Виктор Назаров: «Работа без права на ошибку – это очень ответственно»

Виктор Назаров: «Работа без права на ошибку – это очень ответственно»

Дата публикации 14 июня 2012 09:07

Губернатор Омской области Виктор Назаров – о своем детстве, будущем региона, стиле руководства, прогулках по лесу и любви к печатным книгам.
Губернатор Омской области Виктор Назаров – о своем детстве, будущем региона, стиле руководства, прогулках по лесу и любви к печатным книгам.
 
 
Виктор Иванович, все мы родом из детства. В двух словах, каким оно было у мальчишки из села Ингалы Большереченского района?

Жизнь мальчишки в деревне в 70–80-е годы была достаточно простой: до пятого класса ты свободен, а потом бери вилы и начинай работать. Родители у меня были, как сейчас говорят, простые люди, даже не сельская номенклатура. Папа – водитель, мама работала в ветеринарной аптеке в совхозе.
А что касается детских увлечений, они тоже были вполне традиционными: рыбалка на Иртыше, охота. В деревне ведь и отдых – это просто смена деятельности. Поэтому с восьмого класса каждое лето мы, мальчишки, буквально все уже работали на сенокосе на подборщиках. Осень, уборка – мы помощники комбайнеров. Я вот так три года отработал.
Знаете, меня и сегодня, хоть и прошло немало лет, тянет и поработать на земле, и в свое родное село. Когда бываю в Большеречье, обязательно проезжаю по своему селу, по своей улице, на которой жил. Наверно, это можно назвать ностальгией по детству, по малой родине. Юрий Шевчук с болью пел: «Родина! Пусть кричат «уродина», а она мне нравится, хоть и не красавица, потому что – Родина». Вот и надо вдохнуть жизнь в нашу сибирскую омскую деревню.
Я намерен собрать наших сельхозпроизводителей для откровенного разговора. Нужно почувствовать их проблемы изнутри, выслушать, что они сами готовы предложить. Нужно понять, как людям, сегодня работающим на земле, видится механизм решения сельских проблем. Для этого мы намерены провести совещание или круглый стол с крупными сельскими товаропроизводителями. И сделаем это в одном из сельских районов, чтобы на примере района рассматривать проблемы. Без абстракций, конкретно. И вот на основании этого будем выстраивать концепцию развития сельского хозяйства. Я уже говорил: слишком заметен диссонанс в ситуации с сельским хозяйством в Тюменской и Омской областях. Надо его ликвидировать. В нашу пользу.
 
Вы служили в морской пехоте – ходите на традиционные встречи моряков в День ВМФ? Навыки, полученные на службе, пригодились в жизни?

У нас два традиционных праздника. И, естественно, я, как бывший морпех, о них не забываю. Ну а день ВМФ… Я ведь и демобилизовался по форме три: бескозырка, брюки флотские и гюйс. И знаете, когда вернулся из армии, то пошел на праздничную встречу.
Мы собирались у речного вокзала – все молодые, в тельняшках, беретах. И когда работники милиции стали выстраивать нас по ранжиру и говорить, что мы не имеем права поднимать государственный флаг и флаг ВМФ, то прозвучал клич: «Бить милиционеров!» Я понял, что такой формат встреч с однополчанами мне, наверно, не подходит. Лучше встречаться без таких вот крайностей. Тем более что я уже поступил на рабфак юридического факультета в нашем университете. Просто в этой ситуации я был за работников милиции. Так что я тогда снял берет и пошел домой. На этом мои посещения праздников ВМФ закончились.
Мне даже приемы рукопашного боя, которым обучали в армии, применять в жизни практически не приходилось, и слава богу. Правильно сказал один древний полководец: «Тот бой можно считать выигранным, который не начался». Поэтому в любой, даже сложной, ситуации я старался находить слова для разрешения конфликта. Потому что понимал: то, чему меня научили в армии, применять нельзя. Хотя эти навыки я не забыл, тем более что и после армии тренировался. Я и сегодня занимаюсь спортом, у меня к нему нормальное отношение. Так что физически я всегда могу за себя постоять, но старюсь этого не делать. Слово сильнее самого зубодробительного удара.
 
– Дружба много значит в вашей жизни?

Да. И для меня друг – это не пустое слово. Дружба для меня – это взаимопонимание и преданность. Дружба обязывает относиться даже к этому слову трепетно. Может, так говорить о себе и не совсем этично, но я многое готов отдать за человека, которого считаю другом.
 
Говорят, что на юридический факультет в советское время шли люди с обостренным чувством справедливости, готовые эту справедливость отстаивать. Что было вашим мотивом поступления на юрфак?

Обостренное чувство справедливости? Наверное, сегодня в силу прожитых лет я и ответил бы на этот вопрос как-то по-другому. Но тогда, скажу честно, я действительно был готов отстаивать справедливость и бороться с преступностью. Может быть, юношеский максимализм, но почему-то тогда я себя видел именно там. Я даже когда осенью увольнялся из армии и понимал, что уже не смогу поступить в этом году, пошел к командованию и попросил направление на учебу. Не хотел терять время. Мне дали направление на рабфак, и я сразу же поступил на учебу.
 
Работа в прокуратуре, что запомнилось больше всего?

Я в силу обстоятельств был вынужден оставить работу в прокуратуре, но все равно часто вспоминаю это время. И вспоминаю с ностальгией. Мне нравилась моя работа. И запомнилось многое. Решались людские судьбы, и цена ошибки была чрезвычайно высока. Сначала следователь, потом старший следователь, наконец, помощник прокурора, и всегда это работа с людьми. Работа без права на ошибку. Это очень тяжело и очень ответственно. И понимаю, как и сегодня тяжело ребятам, которые защищают закон, тем более, если относишься к человеку как к судьбе, а не просто как к фигуранту из уголовного дела.
Знаете, даже когда я прекрасно понимал, что передо мной сидит преступник, я все-таки пытался разглядеть в нем человека. Пытался понять причину, мотив его проступка, и это самое сложное. И что еще запомнилось, как во время службы в военной прокуратуре у меня было по двести восемьдесят дней командировок – вот это было интересно. Приезжаешь из командировки, переодеваешься, берешь новые дела и снова в командировку. Мы работали в пяти дивизиях ракетной армии. Работы было много – «пахали» нормально.
 
– Что для вас семья, на каких принципах, вы считаете, ее нужно строить?

Семья для меня – это прежде всего взаимоуважение. Я думаю, не стоит заниматься перетягиванием каната, выяснять, кто главнее, нет. Нужно понимать и уважать друг друга, и все получится. Вот, пожалуй, для меня это главная семейная ценность. Я, прежде чем что-то сказать или сделать, взвешиваю. И все-таки, повторюсь, взаимоуважение – это главное. Взрывы эмоций – это, конечно, хорошо, но выстраивать отношения надо спокойно и уважительно.
Я, например, не делю домашнюю работу на женскую и мужскую. Спокойно могу помыть посуду, хотя жена и говорит: ты ее моешь неправильно, давай я помою сама. И на это я тоже реагирую нормально. Знаете, я даже на работе руководитель уравновешенного типа. Кто-то считает, что на подчиненных нужно кричать, быть эдакой грозой – это не для меня. Говорить нужно спокойно, но так, чтобы все сразу становилось понятно… Ну, уважать нужно человека хоть в семье, хоть на работе. Для меня это, наверное, уже принцип жизни.
 
Дом, семья – это место, где человек отдыхает. Как вы отдыхаете?

Для меня отдых – это побыть на природе: грибы пособирать, сходить на рыбалку. А что касается охоты – может, в силу какой-то переоценки ценностей, убивать уже не хочу. Хотя оружие есть, лежит в сейфе. Вот «тихая охота» – по грибы – это очень люблю. Пособирать белые грибы, обабки… А можно и просто выйти из машины и пройтись по лесу, а зимой – сел на снегоход и уехал часа на четыре в лес. Вот это для меня лучший отдых!
Я люблю читать, и, знаете, мне очень многие писатели интересны. Есть точная, на мой взгляд, оценка литературы: все жанры хороши, кроме скучного. Так что мои литературные вкусы разнообразны. Сегодня у меня в компьютере закачано огромное количество книг, и такой формат, конечно, удобен, но хочется иногда просто подержать в руках книгу, услышать шелест страниц. Вот сейчас я с удовольствием перечитываю Есенина, недавно перечитал «Искусство войны» Сунь Цзы. «Государь» Макиавелли, кстати, сильная вещь, хотя я далеко не во всем согласен с написанным. Но главным моим предпочтением все равно остается русская классика. Это всегда открытие, к ней можно возвращаться на протяжении жизни и всегда находить что-то новое. Достоевский или Бунин, которого читал в школе, и эти же писатели, перечитанные годы спустя, – это совсем другое. Могу сказать даже еще конкретнее: я безумно люблю читать книги, но безумно в данном случае не значит без ума.
 
Вы уже упомянули о себе как об уравновешенном руководителе, но хотелось бы поподробнее, какие методы вы используете в управлении?

Я отношу себя к типу уравновешенных руководителей. Мне даже говорили сотрудники с моего прежнего места работы: «Вы слишком мягкий». А я отвечал: «Я не мягкий – я спокойный». Это гораздо лучше, по-моему: убедить человека, чем просто добиваться бездумного повиновения. Кричать, материться, заставлять бегом исполнять собственные приказания – зачем? Нет, мой принцип – сотрудничать, а не обижать людей. Обида – это всегда жестоко.
 
Вы можете простить подчиненному, да просто человеку, слабости или ошибки?

Могу. И всегда постараюсь понять.
 
– А есть проступок, который вы не простите никогда?

Не прощу пороков, которые не присущи человеку, они по-настоящему злы и жестоки. И как, наверное, каждому человеку, мне очень трудно простить предательство.
 
Пожалуй, у подавляющего числа россиян чиновник ассоциируется с гигантской кипой бумаг и с их неспешным движением из кабинета в кабинет. Вы же предпочитаете современные компьютерные технологии. Это просто следование современным трендам или в Омской области появился по-настоящему продвинутый губернатор?

Моя продвинутость появилась от необходимости. Мы так работали в «Газпроме» последние два года. Там введен электронный документооборот. Не буду лукавить, меня просто жизнь заставила научиться пользоваться современными технологиями. Нам просто сказали: хотите работать – учитесь. Но потом я, конечно, оценил их преимущества. Сегодня, считаю, это просто веление времени, просто физически без этих технологий невозможно работать. Этот формат надо накладывать и на работу областного правительства. Я, например, не понимаю, для чего главе районной администрации по три раза в неделю приезжать в область для решения рабочих вопросов. Это затраты времени, транспортные расходы. Сегодня все вопросы можно решить в режиме видеоконференции. Мы это будем обязательно внедрять, и уже с первого июля будем переходить на такой режим работы в областном правительстве.
 
Каким вам видится будущее Омской области, что станет локомотивом для региона: нефтехимия, оборонка, энергетика, сельское хозяйство?

Все-таки приоритетом мне представляется развитие сельского хозяйства. Наравне с развитием предпринимательства в промышленности считаю необходимым развивать и сельское предпринимательство. Девятьсот семьдесят тысяч человек живут у нас сегодня в области в сельских районах. И они не виноваты в том, что их жизнь – это, по сути, выживание. Поэтому надо так развить агропромышленный комплекс (может, это будет, по-модному, кластер или агрофирма), чтобы наше село по-настоящему поднялось. При этом не надо просто раздавать дотации по десять тысяч рублей каждому хозяйству. Нужно к тем хозяйствам, которые сегодня крепко стоят на ногах, присоединять проблемные деревни. И активно помогать таким укрупненным хозяйствам. Эту идею я собираюсь донести до руководителей сельских хозяйств и обязательно, чтобы не ошибиться, выслушаю на этот счет их мнение.
 
По материалам РИА «Клуб Регионов»  
 
©
Распечатать страницу
Добавить комментарий

Блоги

Буторин Игорь

Буторин Игорьпутешественник, мореплавательКак я ударил автопробегом по «Самсунгу»

Думаете я присоединился к хейтерам южнокорейского концерна за ...
Пантелеев Алексей

Пантелеев АлексейЖурналистМиллионеры из омских трущоб

Вконец замерзающий омский рынок жилья опять удивил. На сайте ...
Сафонов Руслан

Сафонов Русланхудожник-карикатуристДураки, дороги и Достоевский

Наш новый блогер Руслан Сафонов отразил в карикатурах жизнь ...

Все авторы блогов