«Академия»: сюрприз за сюрпризом

«Академия»: сюрприз за сюрпризом

Дата публикации 19 июня 2012 07:22

Первым был, конечно, приезд в Омск художественного руководителя Государственного Театра наций народного артиста России Евгения Миронова.
Первым был, конечно, приезд в Омск художественного руководителя Государственного Театра наций народного артиста России Евгения Миронова. В первый вечер фестиваля омские театралы-счастливчики, которым удалось попасть на спектакль «Калигула» А. Камю, увидели актера в заглавной роли древнеримского тирана и были заворожены его фантастической игрой. Спектакль, поставленный выдающимся литовским режиссером Эймунтасом Някрошюсом, у зрителей, привыкших ходить в театр, чтобы отдохнуть или поразвлечься, переворачивает представление о сценическом искусстве.
 
Нет никаких модных ныне у режиссеров манков эротикой, пародийной узнаваемостью жизненных реалий и персонажей. Зрителя ведет за собой великая энергия мысли и сопереживания. Последним интеллектуальный спектакль обязан блестящему актерскому ансамблю и в первую очередь Евгению Миронову, добавившему в полотно парадоксального действия, густо сотканного из метафор, психологии, «достоевщинки». 3,5 часа сложного произведения о «безумном» тиране зрители воспринимают на едином дыхании. Высокое искусство театральной игры демонстрируют и Мария Миронова, и Игорь Гордин, и Евгений Ткачук, и все остальные артисты, которых режиссер долго подбирал, проводя кастинги, но несомненный лидер спектакля – Евгений Миронов. Эта его роль в 2012 году была отмечена высшей национальной театральной премией «Золотая маска».
 
Организаторы фестиваля просили сыграть «Калигулу» дважды. Но Евгений Миронов признался журналистам, что сделать это невозможно даже не потому, что артиста ждут съемки у голливудского режиссера – съемки можно было бы отложить. Но Миронов перенес операцию на колене и два вечера сыграть спектакль с такой пластикой он не может физически. Пластика, действительно, невероятная – с прыжками, падениями, почти акробатическими трюками. Непонятно, как можно было после операции собраться и на один спектакль. Перед его началом актер признался:
 
– Я очень переживаю. Прекрасно, когда тебя встречают радушно хозяева. Но дальше ничто не поможет – ты выходишь один на один со зрителем. Когда мы привозили к вам «Рассказы Шукшина», опасений было гораздо меньше. Это такой автор – Шукшин, который принимается и передается от сердца к сердцу. Но тут особый случай. В Москве часто, когда покупают билеты на «Калигулу», не понимают, куда идут. Нередко просто хотят посмотреть на артистов, которых видят по телевизору, что мне очень обидно. Потому что этот спектакль, безусловно, особняком стоит в репертуаре нашего театра. Мало того что это Някрошюс, Камю, это сборная команда замечательных артистов. Часть репетиций мы провели в Вильнюсе, у Някрошюса, где он очень осторожно, медленно продвигался, сливался с Камю.
 
Когда в Москве вышла премьера, я могу сказать, что некоторые критики были разочарованы в связи с только намечающимся «просыпанием» гражданского общества, все ждали аналогий. Даже говорили, что я похож на Путина и вот сыграю… Но ни Камю, ни тем более Някрошюса, слава Богу, абсолютно не волнуют реалии сегодняшнего дня. Их волнует, простите за банальность, вечность. Тема власти и поэта, поэзии – как это сочетается? Какая плата за этим стоит? Спектакль сложный для восприятия, но он очень завораживает. В нем есть свои секреты и ребусы, потому что это режиссер особой формы и уникальной  метафоричности.
 
Миронов рассказал о том, как повлияла на него работа с выдающимся режиссером современности:
– Это какое-то изменение на молекулярном уровне. Его очень трудно объяснить. Просто в какие-то моменты я сам себя останавливаю и вдруг вспоминаю Эймунтаса и думаю: как бы он поступил? Это удивительный человек, и образ жизни его, и творчество, и то, как он создает спектакли, очень мощные, потрясающе сильные. И он очень осторожен в создании спектакля. Вот абсолютно его фраза: «Женя, ты очень-очень хорошо прыгаешь в начале, очень хорошо… Может, отменить эти прыжки?»
 
Или то, как он объяснял задачу артистам – никак вообще. Все ждут:  Маша Миронова, Леша Девотченко, Игорь Гордин – очень опытные артисты, им надо найти характер. А Някрошюс отталкивается от какого-то почти животного мироощущения. Помню его спектакль «Вишневый сад», в котором я играл Лопахина, а Алексей Васильевич Петренко, выдающийся артист, – Фирса. И он тоже не мог сразу найти образ – трудно попасть в логику Някрошюса. Петренко спрашивает: «Кто он – Фирс?» – «Ну, черт его знает, … лось». Петренко переспрашивает: «Лось?!» – «Ну, да, лось…». И с этого дня мы «потеряли» Алексея Васильевича, потому что он на год стал лосем. Обратиться к нему перед спектаклем было невозможно – он был пугливый, на вопросы не отвечал, весь вошел в этот рисунок. А когда мы с Някрошюсом только познакомились перед «Вишневым садом», первый вопрос его был ко мне: «Вы любите волков?» Я думаю, что сказать? Скажешь «не люблю», ответит: «А я люблю, ну вот не получилось у нас…». Или наоборот!.. Я ответил, что ко всем животным хорошо отношусь. И мы замолчали, забыли про это. И дальше, играя Лопахина, я понял, что представление Някрошюса о моей роли очень точное. Лопахин – это одинокий волк, который отбился от своей стаи и к другому миру не пристал.
 
Миронова, исполнившего главную роль в телевизионном фильме В. Хотиненко «Достоевский», не обошел вопрос, связанный с именем классика литературы. В связи с чем Евгений Витальевич поделился историей своего «перевоплощения» в Федора Михайловича.
 
– Когда мы снимали в Бадене, я обошел все улочки, думая о Достоевском. Был перерыв в съемке, и я, не снимая бороды, потому что ее очень трудно клеить, хожу в этом образе и  представляю, на что бы он, Достоевский, обратил внимание. И слышу за углом здания русскую речь. Видимо, жена наставляет мужа: «Ну, что ж такое, почему тебя ничего не интересует? Посмотри, здесь же написано – тут жил Достоевский. Вот сейчас повернешь направо, и такое ощущение, что он выйдет навстречу…» И тут я выхожу из-за угла и говорю: «Вызывали?» Потом ее долго отпаивали и приводили в чувство…
 
III Международный фестиваль «Академия» начался вскоре после того, как закрылся ХХI кинофорум «Золотой Витязь», где награды получили два фильма, в которых снимался Евгений Миронов: «Достоевский» и «Утомленные солнцем-2». Как успевает актер сниматься, играть на сцене, руководить театром?
 
– Совмещение невозможно, – говорит актер. – До фильма «Достоевский» я не снимался несколько лет. Я погружаюсь в работу, живу ею. Сейчас готовлюсь к съемкам в фильме «Пепел» у Вадима Перельмана, который работает в США, снял «Дом из песка и тумана». Эти съемки пройдут в Петербурге, встретимся с Володей Машковым, уже во второй раз на съемочной площадке.
 
Евгений Миронов сделал комплимент омскому зрителю, воспитанному на хорошем театральном материале, и высказал свое мнение о театральном «обустройстве» в нашем городе.
 
– Вчера мы говорили, что в какой-то момент театр, в котором мы сейчас находимся, стал градообразующим. Это прекрасный пример для всех остальных регионов, когда город формируется вокруг театра, а не вокруг трубы (нефтяной или газовой, хотя она тоже не помешает). Это очень сильно воспитывает зрителей. Это значит, что они приходят не с попкорном и не только для того, чтобы похохотать. Отдохнуть тоже неплохо, но это должно быть в определенных рамках.
 
Результат этого – афиша, которая стала бы украшением любого международного фестиваля Европы. К вам приезжают мастера с потрясающими спектаклями, которые в одном месте собираются очень редко.

Светлана Васильева
©
Распечатать страницу
Добавить комментарий

Блоги

Буторин Игорь

Буторин Игорьпутешественник, мореплавательКак я ударил автопробегом по «Самсунгу»

Думаете я присоединился к хейтерам южнокорейского концерна за ...
Пантелеев Алексей

Пантелеев АлексейЖурналистМиллионеры из омских трущоб

Вконец замерзающий омский рынок жилья опять удивил. На сайте ...
Сафонов Руслан

Сафонов Русланхудожник-карикатуристДураки, дороги и Достоевский

Наш новый блогер Руслан Сафонов отразил в карикатурах жизнь ...

Все авторы блогов