Неуместные памятники: кому нужно архитектурное наследие прошлого?

Неуместные памятники: кому нужно архитектурное наследие прошлого?

Дата публикации 20 февраля 2017 18:33 Автор Алексей Пантелеев Фото Алексей Пантелеев

Ветшающие в ожидании реставрации памятники архитектуры для омичей скорее пассив, а не актив. В других городах успешно работают программы по восстановлению исторического наследия. У нас же становится все меньше объектов, которые можно показывать туристам.

В Омском городском совете прошли почти трехчасовые депутатские слушания по проблеме сохранения объектов культурного наследия — памятников деревянного и каменного зодчества. Как доложил вице-спикер горсовета Алексей Сокин, в собственности города Омска находится 201 памятник. Из них 59 зданий находится в неудовлетворительном состоянии, а 16 — в аварийном. В муниципальном бюджете финансирование на реконструкцию архитектурных памятников не предусмотрено.

Из объектов областной собственности на территории города находится 45 зданий-памятников. Среди них нет ни аварийных объектов, ни жилых домов. А Законодательное собрание Омской области должно рассмотреть инициативу о внесении изменений в закон, что позволит предоставлять арендаторам памятников определенные льготы.

Хотя у соседей на уровне регионов уже давно принимались различные целевые программы по сохранению объектов культурного наследия. В Иркутске реализованы проекты по регенерации деревянных кварталов, и с 2011 по 2015 год там отреставрировали 23 объекта. В Тюмени утверждена государственная программа Тюменской области «Сохранение и использование объектов культурного наследия» и памятники восстанавливаются за счет инвесторов. В Томской области разработали программу по сохранению деревянного зодчества — в нее попало 1800 домов, а в 2005–2010 годах отреставрировали 60 объектов почти на полмиллиарда рублей.

По словам Алексея Сокина, в Омской области нужно внести изменения в региональный закон «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации на территории Омской области». Поправки предполагают возможность установления льготной арендной платы для памятников, находящихся в неудовлетворительном состоянии, с условием их восстановления за счет частных инвесторов. Кроме того, необходима разработка муниципальной программы по сохранению объектов культурного наследия с учетом следующих направлений: льготная аренда, передача в безвозмездное пользование на условиях сохранения, приватизация. А для восстановления и сохранения самых аварийных зданий должна быть разработана процедура безвозмездной передачи. Еще одно предложение депутата — присвоить Омску статус исторического поселения федерального уровня. Это накладывает ограничения по застройке центра, но позволит получать федеральное финансирование по различным программам.

Директор городского департамента культуры Владимир Шалак привел несколько другие цифры: в Омске в аварийном состоянии находятся 14 муниципальных памятников. Мэрия расселила 9 жилых домов, которые являются памятниками деревянного зодчества, и сейчас они пустуют. Еще два дома будут расселены до конца года. В основном речь идет о домах на территории Казачьей слободы по улицам Почтовой, Успенского, Красных Зорь, Учебной.

Однако один расселенный объект по улице Суровцева, 1, в Старом Кировске в 2016 году частично разрушили — неизвестные вандалы начали растаскивать брошенный дом на дрова. Сейчас, по словам Шалака, в мэрии рассматривают вопрос о поиске средств на восстановление здания. Но пока бюджетные ассигнования не предусмотрены, а только на два объекта — по ул. Суровцева, 1, и Красных Зорь, 33, — требуется 843 тысячи рублей. Владимир Шалак предлагает включать аварийные объекты в программу приватизации, передавать их в концессию на 49 лет или в аренду со льготной ставкой с условием, что за 7 лет здания должны быть восстановлены. Эти меры могли бы и пополнить доходы бюджета, и позволить сохранить памятники.

Дом по ул. Суровцева, 1, — штаб восстания большевиков 22 декабря 1918 года

Глава департамента строительства Илья Трушников добавил, что главное — обеспечить охрану этих домов от бомжей и мародеров. В депстрое есть 12 адресов аварийных зданий. И только на их обследование перед разработкой проектов требуется минимум 2,5 млн рублей.

Директор департамента жилищной политики Светлана Шенфельд и вовсе предложила снимать с расселяемых домов охранный статус. По ее словам, в городе есть более достойные объекты, а тратить деньги на такие здания, как на улице Суровцева, 1, по сути, значит отстраивать их заново.

«Не надо руководствоваться бумагами и костьми ложиться, чтобы тратить деньги на него», — добавила чиновница.

Ведущий инженер по охране объектов культурного наследия «Омскгражданпроекта» Жанна Хахаева рассказала об уже безвозвратных потерях. В начале 1990-х годов разобрали прекрасный особняк по ул. Почтовой, 20. В 1995 году было разобрано кирпичное здание на 5-й Армии, 49. Затем был снесен уникальный склад семян в СибНИИСхозе. Уже не так давно без согласия и ведома минкульта снесли деревянные особняки по ул. Звездова, 18, и Декабристов, 42. Сгорел оштукатуренный деревянный дом с лепниной по ул. Степная, 30. Но все эти памятники до сих пор числятся в реестре объектов культурного наследия региона как «живые».

Особняк Сигова 1911 года, снесен в 2013 году

Многие сохранившиеся здания ветшают сами по себе. Бывают и странные казусы. Жанна Хахаева напомнила, что прокуратура сама снесла женские скульптуры на фасаде своего здания на ул. Пушкина. Такие же аварийные скульптуры разваливаются от ветхости на здании музыкального училища имени Шебалина на проспекте Карла Маркса, 4. А недоснесенное здание общественного собрания на ул. Ленина, 25, кадастром разделили пополам, что исключает его целостную реставрацию. Такая же стена-руина бывшего склада Эльворти стоит в самом центре города — напротив Успенского собора.

«А Казачья слобода — это просто некрополь деревянной архитектуры, — продолжает Жанна Хахаева. — В Омске все меньше таких объектов, которые можно показывать туристам. Почему деревянные дома — это признак отсталости? В других городах их успешно приспосабливают для современных нужд. В Тюмени сделали из деревянного памятника ресторан "Потаскуй". Но надо честно признать, что в Омске памятники сейчас — это не актив, а пассив».

По словам Жанны Хахаевой, дома можно неспешно восстановить за 7 лет: 2 года уходит на разработку и утверждение проекта и еще 5 лет — на реставрацию. Эксперт считает, что в генплане надо выделять небольшие зоны для переноса памятников, если на старом месте их сохранить нельзя. Но это должен быть именно честный перенос, а не строительство макетов-новоделов. При этом объемы переноса памятников не будут значительными и поэтому искать целую зону или квартал для всех памятников деревянного зодчества не придется. Но все равно поиск подходящих свободных участков — это буквально работа с лупой над генпланом.

Разрушающийся особняк врача Шершевского по ул Красных Зорь в Казачьей слободе

На публичных слушаниях выступили и омские архитекторы. По мнению Владимира Проскурнина, в городе нужно выделить целые зоны с заповедной архитектурой — ядро центра, Казачью слободу, городок Нефтяников, улицу Богдана Хмельницкого. По его словам, памятником может быть даже планировочная структура — сетка улиц в центре Омска, задуманная такой еще генпланом в XIX веке.

Председатель Омского отделения Союза архитекторов России Александр Бегун критически оценил нынешние работы по реставрации памятников. По его словам, новый образ Тобольских ворот Омской крепости — фальшивый. К этому объекту еще надо вернуться и исправить несуразицу.

«Это как закон, написанный с ошибками, — никакого уважения он не вызывает, — пояснил г-н Бегун. — Прежний открыточный образ ворот утрачен. Также меняется облик Никольского Казачьего собора, и новая трактовка колокольни хуже привычной. А подпорная стенка на Любинском — это была просто эстетическая катастрофа!»

Сгоревший особняк по ул. Степная, 30

Председатель Омского отделения ВООПиК Никита Шалмин добавляет, что в Омской крепости после реконструкции теперь больше железобетонных элементов, чем исторических. А при реконструкции деревянных памятников бревна просто «приклеиваются» на новые кирпичные стены, поэтому понятие «реконструкция» по отношению к памятникам нужно вообще исключить. А вот сами памятники, по словам Никиты Шалмина, исключать из реестра ни в коем случае нельзя, даже если они утрачены, — здания могут быть воссозданы.

Начальник управления по сохранению и государственной охране объектов культурного наследия регионального минкульта Олег Плющаков высказал другую позицию: в реестре есть что почистить и пересмотреть. Но это касается прежде всего археологии. Есть такие объекты, которые были полностью раскопаны археологами, и ничего видимого там уже не осталось. А есть еще такой пример — на охране стоит памятное место переправы Чехова через Иртыш на пути на Сахалин. Но где именно переправлялся великий русский писатель, никто не знает.

На депутатских слушаний дали выступить и директору компании «Трестстрой-2000» Алексею Шемберко. Напомним, что он занимался восстановлением фасадов зданий-памятников на Любинском проспекте в рамках проекта «Газпрома». Г-н Шемберко считает снятие охранного статуса неприемлемым, так как это позволит сразу уничтожать исторические здания. Более того, он сообщил, что готов взяться за восстановление расселенного дома по ул. Пушкина, 105, который памятником официально пока не признали.

«Особняк по улице Ленина, 46, более пяти лет стоит без отопления и разрушается, — рассказал также Алексей Шемберко. — Охранное обязательство не исполняется. Дом по улице Степная, 30, за пять лет был полностью утрачен. Мы предлагали его выкупить. А собственник ничего не сделал ни для консервации, ни для сохранения здания. У плохих родителей отбирают детей, так же должны поступать и с памятниками».

По итогам депутатских слушаний в горсовете будет подготовлена резолюция, а также рассмотрена инициатива в Заксобрании о предоставлении льгот инвесторам, которые захотят взять здание-памятник в аренду и восстановить.

Ранее по теме:

Омские краеведы хотят спасти деревянный дом, который уже начали разбирать

Омские краеведы хотят спасти деревянный дом, который уже начали разбирать

Двухэтажный особняк, построенный до революции, общественники надеются включить в число охраняемых памятников зодчества.


Распечатать страницу

Комментарии пользователей (всего 2):

Леонид
Алексей Пантелеев, спасибо. Уже никто и не вспомнит про дом на Степной 30.
21 февраля, 10:21 | Ответить
Bill
Кто знает, что с домами на Маяковского 11 и 13?
23 февраля, 13:32 | Ответить
Добавить комментарий

Блоги

Сумароков Станислав

Сумароков Станиславбуквоед и любитель изящной словесностиО свободе прессы в сереньких конвертах

Немного перефразирую классика: «Уж сколько раз твердили ...
Кипервар Андрей

Кипервар АндрейДепутат ЗС Омской области«Потеря связи населения со своим депутатом создает серьезные проблемы».

Что не получают жители, если не выходят на встречи со своим ...
Ромахин Алексей

Ромахин Алексейпрезидент общественной организации Фонд развития Омской области "Город будущего"Каждый должен оставить свой след в истории Омска

Фонд «Город будущего» открывает в центре Омска общественную ...

Все авторы блогов

Loading...