Солдат Победы

Солдат Победы

Дата публикации 28 декабря 2016 06:16

К 75-летию битвы под Москвой.

Автор Людмила Мизурова


Красные флажки

Читая литературу о Великой Отечественной войне, до сих пор в полной мере не могу осознать, какая  кровопролитная она была. Из каждых ста мужчин 1921 – 1923 годов рождения, призванных в Красную Армию, домой вернулись только трое. Самым жестоким сражением за всю историю войн историки называют Битву под Москвой.

Мой отец Иван Николаевич Лапин родился в д. Смирновке Ишимского района Тюменской области 8 сентября 1921 года. После окончания Ишимского педагогического училища он год работал заведующим Новодоновской начальной школой.  Один вел занятия в две смены во всех четырех классах, где занимались 24 ученика. Было ему 18 лет. А в октябре 1940 года его призвали в армию.

«Мы, призывники, полагали, что нам придется отбывать срок службы где-то на востоке, как и всем сибирякам. Но наш эшелон упорно шел на запад. И когда миновали Тюмень, а потом Свердловск, поняли, что наше место службы где-то на западе. Мы разгрузились в городе Горьком (Нижний Новгород). В первые дни пребывания в полку тех, кто имел высшее и среднее образование, зачислили в учебный взвод, в нем оказался и я. Затем весь наш учебный взвод зачислили в полковую школу, в которой мы находились до начала войны, т.е. до 22 июня 1941 года. На 2-3-й день после начала войны из всей полковой школы один наш взвод приказом дивизионного командования, а может быть, и приказом округа, был послан во Владимирское общевойсковое пехотное училище», – писал в дневнике мой отец.

Отец вспоминал, что занятия в училище отличались от занятий в полковой школе. И каждый день после завтрака курсанты спешили в актовый зал, чтобы взглянуть на дежурную карту и узнать, в какую сторону передвинул комиссар красные флажки, обозначавшие линию фронта. В те дни она продвигалась на восток. 

В сентябре 1941 года, несмотря на огромные потери, гитлеровские полчища продолжали продвигаться на восток. Фашистская армия по-прежнему имела превосходство в силах и средствах. Главный удар гитлеровской машины был направлен на столицу нашей Родины. Немецко-фашистское командование рассчитывало разгромить советские войска на центральном направлении и, обойдя Москву с севера и юга, замкнуть кольцо окружения в районе Ногинска. Над Москвой нависла огромная опасность. 30 сентября началась великая Московская битва.

«В ночь на шестое октября 1941 года по училищу была объявлена боевая тревога, и мы, все курсанты,  проследовали к железнодорожному вокзалу, где ждал подготовленный для нас поезд. Очередь защищать Родину, защищать Москву настала. Всю ночь состав двигался медленно, спокойно. А днем седьмого октября мы несколько раз покидали вагоны по сигналу «воздушная тревога» и рассыпались по придорожным кустам и перелескам. Фашистские стервятники безнаказанно сбрасывали бомбы на маневрирующий состав и поливали свинцовым дождем. Но ни одна бомба не попала в состав. И ни один курсант не был даже ранен. До пункта назначения мы прибыли благополучно. Пунктом этим был город Рязань. Разгрузившись, мы совершили суточный марш в западном направлении и оказались в районе села Серебряные Пруды.

– Здесь, товарищи курсанты, нам предстоит защищать нашу священную столицу, – сказал перед строем комиссар училища, – в ее сторону мы не должны пропустить ни одного немецкого солдата. Это будет ваш экзамен за весь курс училища», – вспоминал те далекие события мой отец.

«Курсанты Владимирского»

Курсанты защищали Москву до середины декабря 1941 года, то есть до начала контрнаступления под Москвой. Этому периоду посвящен рассказ моего отца Ивана Николаевича Лапина «Курсанты Владимирского», опубликованный ранее в газете «Иртышская правда» и в сборнике воспоминаний фронтовиков Большереченского района Омской области «Мы в юности дорог не выбирали».

Читая рассказ, я пытаюсь представить девятнадцатилетнего паренька из небольшого сибирского городка. Как он и все его товарищи по училищу мужественно переносили тяготы войны. Слезы наворачиваются, когда читаю эти строки о танковом десанте.

Отец мой вспоминал, что ехать на броне танка всю ночь при морозе 10–15 градусов в обыкновенных солдатских шинелях  без ватной или меховой подстежки мало удовольствия. Хорошо было тем ребятам, место которых на решетке с тыльной стороны башни, над радиатором, ну а тем, у которых место по бокам этой решетки или на лобовой части танка, тем, конечно, доставалось будь здоров. Правда, они периодически менялись местами, но теплее от этого не было. Встречный ветер пронизывал до самых костей через сукно шинели, хлопчатку гимнастерки и нательное белье, каким бы теплым оно ни было.

Танкистам было тепло. Иногда, открыв люк, кто-нибудь из них высовывался по пояс из башни и с участием спрашивал:

 – Ну как дела, пехтура? Может быть, прибавить газку?

 – Ничего, дружок. Терпимо пока. Жми, деревня близко!

 И водитель жал с ветерком. Пехоте все по плечу.

В личном деле майора запаса И. Н. Лапина хранится документ, выданный ему 75 лет назад. Это сильно потертый на сгибах, когда-то вчетверо сложенный небольшой листок – удостоверение Владимирского пехотного училища от 15 декабря 1941 года. В нем написано, что Иван Николаевич Лапин окончил училище с общей оценкой «отлично» и по оценке знаний Лапин удостаивается военного звания «лейтенант». Еще год назад я не знала о существовании этого документа, для меня он стал открытием.

Между тем на торжественном вечере, посвященном необычному выпуску, начальник училища генерал-майор Санковский зачитал приказ о том, что курсанты Владимирского пехотного училища государственный экзамен за период обучения сдавали на фронте и выдержали его на «отлично». Эта оценка значилась в каждом удостоверении.

Вечером 17 декабря 1941 года несколько вагонов с бывшими курсантами Владимирского пехотного училища, теперь уже лейтенантами, будущими командирами взводов и рот, были прицеплены на станции Владимир к проходящему воинскому эшелону, следовавшему из Сибири на Западный фронт. Поезд шел  быстро, почти без остановок. 

Иван Лапин был направлен в штаб 33-й армии под командованием генерал-лейтенанта М.Г.Ефремова. Находился штаб на станции Апрелевка в здании конторы завода граммофонных пластинок. Из штаба молодых лейтенантов  развезли по полкам, а там распределили по батальонам и ротам.

Передовая линия располагалась на опушке негустого леса. Отец вспоминал,  что в Подмосковье у них никогда не было полного личного состава ни во взводах, ни в ротах, ни в батальонах. Командовали взводами сержанты, а иногда и рядовые бойцы. После одного тяжелого боя ему было поручено командовать ротой. Средний комсостав выходил из строя в первых же боях. У обороняющегося противника плотность огня была густая, и первые очереди летели в поднявшегося во весь рост командира взвода или роты.

За отвагу

Отец воевал под городом Наро-Фоминском. Здесь шли жестокие бои, как и везде под Москвой. При освобождении очередного села Иван Лапин был ранен в обе ноги, а потом эвакуирован  в тыл – сначала отправлен в госпиталь в Москву, затем в город Горький.

 После госпиталя в мае 1942 года он снова был на фронте, теперь уже на Брянском, в качестве командира взвода отдельной роты автоматчиков 105-й отдельной стрелковой бригады, входившей в состав 61-й армии. И опять жестокие бои под городом Белевом. За этот город дрались несколько месяцев, много братских могил здесь. В июле 1942 года отец был тяжело ранен в бою у деревни Башкино. Ему было всего 20 лет. У него была перебита рука, он потерял много крови, но чудом выжил благодаря врачам из Тульского госпиталя. За этот бой его наградили медалью «За отвагу». Рука у него несколько лет не разгибалась, он носил ее на повязке через плечо. Но его не комиссовали после госпиталя, а направили в запасной стрелковый полк, где он готовил снайперов для фронта.

Вернулся в свой родной город Ишим он осенью 1943 года. Работал военруком в железнодорожной школе ФЗО, а в 1947 году поступил на очное отделение в Омский педагогический институт на географический факультет, с отличием окончил его в 1951 году, женился на выпускнице литфака Зое Павловне Кузьминой, моей маме.

Родители уехали работать по направлению в Красноярскую школу Любинского района Омской области. Через год отца назначили директором Любинской средней школы. До выхода на пенсию он работал на этой должности в школах Любинского, Саргатского, Большереченского районов.

Иван Николаевич Лапин был эрудированным и творческим человеком. Писал стихи, рассказы, рисовал картины. Вырастил нас с братом, помогал воспитывать четырех внуков. Сейчас подрастают его правнуки. И все мы благодарны нашему дорогому солдату за его мужество, за участие в Великой Победе, за жизнь. И храним о нем светлую память.

Распечатать страницу

Материалы свежего номера

Тема номера

Чудеса случаются!

Чудеса случаются!

Более тысячи неравнодушных человек со всей Омской ...

Информбюро

Большой праздник в Больших Полях

Большой праздник в ...

Уникальный поселок отметил свое 90-летие.

Экономика

Остановка на Сибирском тракте

Остановка на Сибирском ...

К уникальному историческому маршруту автотуристов ...

Социум

Речной патруль

Речной патруль

Получить штраф за административные нарушения можно ...

Строительство

Магистраль под микроскопом

Магистраль под ...

В Омске ужесточается контроль за качеством ...

Культура

Мария Матвеева: «Калинушка» – песня прабабушки»

Мария Матвеева: ...

Наша землячка удивила Италию песнями о Сибири.

Наследие

Полет в неизвестность

Полет в неизвестность

Что стало с угонщиком сверхсекретного самолета ...

Спорт

Анастасия Шапова: «Мужа я смогу носить на руках, но пусть это делает он»

Анастасия Шапова: «Мужа я ...

Рекордсменка России по силовому экстриму о том, ...

Образование

Уроки экономики

Уроки экономики

Сколько приходится тратить на подготовку ребенка к ...

Закон и порядок

В одно касание

В одно касание

Насколько безопасны бесконтактные банковские ...

Спецпроекты

Между Европой и Азией

Между Европой и Азией

Турция больше всего подходит для любителей ...

Добавить комментарий
Загрузка...