Сергей Сельянов: «Премьеру фильма «Салют-7» перенесли из-за американского блокбастера»

Сергей Сельянов: «Премьеру фильма «Салют-7» перенесли из-за американского блокбастера»

Дата публикации 25 октября 2017 08:42 Автор

Известный кинопродюсер о конкуренции на прокатном рынке.

В октябре вышли в прокат два фильма, продюсером которых является Сергей Сельянов:  «Салют-7» и «Аритмия». А всего он выпустил более 50 картин, среди которых «Брат» и «Брат-2», «Особенности национальной рыбалки», «Сестры», «Блокпост», «Монгол», «Призрак».

В успех «Брата» никто не верил

– Сергей Михайлович, вы ведь по образованию  режиссер? Что привело в продюсеры?

– Был когда-то режиссером, но всегда был и продюсером. Занимался этим со школы. А в 1995 году создал кинокомпанию «СТВ», которая находится в Санкт-Петербурге, и занимаюсь только продюсированием фильмов.

– Многие ваши фильмы прошли в прокате с большим успехом. Вы на стадии съемок можете предсказать, пойдут ли на картину зрители?

– Никто не может предсказать успех. И американцы не могут. Это мистическая категория. Все кинематографисты стараются, чтобы их фильм был номером один. Конечно, нужны чуйка и рациональные соображения, опыт, но результат может быть иным, нежели ты предполагал.

– Приведите парадоксальные случаи из вашей практики.

– Фильм «Бумер» все отказывались брать в прокат. Мне говорили: «Серега, ну что ты, мы деньги потеряем». В результате мы сами были вынуждены этим заниматься. А он побил все рекорды. И в прокате каждую неделю повышались сборы. А это крайне редко бывает, обычно наоборот. Примерно так же было с «Братом».

– Неужели и с «Братом»?

– Кинопроката в то время еще не существовало. Но когда я искал партнеров для производства этого фильма, никто не давал согласия, говорили, что все в фильме непонятно.

– Одновременно в прокат вышли два ваших фильма – «Салют-7» и «Аритмия». Почему перенесли на неделю дату премьеры фильма «Салют-7»?

– Дата выхода фильма – это предмет если не войны, то борьбы. Конкуренция на прокатном рынке очень жесткая. Соперники в виде американского блокбастера серьезно осложнили нам жизнь. Мы даже в своей стране, на нашем рынке должны ориентироваться на них. Была большая эпопея борьбы за дату премьеры. В году 53 недели, на экраны кинотеатров каждую неделю выходит в среднем десять фильмов. Имеет большое значение, сколько зрителей придет на фильм в первый уик-энд. И было ясно, что 5 октября наши соотечественники в основном предпочтут голливудский фильм. Америки не открою: на наших экранах 80 процентов – это зарубежное кино, около 20 процентов – российское. То есть пока 4:1 не в нашу пользу. Так, собственно говоря, во всем мире.

– Как вы считаете, нужны ли в российском кинопрокате льготные условия для показа отечественных картин?

– Протекционизм, конечно, нужен, и в любой стране он существует. Самая протекционистская страна – США. Но это непросто сделать, нужны умные меры, чтобы не навредить тем же кинотеатрам.

Два крыла кинематографа

– А как вы считаете, какой будет прокатная судьба обладателя Гран-при «Кинотавра» 2017 года – фильма «Аритмия»?

– Он будет успешен в своей нише. Этот фильм Бориса Хлебникова нельзя сравнивать ни с американскими блокбастерами и попкорновыми фильмами, ни с нашими, жестко ориентированными на зрителя. На развлекательные фильмы люди ходят очень охотно и готовы отдавать за это свои деньги. А фильмы более серьезные, особенно авторские, посещает относительно небольшая аудитория. И эта ситуация не меняется с 2000 года. Что на наши, что на западные авторские фильмы ходит одно и то же количество людей. Получается, стране такие фильмы не очень нужны. И эти два крыла – авторское и зрительское кино, из которых, грубо говоря, состоит кинематограф, не равны. Развлекательное – большое, как у орла, а авторское – как у воробушка. И люди, встретившись в понедельник на работе, в студенческой аудитории, не будут беседовать о хорошем кино. Могут спросить коллегу, видел ли он блокбастер или сериал, – это важная тема для обсуждения. А иное – скучно, неинтересно. Это показатель состояния нашего общества. И получается, что фильмы о серьезных вещах не находят отклика. Есть пошлый и, на мой взгляд, неправильный взгляд на то, что интересно народу. Он присутствует и в СМИ: интригам, скандалам, расследованиям – да, а всему остальному – нет. Это расстраивает. Потому что оба крыла должны быть орлиными. Никто не против развлекательного кино, это важный витамин после рабочего дня и рабочей недели. Прийти в кино и расслабиться – святое дело. Но и о чем-то более существенном иногда надо задуматься. И мы надеемся, что фильмы, подобные «Аритмии», потихоньку разбудят нашу аудиторию.

– Сценарий фильма «Аритмия» написала Наталья Мещанинова, получившая на омском фестивале кинодебютов «Движение» Гран-при за режиссерскую работу. Она переквалифицировалась в сценаристы?

– Наталья и режиссер интересный, и сценарист замечательный. И сейчас она снимает у нас в компании свой второй режиссерский фильм. Она не сменила профессию. Она – из гущи народной жизни, она ее хорошо знает. Наталья – человек с душой, вниманием и состраданием к своим героям.

– Как родилась идея снять фильм про молодую чету врачей, готовых развестись?

– Хороший вопрос о том, куда пути творчества приводят. Сначала Наталья с режиссером Борисом Хлебниковым хотели сочинить легкую историю про то, как молодые супруги решили развестись, но живут в маленькой квартире и деваться им некуда. Такая типичная ситуация. Надо было придумать профессии героям. И решили, что они будут врачами: он работает на «скорой помощи», она – в клинике. А как устроена жизнь у врачей? Они стали изучать ее как серьезные, честные художники. Произведения искусства, к которым я отношу эту картину, обязаны касаться каких-то проблем. В фильме есть социальная часть – о неблагополучии в системе «Скорой помощи». Это что, придумано? Вот так мы живем, когда талантливый врач спасает жизни, а начальство требует только формальных отчетов.

Догнать и перегнать Америку

– Как вы оцениваете ситуацию в российском кино?

– Может быть, это прозвучит самонадеянно, но в нашем кино происходят хорошие перемены. И большинство людей в ходе опросов их отмечают. У нас стабильное авторское кино, его привечают и за рубежом. А со зрительским кино мы три года назад вышли на международные рынки и благодаря возросшему качеству практически все продаем – и во Францию, и в Германию, и в Корею. Все, кроме национальных комедий. Так и в других странах. В Германии, Финляндии комедии являются лидерами продаж, а за границей никто не понимает, почему немецкие комедии занимают высокие места в рейтинге по итогам года. Немецкий юмор – это что-то, не доступное никому. И наши комедии – в основном для нас.

– Какие главные перемены произошли в кино в последние годы?

– Российское кино стало системным, каждый год оно привлекает нашего зрителя в кинотеатры. Еще недавно этого не было. Но появились такие фильмы, как «Легенда № 17», «Сталинград», «Викинг». Можно по-разному к ним относиться, но в целом наши сограждане уже привыкли ходить в кино на наши картины, чему мы очень рады. Вот вышел фильм режиссера Клима Шипенко «Салют-7». Он основан на реальных событиях.

– А статистика подтверждает ваше ощущение успеха российского кино?

– Если говорить языком цифр, то российское кино по сборам в кинотеатрах растет начиная с 2009 года на 9 процентов в год. Каждый год по 9 процентов – это много. Если бы все сектора нашей экономики давали такие показатели, мы были бы сейчас другой страной. Так что мы держим марку, стараемся. Наш вклад в экономику в том числе дает нам основание честно глядеть людям в глаза. Кино – это и бизнес, и индустрия, и рынок. Но одновременно культурная и, хочется верить, важная для страны сфера.

– Сколько фильмов производится в стране в год?

– Советский Союз производил 150 фильмов, нам тоже примерно столько нужно производить. А сегодня мы вышли за цифру 100. Для сравнения: в США производится 650 фильмов в год. Льюис Кэрролл, автор «Алисы в Стране чудес», который на самом деле был математиком Чарльзом Доджсоном, сказал такую вещь: 90 процентов чего бы то ни было – полная ерунда. Во всем мире – в Америке, Штатах, Китае, Индии – «работают» только 10 процентов фильмов. Нам часто представляется, и совершенно справедливо, что существенная часть российских картин – плохие. И я с этим согласен. Но если вы посмотрите 500 американских фильмов,  скажете то же самое. Франция производит 250 – 270 картин в год. Сколько вы вспомните французских фильмов за пять лет? Ну пять. Кэрролл высказал жесткую истину для всех видов деятельности. Про врачей так же можно сказать: 10 из 100 – врачи, а остальные – троечники, к сожалению. К нам привозится лучшая треть того, что снимается в Америке, и из этой трети половина фильмов проваливаются в российском прокате. Американскому кино все прощают, потому что оно действительно чемпион мира. А собирают большую часть российской кассы не 200 американских фильмов, а 20. Но они создают ощущение большого, мощного кинематографа.

– Почему в фильмах ведущих режиссеров все так безнадежно, беспросветно?

– Это клише 90-х годов, а такие мифы инерционны. На самом деле российское кино давно сплошь позитивное. Что касается авторского кино – оно разное. Но посмотрите программы Каннского, Берлинского, Венецианского фестивалей – там много фильмов разных стран, затрагивающих острые социальные проблемы. Такие картины еще называют депрессивными. Но если они качественно, талантливо сделаны, трогают ваше сердце и взывают к чувству справедливости, то это настоящее кино. В России массовая аудитория этого сегодня не хочет, и, клянусь, вы не вспомните ни одного депрессивного зрительского фильма за последние десять лет. Это было в начале 90-х, но черная порнуха в основном закончилась году в 1992-м, а в начале 2000-х ее вообще не стало. Я бы всех просил: ходите в кино. Я болею за свое дело. И нам есть чем гордиться. В конце концов, нам на собственном пространстве нужно догнать и перегнать Америку.

Распечатать страницу

Материалы свежего номера

Тема номера

В честь кого  назовем аэропорт?

В честь кого назовем ...

В Омске стартовала общенациональная акция «Великие ...

Информбюро

Омичи идут служить

Омичи идут служить

В регионе продолжается осенняя призывная ...

Власть

В Омске сделали шаг в будущее

В Омске сделали шаг в ...

В Центре развития креативности детей и молодежи ...

Социум

«Лидеры России» открыли второй сезон

«Лидеры России» открыли ...

Началась регистрация участников открытого ...

Культура

Юлия  Александрова: «Съемки были мучительно прекрасными»

Юлия Александрова: ...

Актриса представила на кинофестивале «Движение» в ...

Спорт

Роман Гусев: «На финальной игре «Нефтяника» я с трудом нашел министру место на трибуне»

Роман Гусев: «На финальной ...

Директор Центра игровых видов спорта мечтает ...

Ситуация

Стекла нашлись

Стекла нашлись

Занятия учеников в Журавлевской средней школе ...

Закон и порядок

Ирина Касьянова: «Больше всего нарушений прав человека – в жилищной сфере»

Ирина Касьянова: «Больше ...

Новый омский омбудсмен рассказала, с какими ...

Спецпроекты

Вернуть забытые имена

Вернуть забытые имена

Читательница газеты Валентина Скобелева много лет ...

Земляки

Сибирский характер

Сибирский характер

Имя четырехкратного чемпиона мира по гиревому ...

Добавить комментарий
Загрузка...