Владимир Майзингер: «В Ярославле понимаю, как я люблю Омск»

Владимир Майзингер: «В Ярославле понимаю, как я люблю Омск»

Дата публикации 31 мая 2017 00:53 Автор Фото Евгений Кармаев

Ведущий актер Ярославского драматического театра им. Федора Волкова – о радостных встречах с городом и театром, в котором служил 10 лет.

«Боже, я здесь работаю!»

– Владимир Александрович, с каким настроением вы приехали на фестиваль «Золотая маска» в Омске»?

– Омск – это город, в котором мне было хорошо. Десять лет, что я прожил в Омске, я вспоминаю с удовольствием, теплой ностальгией. Радостно вновь увидеть улицы, театр, зал, сцену. Гулял по городу и вспоминал людей, которых уже нет, и была такая мысль: как славно, что я в эту землю тоже немного втоптал.

– Вы как-то сказали об Омской драме: «Это театр, где со мной произошло то, что делает актера актером»…

– В омском театре со мной работали замечательные режиссеры и актеры. Мне была дана возможность подтянуться к некоему уровню.

– Как вы выбрали актерскую профессию?

– Я вырос в Челябинске. Однажды мама сказала, что в кинотеатрах идет фильм «Воздухоплаватель», в котором главную роль играет наш челябинский актер. Я пошел в кино, увидел Леонарда Ивановича Варфоломеева в роли Ивана Заикина – борца, ставшего авиатором. Фильм произвел на меня большое впечатление, и я захотел увидеть актера на сцене. Стал настоящим фанатом театра им. Цвиллинга, не по разу смотрел спектакли, знал всю труппу и, как полагается театралу, собирал программки. Ходил на спектакли гастролирующих московских театров. Потом коллеги удивлялись, как много я видел знаменитых спектаклей. А когда окончил школу, Красноярский краевой театр гастролировал в Челябинске и был объявлен набор на театральное отделение Красноярского института искусств. Пришел на первый тур и услышал фамилию Варфоломеев. Спросил парня: «Вы сын Леонарда Ивановича?» Он ответил: «Сын». Мы оба поступили в институт и до сих пор дружим, Дмитрий работает в Челябинске на телевидении.

– Это было лестное предложение – работать после окончания института в Красноярском краевом театре?

– Да, я понимал: как бы ни сложилась дальнейшая судьба, это очень хороший трамплин. Я пришел в театр в 1991 году и все 90-е проработал там. Молодежь театра была занята и в танцах, и в массовке, и роли были. А еще мы ставили спектакли в Доме актера. Такая была живая атмосфера.

– Как вы попали в Омск?

– Мне хотелось работать в академическом театре, и я собрался переезжать в Самару. Меня там уже ждали, когда завлит Омской драмы Ольга Никифорова, с которой мы были знакомы по красноярскому театру, сказала: «Зачем тебе в Самару? Давай в Омск». А у меня был такой пиетет по отношению к Омской драме как к мощному театру, что я спросил: «А можно?» Потом был разговор с главным режиссером Владимиром Петровым и директором театра Борисом Мездричем. Это было в феврале 2000 года. И когда услышал, что меня берут, вышел на заснеженную улицу, перешел дорогу, повернулся к зданию театра и подумал: «Боже, я здесь работаю!» Я был абсолютно счастлив.

Омские традиции – в ярославский театр

– Какие роли, сыгранные в Омске, вы часто вспоминаете?

– Цинцинната из спектакля «Приглашение на казнь», доктора Астрова, Чичикова, Замыслова в «Дачниках». В спектакле «Игроки» Гоголя я сыграл роль Утешительного. Эта одна из последних ролей в Омске, когда я понимал, чем она хороша и как ее делать.

– Вам удалось поработать с талантливыми и разными режиссерами…

– У Владимира Петрова я сыграл в спектакле «Лоренцаччо», и он меня ввел в «Три сестры» и «Натуральное хозяйство в Шамбале» – мой любимый спектакль, еще до ввода ходил на каждый его показ. Много дала школа «дяди Славы» Кокорина, у которого я играл в «Утиной охоте». Играл в двух спектаклях Аркадия Каца. Мне везло и везет на режиссеров.

– Есть спектакли, которые ставились во всех трех городах?

– У меня был дипломный спектакль «Человек и джентльмен» Эдуардо де Филиппо. Потом в Омске я играл в этой же пьесе, поставленной Паоло Ланди. А в Ярославле помогал Марчелли ставить этот же спектакль.

– У вас в Ярославле немало режиссерских работ. А ведь первые опыты постановки спектаклей состоялись в Омске?

– Все началось с Лицейского театра. Вадим Решетников позвал меня туда поработать. Я принял вторую студию, у меня были ребята от первоклашек до выпускников школы. Я их до сих пор помню и люблю, они приходят в Москве на спектакли нашего театра. Я поставил в Лицейском три сказки: «Незнайку», «Холодное сердце» и «Алису в Стране чудес». «Холодное сердце» до сих пор идет. В театре драмы говорят: «Руку набил – поставь и в своем театре сказку». Так появились «Поющий поросенок» и «Красная Шапочка». Потом по просьбе Константина Рехтина перенес «Поющего поросенка» в Тару, в Северном театре поставил и «Винни Пуха». Я смеясь называл себя сказочным режиссером.

– Кто пригласил вас в Яро­славский драматический театр имени Федора Волкова?

– Директором этого театра в 2010 году был Борис Мездрич, главным режиссером – Сергей Пускепалис, с которым еще раньше меня познакомила однокурсница, работающая в магнитогорском театре, где Пускепалис был главным режиссером. Он слышал обо мне, видел меня на сцене. В Ярославле к тому времени уже работали омичи Ольга Никифорова, музыкальный руководитель Игорь Есипович, Евгений Марчелли был очередным режиссером. Потом приехала из Петербурга Анастасия Светлова, Марчелли стал главным режиссером.

– Какие традиции Омской драмы десант из нашего города привез с собой в Ярославль?

– Наверное, главное, что я вынес из Омска и старался проповедовать по мере сил, – это то, что в театре все должно быть подчинено созданию спектаклей. В любой театральной труппе, как в большой семье, есть проблемы взаимоотношений, не все гладко. Но, что бы ни происходило, самое главное – это сцена и тот момент, когда приходит зритель и начинается спектакль. А для этого существует много деталей и правил.

– Расскажите о них.

– Во время репетиции нельзя отвлекаться на что-то иное, все заняты только работой. Нельзя, например, громко разговаривать. В омском театре есть стена памяти с портретами ушедших великих актеров. Ярославский театр – старейший в России, но там этого не было. Труппа нуждалась в новых гримерках, мы освободили под них помещение библиотеки и там повесили портреты актеров прошлого. Эти гримерки отдали молодым актерам, и теперь перед их глазами – история театра. Евгений Марчелли когда-то в Омске сказал: «А почему мы не отмечаем капустниками праздники 23 февраля и 8 Марта?» И мы стали это делать. Тот же вопрос он задал в ярославском театре. Когда сделали первый праздник в театре и получилось здорово, один актер меня спросил: «И это в Омске было?» – я ответил: «Конечно!». Мы часто рассказываем про Омск, традиции театра, спектакли, актеров.

– То есть омичи – лидеры в труппе?

– В Ярославле много замечательных артистов, но все знают, что омский театр – мощный, значимый для всей страны и люди относятся к нему с уважением.

Жизнь кипит

– Сегодня Волковский – это театр одного режиссера Евгения Марчелли?

– Что вы! У нас так много ставят спектакли молодые режиссеры страны: Глеб Черепанов, Денис Азаров, Семен Серзин, Василий Сенин, который и в Омске работал. На Камерной сцене пробует свои силы молодежь театра. Недавно вышел спектакль «Кабаре. Шествие», в постановке которого я принимал участие вместе с Русланом Халюзовым и хореографом Ириной Ляховской – там песни, танцы, скетчи. Жизнь кипит. Очень приятно было слышать слова молодой журналистки, которая сказала: «Спасибо, что вывели нас из состояния комфорта».

– За время работы в яро­славском театре вы, как актер, дважды были номинантом «Золотой маски» и сыграли в спектакле «Без названия», получившем «Золотую маску» как лучший драматический спектакль большой формы. Это признание?

– В 2015 году я работал в жюри «Золотой маски» и понял, что попасть в номинацию – это очень значимо. На фестиваль привозят лучшие спектакли лучших театров страны, которые сложно сравнивать – они все хорошие. И жюри трудно прийти к одному мнению. Поэтому попал в номинацию – с этим можно себя поздравлять.

– Вы сегодня снимаетесь в кино. Что дает актеру этот опыт?

– У меня небольшие роли в кино. Я так плотно занят в репертуаре, что, к сожалению, или к счастью, режиссеры отказываются меня снимать в больших ролях. Но работа на съемочной площадке – это свое­образный опыт. У нас в дипломах написано: «актер драматического театра и кино». А работая в городах, далеких от столиц, можно за всю жизнь ни разу не попробовать себя на съемочной площадке, не знать, что такое войти в кадр. Я в Омске говорил: «Перенести бы наше здание-коробочку в Москву, актеры бы были нарасхват». Ну и в кино можно подзаработать другие деньги.

– Это правда, что в свою жену вы влюбились с первого взгляда на сцену Омского ТЮЗа?

– Да, была такая история. Я ходил грустный, Руслан Шапорин сказал: «Сходи в ТЮЗ на премьеру спектакля «Вкус меда». Я пошел…

– И родилась актерская династия…

– Да, старшая дочь, Анастасия Майзингер, актриса Воронежского камерного театра, в нынешнем году была участницей «Золотой маски» в номинации «Женская роль второго плана» за участие в спектакле «Ак и человечество». Я приезжал в Москву ее поддержать. А дочь Лиза вряд ли станет актрисой. Я ее спросил: «Есть ли у тебя мечта?» Она ответила: «Хочу делать комиксы, мультфильмы». Любит рисовать. Я обратился к знаменитому мультипликатору Александру Петрову, лауреату «Оскара», который любит наш театр и всех актеров знает. Он посоветовал хорошую студию в Ярославле для Лизы.

– Как вы стали председателем Ярославского отделения Союза театральных деятелей?

– Меня избрали на эту должность. В Ярославле нет Дома актера, и не знаю, есть ли возможность сегодня его открыть. Мой кабинет председателя – в театре. Главная забота у всех председателей СТД одна – объединение. В области пять театров, хотелось бы, чтобы рождалось побольше совместных творческих проектов. В Омске я был в числе активистов Дома актера.

– С кем из омичей дружите?

– Раньше часто общался с Олегом Теплоуховым, Владиславом Пузырниковым, Русланом Шапориным. Сейчас поддерживаю отношения с Игорем Балалаевым и Сергеем Олексяком – они оба в Москве, мы чаще видимся, разговариваем. Когда речь идет об Омске, понимаю, как я люблю этот город.

Распечатать страницу

Материалы свежего номера

Тема номера

Берег будущего

Берег будущего

Как может выглядеть омская набережная с самой ...

Информбюро

От колонны до штыка

От колонны до штыка

Омские архитекторы представили эскизы стелы «Город ...

Власть

Регион рассчитывает на поддержку

Регион рассчитывает на ...

На прошлой неделе в Москве состоялась рабочая ...

Экономика

Установка на максимальный результат

Установка на максимальный ...

Омская полимерная компания приступила к реализации ...

Строительство

Гнездо для «ястребов»

Гнездо для «ястребов»

Председатель совета директоров ХК «Авангард» ...

Культура

Под ключ

Под ключ

В рамках реализации нацпроекта «Культура» в ...

Наследие

Творчество  на линии фронта

Творчество на линии ...

В омске прошла онлайн-презентация фронтового ...

Спорт

Медальная десятка

Медальная десятка

В Омске прошел традиционный турнир имени ...

Здоровье

≪Важно знать меру≫

≪Важно знать меру≫

Внимательное отношение к организму еще никогда не ...

Актуально

Пусть меня научат...

Пусть меня научат...

Омичи могут бесплатно пройти программу ...

Спецпроекты

Дышите глубже!

Дышите глубже!

В Омской области действует проект по ...

Земляки

Герои Отечества

Герои Отечества

Владимиру Голоскокову – одному из первых в Омске ...

Правдивая история

Феномен Горохова

Феномен Горохова

Первый персональный компьютер был создан в Омске за ...

Крупным планом

«Вызовов все больше...»

«Вызовов все больше...»

Как трудятся в пандемию участковые терапевты.

Добавить комментарий