Головой упираясь в небо

Головой упираясь в небо

Дата публикации 12 апреля 2017 06:59 Автор

Михаил Малиновский – легендарное имя в омской писательской среде.

Много лет он вел молодежное литобъединение, был наставником молодых прозаиков, открывал и шлифовал таланты, был инициатором создания Омского отделения Союза российских писателей. Недавно, к 85-летию Михаила Петровича, ушедшего в мир иной в 2010 году, в издательстве «Амфора» вышел коллективный сборник воспоминаний о нем под редакцией Сергея Денисенко и Александра Лейфера. Книга называется «Найти себя в себе самом». В нем авторы рассказывают о встречах, а главное – уроках старшего друга. Одна из глав так и называется – «Уроки Малиновского».

Пути-дороги

На протяжении всей творческой жизни в Омске Михаил Малиновский был связан с «Омской правдой».

Его первый рассказ «Виктория – ягода садовая» был опубликован на «Литературной странице» в газете в 1968 году. Незамысловатая история:  старикам, живущим в насыпном домишке на окраине города, пришла телеграмма с сообщением о том, что сегодня из Заполярья прилетает старший сын с семьей. А до пенсии еще несколько дней, и угостить нечем, разве что продать викторию. Никогда старушка не торговала, но пришлось. Несмело отправилась к магазину с ведерком отборных ягод. Стыдясь, наполнила стаканы. Сбила цену, обидев торгующих тем же товаром соседок, да еще норовила бесплатно ягодой угостить хоть девочку, у мамы которой не было денег. Так, краснея, со стыда сгорая, заработала вместо десяти 4 рубля 80 копеек – хватило на бутылку «Столичной», банку консервов и шоколадку внуку. А приехавшая невестка похвасталась, что они с мужем получили благоустроенную квартиру и накопили две с половиной тысячи рублей. Трогательный рассказ, написанный хорошим русским языком. Очень точно и с любовью нарисован портрет старушки-матери. В том же 1968 году в серии «Молодая проза Сибири» вышел сборник, среди авторов которого был и Михаил Малиновский.  

Михаил Петрович Малиновский приехал в Омск в 1967 году. Родился он в деревне Бороковка Томской области в 1933 году. Военное детство, послевоенная юность не баловали комфортом. Михаил искал себя: учился в железнодорожном техникуме, потом в военном институте иностранных языков. Не окончил, потому что в хрущевское время сокращали армию, за год до окончания Михаилом курса в институте оставили только фронтовиков. Но английским всю жизнь владел отменно, делал переводы зарубежных авторов.

Пришел в журналистику, работал в Томской областной молодежной и районной газетах. А потом уехал в Норильск, освоил профессию электрослесаря на горно-металлургическом комбинате, заработал шестой разряд. Но произошел несчастный случай – взорвался котел, и молодой рабочий стал инвалидом 2-й группы по зрению. Все последующие годы он мог читать только с лупой.

В Омске началась новая жизнь – прозаика и наставника молодых. В «Омской правде» печатались рассказы писателя «В отпуске», «Человек уехал в город…», отрывки из повестей «Сколько лет, сколько зим», «Окружение». В каждом произведении – жизнь не героев в советском понимании – обычных современников, образы которых дороги писателю. Очевидна и шукшинская тема людей, покинувших деревню и не нашедших себя в городской жизни. В своем последнем интервью Галине Кудрявской Михаил Петрович сказал: «У меня душа всегда земли просила. Чтобы ногами прочно стоять на земле, а головой в небо упираться».

По сердцу и совести

Еще чаще Михаил Малиновский публиковал в нашей газете заметки и рецензии на книги собратьев по перу и начинающих авторов, которым Михаил Петрович давал путевку в литературу. В рецензии на прозаическую книжку Тимофея Белозерова «Сладкая клюква» Михаил Малиновский особо отмечает, что Тимофей Белозеров «обращается не столько к разуму читателя, сколько к сердцу его и совести. А сердце и совесть у человека возрасту не подвластны, они просто есть или их нет». И заключает: «Именно это качество рассказов Тимофея Белозерова (как, впрочем, и его стихов) мне особенно по душе, потому что создает такую смысловую плотность, что проникновение в нее, хотя и на разную глубину, одинаково интересно читателям любого возраста».

Михаил Малиновский и сам писал и поступал, руководствуясь исключительно сердцем и совестью.

У него вышло только шесть книг. Судьба у повестей и рассказов Малиновского порой была сложной. Например, рассказ «Мир по дороге», одобренный Константином Симоновым, вышел только спустя десять лет после написания и был изуродован цензурой. Главный герой отсидел в лагере, лишился там обеих ног, а вскоре после выхода повести Солженицына «Один день Ивана Денисовича» на тему репрессий был наложен запрет. В полном виде рассказ был опубликован только в 1990 году.

В 1976 году Михаил Малиновский был принят в Союз писателей России, а в 80-х начались осложнения в отношениях с руководством омской писательской организации. Малиновский съездил в Читу на форум «Забайкальская осень», и оттуда привез идею литературного праздника «Омская зима», но к организации праздника его не допустили.  Он баллотировался на пост руководителя Омского отделения Союза писателей России, говорили, что голоса поделились между двумя претендентами поровну, но победителем был признан не Малиновский. С этого началось его отчуждение, а вместе с ним и десятилетний простой в издании книг. В 1991 году в интервью корреспонденту «Омской правды» Евгению Назаренко писатель очень резко отозвался о «литературных генералах», которые заботятся не о литературе, а о себе.

Та же участь отверженного была у омского писателя Петра Ребрина: книги писателей с репутацией неблагонадежных не издавали. Возмутителем спокойствия в областной писательской организации считался и Михаил Плетнев, лауреат премии им. Н. Островского и ВЦСПС за роман «Шахта», резко выступивший на пленуме Союза писателей СССР в Москве в защиту Ребрина. Он же пресек слухи о том, что Михаил Малиновский ищет возможность опубликовать свои произведения на Западе.

В 1990 году Михаил Малиновский и Эдмунд Шик вышли из состава Союза писателей России, а в следующем году оба литератора стали инициаторами создания в Омске отделения новой писательской организации – Союза российских писателей.

Учитель, воспитай ученика

У Михаила Малиновского не было правительственных наград, и по этому формальному признаку его имя не собирались включать в Словник готовящейся к изданию Энциклопедии Омской области. Пришлось хлопотать руководителю отделения СРП Александру Лейферу, объяснять, что ученики Михаила Малиновского из обеих писательских организаций, попадающие в Энциклопедию, не увидев там имени своего учителя, испытают по меньшей мере чувство недоумения. Ошибку исправили.

Скольким же омским авторам он помог состояться в литературе! Сборник воспоминаний о Михаиле Петровиче называется «Найти себя в себе самом». Когда-то поэтическая строчка Александра Твардовского: «Найти себя в себе самом и не терять из виду» стала эпиграфом к одному из произведений Малиновского и путеводной звездой его творчества. Большинство воспоминаний – от его учеников. Удивительно, что и известный омский литератор Александр Лейфер пишет о дружбе с Михаилом Петровичем, но тоже называет себя его учеником и признается: «Мне до сих пор трудно до конца осознать его уход, по-настоящему строить свою дальнейшую жизнь без него – настолько сильной была привычка во всем советоваться с М. П.». Владимир Новиков вспоминает, как  Малиновский поддерживал его в моменты сомнений, настойчиво советуя отвезти рукопись стихов в издательство Новосибирска, отдать подборку в радиожурнал «Иртышские зори». «Надо стучаться в дверь – тогда и откроют», – говорил Малиновский при этом.

Владимир Чешегоров замечательно рассказал о мужских посиделках у костра, прогулках по берегу Иртыша на острове напротив деревни Сеткуловки, куда в свою избушку он приглашал на отдых журналистов и писателей. «Михаил Петрович воочию являл собой пример работы над книгой. Но более (не навязчиво, а как бы по ходу наших разговоров) принуждал меня писать об Иртыше… И стал для меня Иртыш уже не просто родной рекой, а и творческой судьбой, главной моей книгой, которой нет конца…»

Алексей Декельбаум пишет об ощущении тепла и родства душ, о том, как первый учитель в писательском деле Михаил Малиновский закладывал литературный слух и вкус. Абсолютный слух на слово у Малиновского отмечает и Виктор Вайнерман. «Внимательный взгляд, выверенная, как нотный стан, речь» – таким запомнился учитель Юрию Орлову.

Галина Кудрявская рассказала, как писатель пришел к вере, хотел проникнуть в ее суть, как соорудил домашний иконостас из образов, оставшихся от мамы, как перевел со славянского на русский любимую молитву – святого Иоанна Златоуста... Друзьям и незнакомым читателям открылись новые, глубокие черты незаурядного человека.

Каков лучший памятник писателю? Конечно, книга. И она, наполненная любовью и памятью, вышла, достойно состоялась.

Распечатать страницу

Материалы свежего номера

Тема номера

Чудеса случаются!

Чудеса случаются!

Более тысячи неравнодушных человек со всей Омской ...

Информбюро

Большой праздник в Больших Полях

Большой праздник в ...

Уникальный поселок отметил свое 90-летие.

Экономика

Остановка на Сибирском тракте

Остановка на Сибирском ...

К уникальному историческому маршруту автотуристов ...

Социум

Речной патруль

Речной патруль

Получить штраф за административные нарушения можно ...

Строительство

Магистраль под микроскопом

Магистраль под ...

В Омске ужесточается контроль за качеством ...

Культура

Мария Матвеева: «Калинушка» – песня прабабушки»

Мария Матвеева: ...

Наша землячка удивила Италию песнями о Сибири.

Наследие

Полет в неизвестность

Полет в неизвестность

Что стало с угонщиком сверхсекретного самолета ...

Спорт

Анастасия Шапова: «Мужа я смогу носить на руках, но пусть это делает он»

Анастасия Шапова: «Мужа я ...

Рекордсменка России по силовому экстриму о том, ...

Образование

Уроки экономики

Уроки экономики

Сколько приходится тратить на подготовку ребенка к ...

Закон и порядок

В одно касание

В одно касание

Насколько безопасны бесконтактные банковские ...

Спецпроекты

Между Европой и Азией

Между Европой и Азией

Турция больше всего подходит для любителей ...

Добавить комментарий
Загрузка...