Вячеслав Двораковский: «Моя задача сделать город безопасным и комфортным»

Вячеслав Двораковский: «Моя задача сделать город безопасным и комфортным»

Дата публикации 19 июня 2012 08:42 Автор Светлана Васильева

Одержав убедительную победу на выборах мэра Омска, Вячеслав Двораковский в ближайшее время намерен приступить к реализации своей предвыборной программы. В этом ему поможет накопленный ранее производственный опыт.
Одержав убедительную победу на выборах мэра Омска, Вячеслав Двораковский в ближайшее время намерен приступить к реализации своей предвыборной программы. В этом ему поможет накопленный ранее производственный опыт. О своем прошлом, настоящем и будущем новый мэр Омска рассказал в эксклюзивном интервью «ОВ. Деловая среда».
 
– Вячеслав Викторович, вы избраны мэром Омска. Примите поздравления от редакции «ОВ. Деловая среда». Кстати, как вы относитесь к слову «мэр»? Раньше говорили «градоначальник», «городской голова». Да и сейчас официально должность называется «глава администрации».
– Я за то, чтобы говорить по-русски. «Креативно» – творчески, «менеджер» – управленец, «мэр» – градоначальник.
 
– Вы родом из Черлака – в прошлом казачьей станицы. Что для вас значит понятие «малая родина»?
– Еще лет двадцать назад я остро почувствовал, что после каждой поездки в Черлак у меня как будто крепость в плечах появляется. Побывал там – и напитался. Сейчас там родные могилы: бабушки, матери, отца, других родственников. Обустроили. Раз в год обязательно приезжаем всей семьей, чтобы память была живой и у моих потомков. Еще бываю там осенью, встречаюсь с одноклассниками. К малой родине отношусь с трепетом.
 
Стройотряд энтузиастов
 
– Ваша молодость связана со стройотрядовским движением. Десять лет в областном штабе ССО: начштаба, комиссар, командир. Что чаще вспоминаете: хлопоты буден, романтику, опыт, который удалось приобрести?
– Стройотряд в молодости был для меня всем. Расскажу, как это случилось. После армии поступил в Транспортный институт. Выбрал самый престижный факультет промавтоматики. Проходной балл – 20, то есть сдать надо на все «пятерки». Я и еще один армеец Саша Романов набрали 18 баллов. А льготников тогда не жаловали. Но нас двоих пригласили к ректору. Он говорит: «Мы вас берем, но чтоб пахали!». И мы пахали. Математики было 650 часов, много времени уходило на английский – все-таки четыре года перерыв в учебе. А в общежитии за стенкой жил секретарь комитета комсомола института Игорь Найвальд, ныне гендиректор Балтийской строительной компании. Он и ребята с других факультетов болели идеей стройот­рядов. И получилось: на всех факультетах есть, на нашем – нет. И вот на партсобрании (а я в армии стал кандидатом в партию) мне говорят: «Не стыдно тебе? Надо сделать!». Так я стал комиссаром стройотряда, а вскоре, когда заболел назначенный командиром преподаватель, возглавил отряд «Вертикаль».
 
– Высоцкого любите?
– Под песни Высоцкого у нас подъем был.
 
– Что дал стройотряд?
– Колоссальный опыт. Строили Черноглазовский элеватор в Таврическом районе. Нужно было изучить вал документов, наладить учебу ребят, мгновенно включаться в новое дело. Наши студенты уже через неделю работали с теодолитом, потом заменили гидравлистов, поднимая формы вверх. У меня были водительские права и еще я научился у машиниста управлять башенным краном. В выходные как работали? Подъезжал на бетонный узел, грузил бетон, вез, вываливал в «туфлю», залезал в кабину крана, подавал бетон вверх, спускался и ехал за новой порцией. А организация труда – это же вал информации! Было очень интересно. А когда пришел в областной штаб, пришлось решать масштабные задачи. Мы были первыми в Советском Союзе, кто в 1976 году сумел сформировать спецрейсы на Дальний Восток, на путину. Прорвались в Москве в кабинет замминистра гражданской авиации. Он говорит: «Вы, ребята, – юные наглецы». Но вопрос решил. Чем хороши были стройотряды? Темпы познания жизни здесь были самые высокие. Вот, например, не поладили директор совхоза и командир студотряда. Молодой закусил удила, что делать? Едешь, разбираешься, выстраиваешь отношения.
 
– О каком числе строй­отрядовцев идет речь?
– Я создал отряд в 1971-м. Тогда было в ССО 7 тысяч студентов. А в 1984-м, когда уходил из штаба ССО, – 11 700.
 
– Фактически вы руководили солидным предприятием с молодежной спецификой. И тогда прогремел на всю страну стройотряд «Мостовик»…
– Ребята создали КБ и в 1982 году по своему проекту построили деревянный мост в селе Бражникове Колосовского района. Тут вернулся из Сургута, где работал после окончания СибАДИ, Олег Шишов, стал преподавателем и движущей силой этого дела. И на следующий год студенты сдали уже сталежелезобетонный мост, использовав госплановские материалы, которые нигде добыть было нельзя. Мы поддержали движение «Сами проектируем – сами строим». Появился новый проект. А где металл брать? И штаб писал письма, чтобы отпустили прокат и балки. А потом не хватило арматуры. Пошли в обком партии, завотделом сельского хозяйства Константин Шабаршин вызывает начальника ОКСа колхозов. А у него в резерве на всю область 130 тонн арматуры. Мы взяли из этого НЗ 90 тонн. В 1984-м на II Всесоюзном слете ССО Олег Шишов делал доклад на секции. В аудитории были серьезные специалисты, например руководители Капчагайского мосто­отряда из Казахстана. Их зацепило: как студенты могут такие мосты строить? Доклад произвел фурор. После него других уже не слушали.
 
Командой можно сделать все!
 
– Как вы пришли главным инженером в НПО «Мостовик»?
– В 1990-м я работал заместителем директора Сибзавода. В мае приезжает ко мне Олег Шишов: «Пора строить предприятие. У нас земля есть». Садимся в арендованный у «Лукойла» «Урал», едем в Горячий Ключ. Перед нами зеленая лужайка и строящийся дом – половина первого этажа, два угла от второго. А я тогда отвечал за строительство санатория в Крыму, которое вели совместно Сибзавод и Минтракторавтосельхозмаш. Скажу честно: загорелся идеей уйти, но не отпускали, и санаторий я достроил. Пришел в «Мостовик» в феврале 1991-го. А в апреле тот санаторий продали Украине за 16 миллионов рублей.
 
– Какой была сфера ответственности главного инженера?
– Создание производственной базы. Уже были объекты в Омской области и Казахстане, нужно было обосновываться. Цемент закачивали на первый этаж здания управления нынешнего завода металлоконструкций. Мы ничего не приватизировали из социалистической собственности, все с нуля. В 1992-м приобрели АСП «Ключевское». Был октябрь, а котельная стоит. Она наша, но от нее отапливался весь поселок. Два года ночевали там. Бегали по городу, покупали за наличку мазут. Бывало, ждешь машину с топливом, в ней три тонны при суточной потребности в 14 тонн.
 
 – То есть что такое социальная ответственность бизнеса, вы узнали, когда еще никто об этом не говорил?
– Мы семь лет отапливали поселок, давали холодную и горячую воду бесплатно. Пережили наезды бандитов, потом безденежье, бартеры, когда никто никому ничего не платит, сплошной обмен. Я приходил домой, брался за голову: как так? И не мог сам себе объяснить такой парадокс. Но «Мостовик» ни разу не дал никому кулька муки вместо зарплаты.
 
– Как удавалось при этом задать стремительный темп развития компании?
– У Олега Владимировича есть такая особенность: он умеет собрать вокруг себя людей, которые могут работать в сумасшедшей динамике. И все удавалось. А в 2000-х работа стала содержательнее и сложнее. Открыли завод ЖБИ, ЗМК, выросло управление механизации, появились управляющие компании ЖКХ. Нужно было отлаживать работу, делать ее эффективнее.
 
– Какие уроки вы вынесли из опыта становления предприятия?
– Командой можно сделать все!
 
Горсовет может все
 
– Вячеслав Викторович, вы с 1996 года – депутат горсовета. О том, как мало было полномочий у депутатов, можно судить хотя бы по тому, что здание горсовета – памятник архитектуры – закрывает гигантская рекламная конструкция.
– Совершенно согласен.
 
– А что, вы считаете, вам удалось сделать в качестве депутата?
– Я научил людей отстаивать свои права. Все созывы я работал на округе. Выполнить просьбы, обращения – это само собой. Но я старался научить людей юридической грамоте. Когда в 2007 году 32 дома в разгар зимы остались без тепла, умение работать с властью, добиваться результата очень помогло. Собрали актив, пригласили мэра, грамотно поставили вопросы. Было похоже на хорошую министерскую планерку, без крика, взаимных упреков. Кто за что отвечает? В какие сроки будет выполнено? Где график? По какой бюджетной статье будут выделены средства? Так собирались не раз и не два, и в результате дома были переданы на обслуживание ТЭЦ. А раньше отапливала частная котельная. Люди знают законы, научились себя защищать. Я считаю это своим высшим депутатским достижением.
 
– Нет ли противоречия в том, что, баллотируясь на должность главы администрации Омска, вы как председатель горсовета вышли с инициативой расширения депутатских полномочий, сократив при этом полномочия градоначальника? 
– Нет противоречия. Представьте, в горсовет кто-то занес инфекцию. Кто будет с этим разбираться? Если по-прежнему, то не депутаты. Пусть, мол, этим занимаются чиновники. Страшнее придумать нельзя: народные избранники ни во что не вникают и, следовательно, ни за что не несут ответственности. Они принимают решения, а администрация за них отвечает. Абсурд. Поэтому я предложил брать полномочия, за которые будет спрос. У чиновника не было механизма ответственности. Люди обращаются, он отписывается. Этот механизм должен быть у горсовета. А как его завести, если полномочия отданы? Вот, допустим, проголосовали за проект «Электронный Омск», вложили 345 миллионов рублей. Что должны получить? Какую отдачу? Надо это понять, прежде чем отдать деньги. И найти измеритель эффективности.
 
– Общественности, высказывающей возмущение по поводу точечной застройки, рекламы, новоделов-высоток в исторической части, городские чиновники не раз говорили: нет законов, чтобы это остановить. Горсовет действительно связан по рукам?
– Горсовет может все! Кстати, это единственная здравая мысль, которую я за 16 лет слышал от депутатов-коммунистов. Горсовет – это местное самоуправление, кто ему может запретить навести порядок?
 
Градоначальник – это хозяйственник
 
– У вас ясная, содержательная программа: нет – точечной застройке, построим спортивные площадки, организуем умный досуг. И вы сразу сказали, что можно решить проблему детсадов. Какими должны быть первые шаги на этом пути?
– Первый шаг – поиск инвестора. Вот компания «Жилстрой» вышла с предложением. Они инвестируют строительство детсадов под гарантию городской администрации, а потом сдают их городу в аренду.
 
– В чем выгода инвестора?
– Вкладывают деньги, и десять лет город оплачивает аренду. Допустим, за семь лет проект окупился, еще три года компания получает прибыль, а потом, как записано в договоре, передает садики в собственность города. Есть другие пути: ну отберем пару детсадовских зданий у поселившихся в них структур, восстановим заброшенное здание на Луговой, еще у двух-трех надстроим этажи. Это даст 1,5 тысячи мест. Такое решение по типу прежних: «Вот видите, мы не сидим сложа руки». Мы такой подход критикуем. А если на строительстве детсадов будет освоен миллиард – получим 6000 мест и заметно продвинемся в решении проблемы. И пусть даже бюджет потеряет 500–600 миллионов за эти десять лет. Но люди получат детсады. Говорят: это дорого! Для кого? Для людей? Вдумайтесь: как можно было в 1932 году начать строительство Московского метро, когда по улицам проезжали два автомобиля в час? А что бы сегодня столица делала без метро? Нужно вперед смотреть.
 
– Вы пригласили омичей вместе составить «Дорожную карту». Много поступило предложений?
– Более десяти тысяч. Почему это важно? У нас же глобальные проекты. А кто сообщит о деталях? Вот я выхожу со встречи с избирателями из Дома дружбы. Солидный мужичок, всю жизнь проработавший на заводе, берет за руку: посмотрите. Вот улица, по которой несутся машины, на другой стороне детсад. Стоит мама с ребенком. Говорит: «Она сейчас полчаса будет пытаться перейти улицу!» Нет ни светофора, ни знака, ни зебры. А на углу Королева и Березовой с одной остановки на другую нужно добираться через дорогу. Таких примеров много, и транспортное благополучие как раз из этих мелочей и состоит. Как говорится, ноги промочил – горло перехватило.
 
– В какой мере, на ваш взгляд, градоначальник должен быть политиком, в какой – хозяином?
– Если политик, то его политика – это борьба за удобный, безопасный, комфортный город, в котором он обязан защищать достоинство граждан. Во всем остальном градоначальник – хозяйственник.
 
– Что такое открытая власть, о которой вы говорите? Возможность общественных организаций вести диалог, достучаться до власти?
– В принципе, да. Хотя голосованием решать любые вопросы – это, конечно, крайность. Проблема в том, что диалога в последние годы не было вообще. Вот строят пристройку к мэрии. Мы, депутаты, делаем официальный запрос мэру, сколько это будет стоить, о каких объемах идет речь. В ответ получаем бумаги с ложью. Я пошел в институт «Омскгражданпроект». Узнаю: стоимость проектирования – 140 миллионов. Только на проект! А мне доподлинно известно, что в таких зданиях проект – это 5% от стоимости. На сложных объектах – до 7%, а здесь – 5%. Давайте посчитаем. Ну и где здесь открытость? Как же ее обеспечить? Депутатам дали двадцать тысяч с хвостиком наказов. Давайте систематизируем по тематике, значимости, срочности. Попробуем выработать механизм, как учитывать интересы населения, чтобы сделать власть открытой здраво и ра­зумно. А первый шаг к открытости – просто перестать врать.
 
– Нынешнему руководителю города предстоит готовить 300-летний юбилей Омска…
– И город достоин того, чтобы хорошо его отметить. Но я считаю, что если через два месяца мы не будем ясно представлять, что нужно сделать, будут большие проблемы. Взвесить, принять план – и не шарахаться, не убавлять и не прибавлять.
 
 
Блиц

– У вас есть в жизни девиз или мудрость, которой следуете?
–Я не греческий философ, чтобы создавать мудрые мысли. Поэтому девиз прост: если цель поставлена, не отступать ни при каких обстоятельствах.
 
– Любимое увлечение?
– Страшно любил охоту. Но бываю на охоте все реже, наоборот, мы занимаемся биотехническими мероприятиями, чтобы восстановить популяции глухарей, косачей, которых в последнее время в наших краях стало мало.
 
– В какое место вы стремитесь на отдых?
– На севере Омской области, на 60-й, по-моему, параллели стоит избушка. Там особый воздух, таежные тропы, грибы-ягоды, удивительные рассветы, огромные звезды.
 
– В вашей семье есть традиции, которых все придерживаются?
– Сейчас пытаемся сформировать такую традицию: сбор каждую субботу. У меня сын и дочь, четверо внуков. Приезжают и каждый получает сначала наряд на работу. Особенно четырехлетнему внуку нравится пройти с дедом с газонокосилкой, снег почистить. Что-то помогли на участке – баня и за стол.
 
– За что себя чаще всего упрекаете?
– Надо быть жестче. Ну и побольше усидчивости.
 
– Какие качества необходимы руководителю прежде всего?
– Ответственность. Умение создать условия тем, с кем работаешь, тогда и требовать. Умение создать систему работы. От разовых действий результата не будет
 
– Чувство юмора, по-вашему, важно?
– Конечно. Помните, как в фильме про Мюнхгаузена: «Самые большие глупости делаются с мрачным выражением лица».
 
©
Распечатать страницу
Добавить комментарий

Блоги

Буторин Игорь

Буторин Игорьпутешественник, мореплавательКак я ударил автопробегом по «Самсунгу»

Думаете я присоединился к хейтерам южнокорейского концерна за ...
Пантелеев Алексей

Пантелеев АлексейЖурналистМиллионеры из омских трущоб

Вконец замерзающий омский рынок жилья опять удивил. На сайте ...
Сафонов Руслан

Сафонов Русланхудожник-карикатуристДураки, дороги и Достоевский

Наш новый блогер Руслан Сафонов отразил в карикатурах жизнь ...

Все авторы блогов