уроке, чтобы завтра ответить на все вопросы учителя. А «домашку» я списывал у соседа. (Смеется.) Я по духу своему гуманитарий. История, литература, русский язык – это мое. А вот алгебра и геометрия давались мне гораздо тяжелее.

– При таких пристрастиях ты, наверное, заядлый книгочей?

– Еще какой! До недавних пор моим любимым автором был Дэн Браун. А вот сейчас увлекся русской классикой. Когда-то, учась в школе, я, конечно, читал и Толстого, и Тургенева, и Достоевского. Но в силу возраста не мог до конца понять и принять их великие произведения. А вот прямо сейчас перечитываю «Преступление и наказание» и, став старше, уже воспринимаю творчество Федора Михайловича совершенно иначе.

«Масочники» против чемпионов

– В 2004 году, когда ты дебютировал в составе московского «Спартака» в Суперлиге, тебе было всего 17 лет! Не слишком ли мало, чтобы на равных биться с взрослыми мужиками?

– «Спартак» в тот момент уже не на что не претендовал, явно не попадал ни при каком раскладе в плей-офф, так что тренер, Валерий Николаевич Брагин, стал подпускать к основному составу молодежь. К тому же скоро должен был начаться молодежный чемпионат мира, а мы все были «сборниками», так что необходимо было давать нам игровую практику.

Шел тогда знаменитый локаутный сезон – 2004/05. К нам тогда все звезды съехались: Ягр, Гончар, Лекавалье. И вот в марте «Спартак» заявляет меня за основную команду. Причем сразу на принципиальное для «Спартака» дерби с «Динамо»! А там тогда такие звезды играли: Дацюк, Марков, Афиногенов! Никогда не забуду тот матч – играли в «Сетуни», с нашими родными «Лужниками» тогда что-то было не в порядке. И вот нас троих «масочников» – Игоря Мусатова, Сашу Романовского и меня – выпускают против будущих чемпионов. На той половине поля – Александр Ждан, Виталий Еремеев! У меня даже немного коленки затряслись, но тренеры успокоили. Сергей Михайлович Шепелев перед игрой подошел: «От тебя никто не требует чего-то сверхъестественного. Играй, как умеешь. Не накручивай себя». Романовскому с Мусатовым полегче было. Оба до этого несколько матчей в Суперлиге провели. Саша даже шайбу, кажется, забросил.

– Помнишь свои первые секунды на льду в том матче?

– Как сейчас: я на вбрасывании против Вадима Шахрайчука. А у него клюшка длиннющая. Рядом Самсонов стоит. И мы напротив, «масочники». Вбрасывание я выиграл, а вот шайбу найти не могу. Все тело затекло, голова не работает: не знаю, что делать, куда бежать. Стали метать снаряд по бортам. Проброс, еще проброс. Раза три пробросились с перепугу. В итоге мы 0:3 проиграли. Третий гол пропустили от Саши Овечкина.

«Не люблю менять обстановку»

– В восьми предыдущих сезонах КХЛ ты выступал всего за два клуба – СКА и «Витязь». По нынешним временам такая преданность команде – большая редкость. Большинство игроков успевают за это время сменить по пять-шесть клубов. Ты по природе консерватор, не любишь перемены?

– Ты прав, я не люблю менять обстановку. Каждый переход в новый клуб – это время, которое необходимо потратить на адаптацию к новым игровым схемам, новым требованиям тренера, новому коллективу. Но иногда делать это приходится. В том случае, если у тебя слишком мало игрового времени или дальше четвертого звена, тренер тебя в составе не видит. Именно этим, по большей части, объяснялся мой уход из Уфы и Питера.

– Последнее время от игроков «Авангарда» можно часто услышать, что Федор Канарейкин раскрепостил команду. Вместе с тем мы видим, что почти в каждом матче «ястребы» хватают ненужные удаления, в том числе за нарушение численного состава. Не слишком ли расслабились игроки?

– Это только внешнее впечатление, что Федор Леонидович очень много позволяет игрокам. Да, творить на льду нам никто не запрещает, и в обычной жизни мы действительно стали чаще улыбаться. Но при этом Канарейкин – требовательный тренер, который не преминет жестко спросить с нарушителей игровой дисциплины. За неоправданные удаления нас наказывают, в том числе и финансово.

С «пятнашкой» на спине

– В «Авангарде» ты выбрал 15-й номер. Это число что-то значит для тебя?

– Когда я подписывал контракт с «Авангардом», мне предложили на выбор несколько игровых номеров. Среди них оказался и 15-й, а я уже привык к нему: восемь лет играл с «пятнашкой» на спине в Питере, а еще до этого в спортшколе «Русь». Так что он у меня с детства.

– Ты порой забиваешь просто-таки шедевральные шайбы! Достаточно вспомнить гол в прошлом сезоне в ворота «Слована» или гол, забитый годом ранее минчанам. Насколько важно для тебя не просто забить, а сделать это эстетски? Это добавляет куража и уверенности в себе?

– Приятно, конечно, когда после твоего гола весь стадион вскакивает на ноги. Но главное ведь – командный результат. Хочется выигрывать медали, кубки, титулы. Что толку, если ты забил гол-шедевр, а твоя команда при этом проиграла 1:7? Да пусть уж лучше я буду заталкивать шайбу в ворота «с мясом» или забивать так называемые «мусорные» голы, но пусть «Авангард» при этом будет побеждать. Только это в хоккее по-настоящему важно.

Распечатать страницу
Добавить комментарий

Блоги

Буторин Игорь

Буторин Игорьпутешественник, мореплавательКак я ударил автопробегом по «Самсунгу»

Думаете я присоединился к хейтерам южнокорейского концерна за ...
Пантелеев Алексей

Пантелеев АлексейЖурналистМиллионеры из омских трущоб

Вконец замерзающий омский рынок жилья опять удивил. На сайте ...
Сафонов Руслан

Сафонов Русланхудожник-карикатуристДураки, дороги и Достоевский

Наш новый блогер Руслан Сафонов отразил в карикатурах жизнь ...

Все авторы блогов