Алексей Богданов: «“Эрмитаж-Сибирь” будет самым крупным центром в России»

Алексей Богданов: «“Эрмитаж-Сибирь” будет самым крупным центром в России»

Дата публикации 18 ноября 2016 11:49 Автор Светлана Васильева Фото Евгений Кармаев

Замдиректора Государственного Эрмитажа Алексей Богданов рассказал газете «Омская правда» и сайту «ОМСКРЕГИОН» о перспективах сотрудничества музея с Омском.

Алексей Валентинович, вы, как заместитель директора по эксплуатации «Эрмитажа», курируете строительство в Омске центра «Эрмитаж-Сибирь». Как оцениваете ход работ на здании по улице Музейной, 4?

Сделано очень много. Выполнено усиление всех стен, залиты перекрытия, расчищены подвалы, устанавливаются окна, к зданию проложены инженерные сети. Это работа, которая снаружи не видна, но очень важна. Когда начнется отделка здания, все увидят, что внешний облик меняется. А пока — черновая работа.

Вы участвовали в выборе здания под реконструкцию?

— Для этого я первый раз приезжал в Омск в 2013 году. Бывшее здание страхового общества «Саламандра» как-то сразу легло на душу. Символично, что оно находится на улице Музейной. Прекрасная архитектура, столетняя история.

Не удивительно, что оно вам понравилось, здание построил петербургский архитектор Николай Веревкин. «Эрмитаж-Сибирь» разместится в доме петербургского стиля. Проектирование специалистами института «Омскгражданпроект» велось с учетом ваших рекомендаций. Вы довольны результатом?

Суммарная площадь Центра «Эрмитаж-Сибирь» — 3 500 квадратных метров. Три этажа, мансарда, а со стороны двора — четыре этажа плюс цоколь, в котором уже выгорожено помещение для Театра живописи. Подвал будет еще углублен для того, чтобы поставить там холодильное оборудование. Проект очень хороший, и работа проделана огромная.

— Центры Эрмитажа есть в Выборге, Казани, Амстердаме. Какой из них работает успешнее?

Амстердамский, в нем больше миллиона посетителей в год. И площадь центра — 7 000 квадратных метров. В Казани появился первый центр Эрмитажа, ему уже 10 лет. Там под центр был выделен этаж в трехэтажном здании бывшего юнкерского училища. Очень успешно работает центр в Выборге: 100 тысяч посетителей — это очень много для города с населением в 75 тысяч. Мы ожидали, что в этом центре будет много посетителей из Финляндии. А посмотрев книгу отзывов, я увидел записи туристов со всех уголков нашей страны.

— Где будут открываться новые центры?

В Екатеринбурге, Владивостоке и Барселоне, в Москве. Но в Омске открытие состоится раньше. И центр «Эрмитаж-Сибирь» будет самым крупным в России.

— Алексей Валентинович, в Эрмитаже более 3 миллионов произведений искусства. А каков масштаб вашего технического хозяйства?

Техническая служба Эрмитажа — это 450 человек. Площадь музея — 230 тысяч квадратных метров. Я хотел бы развенчать один миф. Вот говорят: Эрмитаж получает огромные деньги. Действительно, на содержание зданий выделяется 1 миллиард рублей. Но если разделить эту сумму на квадратные метры, получится меньше, чем в других музеях.

За счет чего?

— У нас работает программа энергосбережения. Получили первыми из музеев страны энергетический паспорт, его номер 13. За 10 лет работы программы мы отремонтировали кровли и утеплили чердаки, ликвидировав 60 процентов потерь. А освещение дает только 5 процентов экономии.

Сколько электролампочек в Эрмитаже?

60 тысяч. Была проблема: когда запретили использовать лампы накаливания, мы убедились, что энергосберегающие люминесцентные не позволяют рассмотреть живопись, у них коэффициент светопередачи — 82–85, это значит, пятую часть картины нельзя рассмотреть. Мы обратились в министерство культуры с просьбой разрешить освещать картины привычными лампочками. Применяем и светодиодные лампы. По программе энергосбережения установили 90 солнечных панелей в фондохранилище.

Но ведь в Петербурге солнца мало.

Они работают и без солнца, вырабатывают около 6 киловатт и обеспечивают светом одно здание.

— Вы разработали и внедрили в музее интегрированную систему пожарно-охранной безопасности. Защитили на эту тему диссертацию, получили премию правительства России. Это тоже дало возможность экономии средств?

Это не экономия, а сокращение затрат. Импортная система стоила 2 миллиона долларов, а наша обошлась в миллион. В 2004 году установили систему охранной и пожарной сигнализации, у нас она выполняет функцию охранной, потому что пожарная существует отдельно. Внедрили систему видеонаблюдения, которая позволяет следить за людьми, ведущими себя неадекватно. В нормальном состоянии человек не побежит по залу, а если побежит, автоматика отслеживает и реагирует.

— Вы 32 года работаете в Эрмитаже. Значит, история с картиной Рембрандта «Даная», испорченной психически неуравновешенным человеком, была при вас. Сегодня такая ситуация невозможна?

Это был акт вандализма, от вандализма нет защиты. Но мы принимаем меры. Сегодня самые ценные полотна находятся под специальным небликующим стеклом.

Приятнее живопись рассматривать без стекла…

— Из многих материалов мы выбрали очень хорошее стекло. Если положить вещи в две коробочки, невозможно понять, какая из них накрыта стеклом, какая нет, рука тянется достать предмет из обеих.

В Эрмитаже применяются IT-технологии?

У нас новый сайт, на нем можно увидеть 40 тысяч картин. Есть 12 мобильных приложений. Можно, например, выбрать маршрут путешествия по музею. Но чаще всего запрашивают обзорную экскурсию, свой маршрут выбирают знатоки, много раз бывавшие в Эрмитаже.

Сайт не заменит посещения музея, как и альбомы с репродукциями.

Конечно. Есть такой термин — «динамический диапазон цвета». У масляной живописи он равен 3,5 единицам. Напечатанные иллюстрации в типографии на бумаге имеют коэффициент 1,5. На экране самого совершенного компьютера — около 2. Когда смотришь картину в музее, чувствуешь ее энергетику.

— Сколько процентов бюджета Эрмитаж зарабатывает сам?

— Примерно треть. Это нормально, так живут ведущие музеи мира. При этом у нас много льгот. Бесплатно ходят в музеи школьники, студенты и пенсионеры, а это 40 процентов посетителей. Для жителей России — билеты по льготной цене. Раз в месяц по четвергам вход в Эрмитаж свободный.

Вы были в ведущих музеях мира. Как оснащен Эрмитаж на их фоне?

И в Лувре, и в Британском музее у меня было впечатление, что я не уходил с работы. Абсолютно такие же системы пожарной безопасности, связи, сигнализация. Мне начинают рассказывать, а я говорю: «Не надо, у меня такая же техника стоит, я могу прямо сейчас у вас работать».

В Саратовском музее имени Александра Радищева вы оставили отзыв, в котором подчеркнули, что впервые за долгие годы увидели технически совершенно подготовленный и оснащенный музей. А что скажете об омском музее имени Михаила Врубеля?

В Саратове я был лет семь назад и с омским музеем тогда не был знаком. Ситуация с базой музеев, слава богу, изменилась. И у вас музей очень хорошо оснащен.

Центр «Эрмитаж-Сибирь» будет оборудован по последнему слову техники?

Несомненно. Наша политика такова: если строится помещение под центр «Эрмитаж», то оно должно соответствовать всем современным требованиям, чтобы можно было привезти любую выставку. И конечно, центр должен быть обеспечен по всем параметрам: безопасности, пожаротушению, энерго- и теплоснабжению. Я всегда говорю представителям местной власти: «Вы строите не для Эрмитажа, а для себя, и все, что вложите, останется в регионе». 

А каким должен быть температурно-влажностный режим в музее?

Он прописан в инструкции по хранению: 50 ± 5 процентов влажности и температура воздуха 20 ± 2 градуса. В основном здании музея нет кондиционирования, режим влажности не поддерживается, а в центре «Эрмитаж-Сибирь» будет.

Кондиционеры не испортят фасад здания?

— Те приборы, что вы видите в окнах зданий, не кондиционеры, их так ошибочно называют. Кондиционирование подразумевает увлажнение и осушение воздуха, а не только поддержание определенной температуры. Система кондиционирования гораздо дороже.

Эрмитаж поможет в подготовке специалистов?

Мы готовы отправить в Омск специалистов по пусконаладке. Если будет нужно, пригласим омичей к нам на стажировку.

Совместная работа уже ведется, ваши специалисты приехали с программой мастер-классов.

Я это называю кругами вокруг центра «Эрмитаж-Сибирь». Сегодня мы предлагаем мастер-классы по реставрации керамики, фарфора и фаянса, а также делимся опытом по привлечению внебюджетного финансирования. Когда центр откроется, будем привозить по две выставки в год. А вместе с выставками будут лектории, образовательные программы для студентов и школьников. В Эрмитаже каждую неделю одно-два новых события. Накоплен огромный опыт работы: есть волонтеры, студенческий клуб, лектории, изостудия для детей с пяти лет. Есть даже свой оркестр из 40 музыкантов, который вполне может приехать в Омск и сопровождать выставку.

Создание Центров в других городах — это просветительский проект Эрмитажа?

Да, это наша работа. Мы ничего на этом не зарабатываем, но считаем своей миссией приблизить великое искусство к людям, живущим далеко от Петербурга.

 


Распечатать страницу
Добавить комментарий
Загрузка...

Блоги

Буторин Игорь

Буторин Игорьпутешественник, мореплавательОмский птиц в позе «ласточка»

Дискуссия тут нешуточная разгорелась, нужен ли в Омске ...
Савельев Дмитрий

Савельев Дмитрийдиректор кинотеатра «Слава»Про Омск. Прекрасный

Вчера прошла информация, что «12 канал» запатентовал ...
Заборских Александр

Заборских АлександрТот случай, когда гонзо-журналистика - единственный оптимальный вид«Какого черта!»: дискуссионный клуб WTF доехал и до Омска

В одном из кафе города 6 июля прошел полемический вечер в ...

Все авторы блогов