Никита Гриншпун: «На сцене должно быть чудо»

Никита Гриншпун: «На сцене должно быть чудо»

Дата публикации 8 февраля 2017 07:46 Автор Светлана Васильева Фото Евгений Кармаев

Художественный руководитель «Пятого театра» о труппе, новых проектах и «пространстве поиска».

«В первую очередь, я режиссер»

– Никита Юльевич, в 2015 году у вас закончился контракт в «Пятом театре», вы уехали. Но в Омске произошла беда – не стало директора театра Александры Юрковой. Трагический случай изменил вашу жизнь?

– Да, об этом трудно говорить – до сих пор свежее переживание. Мне очень не хватает Александры Илларионовны. Дня не проходит, чтобы я не думал о ней, внутренне не советовался, не сверял позиции.

– Когда вы были главным режиссером театра, сказали в интервью: «Мне было интересно понять, как это руководить театром. Я понял главное – свой театр нельзя создать, бывая там наездами, там надо жить. А я не готов пока положить на это свою жизнь». Получилось иначе: вы художественный руководитель…

– Когда я так говорил, у меня были обязательства перед театрами других городов, и я не мог полностью посвятить себя работе в «Пятом театре». Сегодня у меня нет никаких договоров на стороне, обязательств ни перед кем, кроме моего театра. Я живу в Омске, ко мне присоединилась семья. И вся работа связана только с постановкой спектаклей, созданием новых проектов, проблемами укомплектования труппы... Не говорю, что всю жизнь посвящу «Пятому театру». Надо честно выполнить свою работу в то время, на которое у меня заключен контракт, – до 2020 года. Посвятить все силы этой работе.

– Художественный руководитель – это и директор, и главный режиссер в одном лице. В театральном институте менедж­менту вас не учили?

– Нет. Приходится осваивать на ходу. Но в театре есть команда профессиональных людей с большим опытом, надеюсь, она станет моей командой. Как показал год, работаем достаточно эффективно. Хотелось бы еще лучше, и такой шанс есть.

– «Пятый театр» долго был директорским. А какой он сейчас?

– Мне бы хотелось, чтобы был режиссерским. Я чувствую себя больше режиссером, чем администратором. Поэтому количество поставленных мною спектаклей в афише должно быть больше. Сейчас я буду посвящать этому все свое время. Если получится, что больше половины названий в репертуаре будут моими, значит, я не зря здесь провел годы. Когда-то в стране было такое понятие: режиссерский театр. И я хочу попробовать создать такую модель. Сначала стеснялся об этом говорить, потом подумал, что это глупо. Если оказался во главе театра – работай, ставь спектакли. Кажется, я придумал формулу: я делаю спектакли, как режиссер, оставаясь директором.

Превращения, ассоциации

– Над каким спектаклем сейчас работаете?

– Хочу поставить роман Стивенсона «Остров сокровищ». Мы начали его с труппой сочинять.

– Это будет детский спектакль?

– Я знаю примеры, когда детский спектакль может идти вечером. Для себя я определил: детский спектакль для взрослых. Это очень интересная задача для режиссера. Меня увлекает этот роман. Я не беру чью-то инсценировку, редакцию, сценарный план. Можно попробовать сочинить современную стилистику, современную форму.

– Вас не смущает, что «Остров сокровищ» уже поставлен в ТЮЗе?

– Нам нечего делить с Владимиром Золотарем. Два режиссера – это две планеты, разные мироощущения, вкус, форма, актеры.

– Актерам интересно будет играть пиратов?

– Такой задачи не стоит. В романе есть темы, которые меня волнуют. Стивенсон написал «Остров сокровищ» своему пасынку, у которого умер отец, и писатель остался единственным близким человеком. Он простым языком говорил о том, как надо жить: не воровать, не пить, не обманывать, держать слово. И получается, что роман не про сокровища, а про взросление. И тут начинается пространство поиска.

– В спектакле будут спецэффекты?

– Мне не хочется примитивной сценографии. Я сейчас постоянно на связи с Москвой: звоню своему старшему коллеге-художнику и советуюсь. Как сделать, чтобы в спектакле что-то двигалось, поднималось?

– Хотите поразить зрителя, как вам это удалось с компьютерной сценографией в «Тестостероне»?

– Но ведь зрители откликнулись на тот эксперимент. Хочется попробовать что-то новое, технологичное. Мне не интересны бытовые декорации. Бывает, они необходимы. Но где чудо-то? Если в этой секунде нет театра, то зачем эта секунда нужна? В театре должны быть неожиданные решения, превращения, чудеса, образы, ассоциации. Товстоногов говорил: «Только на стыке ассоциаций рождается искусство». Мысль ультрасовременная.

Как дед, как отец

– Вы главный режиссер в третьем поколении. Значит, в юности не стоял вопрос, какую профессию выбрать, путь был ясен?

– Дед был главным режиссером Одесского театра музкомедии, отец – Хабаровского, потом Одесского. А в 90-е годы создал театр «Ришелье», в который за ним ушли ведущие актеры. Новые спектакли, поиск спонсоров, зарубежные гастроли – это то, чем он жил. Были у меня в юности какие-то метания, но когда встал вопрос, что нужно определяться, я, конечно, пошел в театральный институт. Знаете, у меня сейчас дочка родилась, я читаю книжки о воспитании. И понял: не надо никого воспитывать, дети будут такие же, как и ты. Если ты читаешь книги – они тоже будут читать, если пьешь водку – пить. И я, проецируя это на свою жизнь, думаю: что я делаю? То, что всегда делал папа. А папа делал то, что и дед. Ставили спектакли, придумывали, сочиняли, работали с художниками, артистами. И я тем же занят, может быть, работаю иначе, но заботы те же.

– Вы приглашаете режиссеров на постановку со своей идеей или предлагаете название?

– По-разному. Чаще спрашиваешь, что бы хотелось поставить. Режиссер – хозяин спектакля, свое видение ему не навяжешь. Но можно предложить какие-то рамки. Сейчас у нас с известным театральным деятелем Олегом Лоевским (это мой старший друг, гуру театра) родился проект: каждый месяц признанный в России молодой режиссер ставит в театре комедию, и делает это быстро. Идея появилась так: «Петербургский театральный журнал» выпустил книгу «Без цензуры. Молодая театральная режиссура XXI века» – это антология режиссеров, заявивших о себе.

– О вас тоже есть статья?

– Не знаю, каким образом, но и я попал в эту книгу. Я могу договориться с восемью режиссерами, чтобы они приехали на постановку в Омск. Я хочу познакомить с ними город, хочу, чтобы актеры, да и я сам варились в интересной атмо­сфере. Нужно искать возможность получить под этот проект грант.

Репертуар – это слоеный пирог

– Чем, на ваш взгляд, сильна труппа «Пятого театра»?

– Актеры подвижны и многое умеют. Они опытны, трудолюбивы. Это и заслуга, и их беда. Некуда распыляться, как в Москве, где из театра сбегают в антрепризы, кино, телесериалы, рекламу. Здесь все силы артиста направлены на работу в театре. Может быть, это и хорошо, но мне их жалко. Есть другая проблема: когда опыт переходит в тираж. Обладая наработанными приемами, артисты становятся их заложниками и не могут существовать в другой стилистике. А работу по привычке допускать нельзя.

– В театре проводятся тренинги для актеров?

– У нас в день две репетиции и спектакль, актеры загружены работой выше крыши. На постановку спектакля «Остров сокровищ» прилетит из Москвы хореограф, и они будут месяц с ним заниматься, пока не будет достойного результата.

– В спектакле «Когда падают горы» актеры и поют, и танцуют – не в каждом театре такая подготовка.

– Мне хочется, чтобы было еще лучше. Есть проблема комплектации труппы. Нужны молодые актеры, буду знакомиться со студентами актерской специальности Омского университета.

– В чем особенность «Пятого театра»? Было мнение – в готовности к эксперименту.

– Государственный репертуарный театр не может быть экспериментальной площадкой. Главное, чтобы он был живым. Я часто употребляю слово «художественно». Если художественно – это имеет право быть на сцене. Хотя, на мой взгляд, любой спектакль, в котором есть идея, новизна, – это эксперимент. Эксперимент прочтения, формы, стилистики.

– Репертуар такого театра, как «Пятый», должен быть ориентирован на молодежь?

– Я не первый раз слышу, что аудитория нашего театра преимущественно молодежная. Но я точно знаю, что зритель разный. Вижу в зале молодежь, людей среднего возраста, а на каких-то спектаклях – пожилых. Я бы не ущемлял права других – не молодежных групп зрителей. Репертуар театра – это слоеный пирог: должны быть классика, современная пьеса, комедия, детский спектакль.

– Есть понятие «кассовый спектакль». В «Пятом театре» это…

– … «Боинг-Боинг», «Тестостерон» и, к моей радости, «Ромео и Джульетта». Это не означает, что на других спектаклях зал полупустой, у нас заполняемость свыше 90 процентов. Когда я ставил документальный спектакль по письмам русских и немецких солдат «Издалека – долго…», не думал о кассе, понимал, что такой спектакль должен быть в репертуаре, интересно работали над этой историей, рад, что она трогает зрителей. Но такие спектакли невозможно играть часто.

– Социологи говорят, что только шесть процентов людей – театральные зрители. А зачем люди сегодня ходят в театр?

– Простого ответа нет. Кто-то – развлечься, кто-то ведет девушку на спектакль, кто-то хочет подглядеть кусочек жизни. Мне бы хотелось думать, что в театр идут за эмоциями. Вот я стоял перед «Тайной вечерей» Леонардо да Винчи в Милане и думал: а если бы объявили гениальной не эту фреску, а ту, что напротив? Смотришь, переживаешь и, основываясь на своем впечатлении, понимаешь, что молва неспроста. Ты получил эту эмоцию. Я не думаю, что театр может соревноваться с кино, его не победишь. Но успокаиваю себя вот чем: четыре тысячи лет назад люди ходили в театр, и сейчас ходят, и, надеюсь, будут и дальше ходить. Моя задача, чтобы выходили со спектакля без ощущения, что потратили время зря. Если получится – все в порядке.

Распечатать страницу

Материалы свежего номера

Тема номера

Ремонт ко двору

Ремонт ко двору

В Омске стартовал масштабный проект ...

К 100-летию «Омской правды»

Летопись века

Летопись века

В нашем редакционном архиве мы случайно обнаружили ...

Информбюро

Автобус за пять минут,

Автобус за пять минут,

В Омске появится новая маршрутная сеть, ...

Власть

«Обеспечить старшему поколению достойную жизнь»

«Обеспечить старшему ...

Правительство Омской области и ветеранские ...

Экономика

Городу поставили диагноз

Городу поставили диагноз

Омичи обсудили возможности для ...

Политакцент

Сергей Грушичев: «Жителям Левобережья нужен депутат, который будет отстаивать их интересы»

Сергей Грушичев: «Жителям ...

О новых принципах работы партии власти, отношении к ...

Социум

Надбавка за детей

Надбавка за детей

Кому выгоден перерасчет пенсии?

Строительство

Ремонт ко двору

Ремонт ко двору

Омске стартовал партийный проект «Городская ...

Культура

Праздник на нашей улице

Праздник на нашей улице

Пешеходный Любинский проспект может стать новой ...

Наследие

История не из учебника

История не из учебника

В начале 1717 года из России приглашается в Тобольск ...

Спорт

В шаге от «регулярки»

В шаге от «регулярки»

«Авангард» готовится к «гладкому» чемпионату КХЛ ...

Здоровье

Андрей Стороженко: «Омская медицина  получит еще 140 миллионов на развитие санитарной авиации»

Андрей Стороженко: ...

Об этом зампредседателя областного правительства, ...

Актуально

Вот зараза!

Вот зараза!

Мифы и факты об африканской чуме свиней.

Спецпроекты

Юрий Тетянников: «Единая Россия»будет следить за вредными выбросами в атмосферу»

Юрий Тетянников: «Единая ...

Гость общественной приемной пообещал читателям ...

Правдивая история

«Свежий номер с частицей моей души»

«Свежий номер с частицей ...

18 лет в «Омской правде» работала легенда омской ...

Добавить комментарий
Загрузка...

Блоги

Заборских Александр

Заборских АлександрТот случай, когда гонзо-журналистика - единственный оптимальный видСходка омских анимешников, или Срочная фрисби-реанимация

В среде молодежи всегда были альтернативные течения. Это уже ...
Белкин Евгений

Белкин ЕвгенийИТ- обозреватель, техноблогерНемецкий рейс: репортаж из 1990-х

Первый пассажирский авиарейс из Омска в Германию был выполнен ...
Пантелеев Алексей

Пантелеев АлексейЖурналистГрузинский must-see

Грузия — страна небольшая, и при желании за день ее можно ...

Все авторы блогов