Роман Качанов: «Снимаю не комедии, а сказки»

Роман Качанов: «Снимаю не комедии, а сказки»

Дата публикации 22 февраля 2017 11:16 Автор Фото Евгений Кармаев

Известный кинорежиссер о том, чем юмор отличается от сатиры и почему так много несмешных комедий.

Повзрослевший Чебурашка

– Роман Романович, вы приехали в Омск как сценарист фильма «Повелители снов». Кто же вы в первую очередь – режиссер или сценарист?

– Режиссер.

– А почему пошли учиться на сценарный факультет ВГИКа?

– Потому что еще школьником два года ходил как вольнослушатель на Высшие режиссерские курсы и кое-чего нахватался. Преподавали очень хорошие режиссеры: Митта, Рязанов, Данелия. И я решил получить еще профессию сценариста. Режиссерам вообще хорошо иметь дополнительную профессию, не обязательно из области кино – может быть, архитектора, инженера. Это помогает систематизировать мышление.

– Режиссером мультипликации, как ваш отец, не хотели стать?

– Технологии, конечно, меняются, но все же режиссер мульт­фильмов должен уметь рисовать. А мне, к сожалению, этого таланта Бог не дал. Это было бы благо, если б я умел рисовать: очень много опций открывается, можно быть иллюстратором, художником мультипликации или заниматься станковой живописью. Но не дано мне. А отец ни в каких художественных школах не учился, но с 9 – 10 лет рисовал одной линией, не перерисовывая. Одарен был от рождения. В его детстве, между революцией и Великой Отечественной войной, любили ходить по улицам с плакатами. Он писал плакаты за один вечер, приносил – и заказчики не знали, как заплатить 11-летнему ребенку: паспорта-то нет.

– Роман Качанов-старший создал мультфильмы, ставшие классикой: «Варежка», «Крокодил Гена».  А правда, что Чебурашку он нарисовал с вас маленького?

– По некоторым признакам это так. Он очень хотел сына, у него появился сын, и такая ситуация вероятна. Некоторые друзья сегодня смотрят на меня и говорят: «Ты повзрослевший Чебурашка».

Рекорд популярности «ДМБ»

– Вы пришли в кинорежиссуру в самое не подходящее для этого время, когда студии прекратили работу, а новой киноиндустрии даже в зачатках не было. Это стало испытанием?

– Да, перестала работать система, но я и не был человеком системы. Работать было очень трудно. Мне 23 года, я снимаю свой первый фильм, и оказывается, что деньги перестали существовать. Были рубли – и не стало, на них ничего нельзя купить. А у меня постановочная группа, декорации, актеры. Но как-то все осилили.

– И до конца 90-х вы художественным кино не занимались?

– Занимался рекламой – и дорогой, и дешевой. Снимал музыкальные клипы. И был убежден, что так, наверное, и дальше будет. Но меня попросили снять маленькую документальную картину в Бурятии «Тайная миссия Петра Бадмаева». И когда я увидел в титрах свою фамилию (а в рекламе фамилий авторов не пишут), что-то в душе взыграло. И я решил вернуться в кино.

– И начали снимать «ДМБ»?

– Сначала малобюджетную картину «Максимиллиан». А потом «ДМБ».

– Как вы с Иваном Охлобыстиным сочиняли сценарий «ДМБ»?

– Мы оба служили в армии, был армейский опыт. Я писал сценарий, а Ваня немного помогал. Он человек шумный: прибежит, убежит. А сценарий писать надо.

– «ДМБ» стал первым фильмом, который окупился в прокате?

– Да, первый из российских постперестроечных фильмов, который окупился. Но не в прокате, тогда еще кинотеатров-то не было. Он окупился за счет продажи видеокассет. Обычно продавалось 20 – 30 тысяч кассет с новым фильмом, а с «ДМБ» было продано 300 тысяч.

– После такого успеха у зрителей, которые растащили фильм на цитаты, не было желания вернуться к армейской теме?

– Нет, без меня многие за нее взялись.

– Кинокомедия – ваш любимый жанр?

– Я бы сказал так: не комедия, а сказка, в которой есть смешные места.

– В фильме «Гена Бетон» героя принимают за значительное лицо. Как в «Ревизоре» Гоголя, как в повести Юрия Полякова «Козленок в молоке». Вечно привлекательный сюжет для комедий?

– Скорее сатиры. И Гоголь, и Щедрин сегодня актуальны, как никогда. Но юмор от сатиры отличается тем, что юмор должен быть смешным, а сатира может быть и несмешной. Но я старался фильм «Гена Бетон» делать не злым.

– Гоша Куценко играет актера-неудачника, который, получив в жизни роль бандитского авторитета, раскрывается в ней…

– Так он же отдохнул от театра, поработал дворником. Столько накопилось всего – и он играет в полную силу.

– Почему этого фильма нет в прокате?

– Сейчас понимаю, что не надо было связываться с этим частным агентством. Человек дал деньги, начали снимать. Потом отказался продолжать финансирование. Встали на несколько лет, заканчивали на средства из другого источника. И вдруг выяснилось, что потеряны все договора. Показываем фильм в рамках творческих вечеров.

– Как себя чувствуют в этой ситуации авторы фильма, актеры в том числе?

– Понимают, что всякое может случиться.

Алексей Панин слишком увлекся

– В каждом вашем фильме блестящий актерский состав. Как вы его подбираете? Есть любимые актеры, с которыми постоянно работаете?

– С Бондарчуком работал два раза, с Куценко, Деревянко, Литвиновой, Гурченко, Ступкой, Маковецким – по одному разу. Нет, у меня актеры меняются. С друзьями детства, однокурсниками вроде работать проще. Но в каких-то ситуациях оказывается, что сложнее.

– А кого из актеров вы открыли для зрителей?

– Все снимались до меня. Но, как ни странно, покойного Сергея Арцыбашева, народного артиста, дважды лауреата Государственной премии, после «ДМБ» стали узнавать и встречать исключительно как «дикого прапора». И Алексей Панин прославился после «ДМБ».

– Алексей Панин сегодня знаменит не ролями, а скандалами, стал известной медиаперсоной. Как вы к этому относитесь?

– Конечно, актер может поддерживать к себе интерес и вне фильмов. Панин – актер от Бога, очень способный парень. Но в жизни переиграл, перестарался.

– Это пример, когда актерский темперамент в жизни мешает?

– Тут не только темперамент. Тут сам подход, что актер должен быть на виду. Если нет информационных поводов о нем говорить, то их нужно создать.

– Вы считаете, он специально создавал скандалы?

– Я думаю, сначала было так, а потом слишком увлекся, и поводы начали создавать его.

– Роман Романович, сегодня по телевидению в сотый, в двухсотый раз повторяют старые советские комедии. Почему нет если не потока, то хотя бы ручейка современных комедий?

– Во-первых, снять комедию трудно, надо обладать определенным взглядом на жизнь, способностями. А у нас сложилось так, что снимают только комедии, а они получаются несмешными. Потому что сегодня мелодрама – это канал «Россия», детектив, боевик – НТВ. Для кино остались одни комедии. А просто так даже по хорошему сценарию комедию снять сложно. Вот я и режиссеру фильма «Повелители снов» Ирине Багровой советую назвать картину не «комедия», а «сказка», потому что слово «комедия» уже становится ругательным.

– А может, для комедий время сейчас неподходящее – слишком противоречивое? Когда жизнь стабильна, комедии воспринимаются лучше?

– Комедии смотрят в любое время. Недаром сейчас держат тренд «комедия» на фильмах совсем несмешных, где две улыбки за сеанс проскальзывают. Напишут «комедия» – и зрители идут на фильм.

– Чувство юмора – профессиональное качество режиссера, снимающего комедии?

– Хорошо рассказать анекдот и хорошо снять смешную сцену – это разное чувство юмора. Не секрет, что Гайдай был довольно замкнутым человеком.

– В жизни юмористы – угрюмые люди?

– Есть такая тенденция. Но не все. Я, например, не угрюмый.

– Какую аудиторию вы представляете, когда работаете над фильмом?

– Думаю, что понравилось бы мне, моим друзьям. Ни себя, ни своих друзей не отрываю от народа. Нашу реакцию можно умножить на миллионы будущих зрителей.

– Вы второй раз в Омске. Чем вам интересны встречи со зрителями нашего города?

– А где встречаться? На кинофестивалях смотреть на лица, которые я вижу 20 лет, – безобразное развлечение. А здесь – заинтересованные зрители. Первый раз я был в Омске на фестивале «Киносозвездие России» в канун 300-летнего юбилея Омска. И увидел, что Омск – город с очень большим культурным слоем, город театров, музеев, вузов. В то же время он находится вне токсического воздействия Москвы и Петербурга, не зависит от них напрямую. И поэтому здесь сохранились адекватность, искренность у людей, юмор. А юмор является признаком интеллекта.

Роман Качанов – российский кинорежиссер, сценарист и актер.

Родился в Москве в 1967 году. В 15 лет стал литературным секретарем писателя-фантаста Кира Булычева.

В 1989 году окончил ВГИК. Режиссер фильмов: «Не спрашивай меня ни о чем» (1991), «Урод» (1993), «Максимиллиан» (1999), «ДМБ» (2000), «Даун Хаус» (2001), «Арье» (2004), «Взять Тарантину» (2006), «Неваляшка» (2007), «Гена Бетон» (2014).

Обладатель десяти призов российских кинофестивалей.


Распечатать страницу

Материалы свежего номера

Тема номера

Юрий Трофимов: «Омичи соскучились  по культуре»

Юрий Трофимов: «Омичи ...

В регионе открывается новый театральный сезон.

Власть

Поддерживать тех, кто работает

Поддерживать тех, кто ...

Александр Бурков оценил ход реализации ...

Социум

Срочно – няню!

Срочно – няню!

Выпускницы Школы социального предпринимательства, ...

Село

В Новый год –  в новый дом

В Новый год – в новый дом

Молодая семья из Одесского района в рамках ...

Наследие

Так пусть же Красная!

Так пусть же Красная!

Сто лет назад в Омске состоялась Сибирская ...

Здоровье

Укол против гриппа

Укол против гриппа

В Омской области продолжается прививочная ...

Точка на карте

Юрий Постовой: «Горжусь районом  и его людьми»

Юрий Постовой: «Горжусь ...

Глава Таврического муниципального образования – о ...

Крупным планом

Без жалоб  и нарушений

Без жалоб и нарушений

В Омской области прошел единый день голосования.

Добавить комментарий