Мужская работа

Мужская работа

Дата публикации 22 февраля 2017 08:10 Автор Фото Евгений Кармаев

Чтобы стать защитником Отечества, нужно пройти нелегкий путь.

Становись!

Свою срочную службу в далеком 1985-м году я начал в местах весьма отдаленных. Точнее – в Узбекистане, в городе Фергане, где размещался «приютивший» на полгода меня и еще пару десятков омичей учебный десантный полк.

Еще в омском военкомате, общаясь с «покупателями» – старшим лейтенантом десантных войск и сопровождавшим его сержантом, почти каждый из нашей команды призывников задавал им один и тот же вопрос: где предстоит проходить службу?

– Наши ребята везде служат, даже на Кубе, – охотно отвечал сержант, а старлей больше молчал и только ежился. Позже выяснилось, что некоторое время назад он переболел малярией и еще не совсем восстановил здоровье.

Пока добирались по железной дороге до места назначения, обменяли практически всю свою верхнюю одежду на пирожки, чебуреки, а некоторые любители и на спиртное.

– Вам не пригодится, – объясняли на станциях повидавшие многих новобранцев местные, – в тепло едете. К тому же вам форму выдадут.

Тридцать лет спустя смотрю и радуюсь тому, как сейчас организован призыв на срочную службу в родном Омске. Новобранцев одевают в новую форму уже в военкомате, обеспечивают питанием на всю дорогу и даже бесплатно выдают сим-карты, чтобы регулярно звонить родственникам.

Когда в 1985-м мы чуть ли не в трусах и майках высыпали из армейских «Уралов», которые доставили нас с железнодорожной станции к воротам учебного полка, то сразу поняли, что Куба наша накрылась медным тазом.

Белый бетонный забор возле КПП украшал огромный щит, на котором метровыми буквами был выведен лозунг – «Помощь афганскому народу – почетная обязанность!» И, чтобы развеять последние сомнения в верности написанного, композицию венчали два героических мужских профиля в касках. Один желто-коричневого оттенка, вроде как загорелый, а другой совсем белый, ну прямо как у нас в первые дни службы.

Богомол

Впрочем, загорели мы быстро, хотя сибирякам, как тогда говорили, в «солнечном Узбекистане», все было в новинку – климат, местные обитатели, животные и даже насекомые.

В один из осенних дней, отстрелявшись на последнем рубеже самого продвинутого по тем временам в Советской армии стрельбища, я уже хотел подняться, чтобы вернуться на исходную к своему отделению. Однако вдруг заметил, что из редкого кустарника на меня кто-то смотрит. Приглядевшись, распознал в довольно крупном насекомом богомола, которого раньше приходилось видеть только на картинках.

Причем смотрело насекомое, повернувшись ко мне спиной и развернув голову практически на девяносто градусов. А лапки были задраны кверху таким образом, что казалось, будто оно действительно молится.

Принявшего столь странную позу богомола совершенно не смущало, что его новый знакомый минуту назад, прыгая, как горный козел, с одного огневого рубежа на другой, выпустил по разным мишеням полный рожок дымящегося еще автомата.

Начинаю вспоминать, что я знаю о богомолах. Самки их не летают, хоть и носят крылья, и могут спокойно сожрать партнера даже на пике любовных утех. Насекомых этих природа наградила только одним ухом, которым они тем не менее прекрасно слышат.

Вот. Самое главное – богомол никогда не будет есть падаль. Ему важно, чтобы пища во время обеда орала и вырывалась. Не зря китайцы  назвали один из стилей борьбы ушу стилем богомола. А где комфортнее всего обитать столь искушенному бойцу в мире насекомых? Конечно, там, где готовят будущих Рэмбо – на стрельбище десантников. К тому же искусством камуфляжа богомолы владеют мастерски, не хуже наших разведчиков.

– Что ж, давай свою когтистую лапу, коллега. Ты принят в команду!

Электроник

Кстати, команда «будущих Рэмбо» лучше всего формируется во время занятий по тактической подготовке. Для непосвященных объясняю – это марш-броски по горам в полной боевой экипировке. Мало того что один только твой бронежилет весит больше десяти килограммов. Прибавьте к нему автомат, каску, противогаз, ранец десантника с разной ерундой вроде костюма химзащиты. В довесок ко всему «заботливый» сержант еще камней может насыпать – для полноты ощущений.

С первого такого занятия я уже не надеялся вернуться – так вымотался. Помогли товарищи – забрали себе часть амуниции. Сибиряки – народ крепкий, поэтому втянулся я быстро и сам часто в прямом смысле подставлял плечо, цепляя на него то второй автомат, то что-нибудь еще.

Самое интересное для нынешнего поколения военнослужащих и непонятное ему то, что в каждый такой выход приходилось брать с собой переносную ленинскую комнату. Эта конструкция представляла собой увесистую раскладушку, которая на привале превращалась в «иконостас» с портретами Ленина, руководителей партии и правительства и программными документами. Несли эту наглядность по очереди, вполголоса матеря как саму политработу, так и всех армейских политработников.

Очень выручал нас в этом солдатик по имени Ваня. Фамилию не помню, но все звали его Электроником. Ваня своим видом и поведением полностью соответствовал фольклорному образу. Про таких людей иногда говорят «Да он даже паровоза не видел». Ваня и не видел. Прожил на своем заброшенном украинском хуторе восемнадцать лет, пока не вспомнил о нем поселковый военком.

А Электроником Ивана прозвали за то, что он, казалось, никогда не уставал. Поэтому готов был тащить нашу взводную ленинскую комнату на базу один. Да и в целом характер у парня был подходящий – добрый и отзывчивый.

Одна только проблема была у нашего Вани – он наотрез отказывался прыгать с парашютом.

Первый пошел!

Воздушно-десантная подготовка – ВДП – особая статья в службе. На тренировки уходит много времени, потому что в воздухе ошибок быть не должно. Висишь на тренажере подвесной системы и выполняешь команды.

– Парашютист слева! – и ты с силой тянешь правые от себя стропы, чтобы воздушный поток увел изменивший геометрию купол на безопасное расстояние.

– Парашютист впереди! – работаешь уже с другими стропами, действуя со временем не хуже опытной ткачихи, безошибочно цепляющей проворными пальцами нужные нити.

Имитация приземления – упражнение не менее важное. Еще на гражданке, осваивая парашют в омском ДОСААФе, сам видел, как парни, не ощущая скорости в момент парения под куполом, расслаблялись и встречали землю, болтая от избытка переполнявших их чувств ногами. Точнее, земля встречала их. Жестко. Наказывая за беспечность переломами и, как следствие, наглухо закрытой в десант дверью.

За Ванюшей на каждом занятии по ВДП следил весь полк. С вышки он все же один раз спрыгнул – рискнул. Однако все понимали, что вышка – это лишь аттракцион. Главный экзамен впереди.

Вот и день прыжков с АН-2, прозванного в народе «кукурузником». Партия парашютистов насчитывает восемь человек – две прыжковые смены. Рассаживаемся по четыре вдоль каждого борта и ждем команды «пошел». Люди  в основном опытные, прыгали еще на гражданке. Однако даже те, кто шагнет в воздух первый раз в жизни, больше не за себя переживают, а за Ивана. Сможет ли он преодолеть себя?

– Ерунда, – усмехнется кто-нибудь. – Парни здоровые. Взяли бы за руки, за ноги и скинули.

Этого ни в коем случае нельзя делать, потому что человек должен решиться сам. Преодолеть себя и поверить в свои силы.

Борт кружит над полем. Заход, и четыре купола, как ромашки, как бы ниоткуда появляются в небе и тут же начинают планировать на Ферганскую долину. Разворот, новый заход на нужной высоте – десантируется следующая партия.

Стянутый лямками парашютов Электроник молча ждет своей смены. К нему никто не лезет – пусть настроится человек. Но каждый нет-нет да и бросит украдкой взгляд в его сторону.

Иван поднимается на борт, он прыгает во второй смене. Самолет набирает скорость, высоту. Заходит, и четыре «ромашки» расцветают в голубом небе. Внизу все затаив дыхание ждут следующего захода АН-2.

Самолет возвращается, проходит боевым курсом, но куполов не видно. Никто не прыгнул.

Третий заход.

Над аэродромом звенящая тишина. Сотни глаз напряженно вглядываются в небо.

Самолет на точке. Ну!

– Один, два, три…– считают, кажется, все.

Появление в небе четвертого купола земля приветствует дружным криком «ура». В полку десантников, а значит, надежных защитников Отечества, прибыло. Причем в прямом смысле.

Распечатать страницу

Материалы свежего номера

Тема номера

Город мужества и славы

Город мужества и славы

Омичи отметят 77-ю годовщину освобождения ...

Информбюро

В Сибири забьется «сердце» Востока

В Сибири забьется ...

С 6 февраля Омский цирк возобновляет свою работу.

Власть

Медпомощь высокой проходимости

Медпомощь высокой ...

Автомобильный парк ЦРБ Омской области пополнился ...

Политакцент

На цифровой платформе

На цифровой платформе

Губернатор Омской области Александр Бурков и ...

Село

АПК с большой цифры

АПК с большой цифры

Будущее сельского хозяйства – за новейшими ...

Культура

Знакомьтесь: Федор Достоевский

Знакомьтесь: Федор ...

В 200-летний юбилей классика литературный музей ...

Наследие

В объективе – театр

В объективе – театр

Материалы проекта «Омской правды», посвященного ...

Образование

Школьники меняют будущее

Школьники меняют будущее

Стартовал новый этап всероссийского конкурса для ...

Актуально

Чистый подход

Чистый подход

мусорные полигоны в 13 районах области ...

Спецпроекты

«Спутник» нас защитит

«Спутник» нас защитит

Журналист «ОП» привился от COVID-19 и рассказал о своих ...

Земляки

Победу встретил  в Кенигсберге

Победу встретил в ...

Омичи простились с ветераном Великой Отечественной ...

Правдивая история

Малая родина – большая страна

Малая родина – большая ...

Вышло в свет учебное пособие, посвященное истории ...

Крупным планом

Диалог о самом главном

Диалог о самом главном

Глава Омской области Александр Бурков ответил на ...

Фотопроект

ОМСКИЙ ФотоАрхивъ

ОМСКИЙ ФотоАрхивъ

Возникновение в областном центре целого ...

Добавить комментарий