Фарида Буреева: «В музее не работают, а служат»

Фарида Буреева: «В музее не работают, а служат»

Дата публикации 10 января 2018 08:27 Автор Фото Евгений Кармаев

Директор музея имени Врубеля – о сокровищах коллекции, дарах и «серебряных» волонтерах.

«Работаем для зрителей»

– Фарида Мухаматшарыповна, вы ведь не мечтали с детства работать в музее?

– Меня привела в музей случайность. Я пришла в здание генерал-губернаторского дворца к руководителю моего диплома Борису Коникову. Во время консультации в кабинет вошла профессор нашего исторического факультета пед­университета Татьяна Анатольевна Сабурова, которая тоже тогда работала в музее. Она сказала, что музею нужны экскурсоводы, и предложила мне эту должность.

– Значит, вы 21 год проработали в музее, прежде чем занять должность директора…

– Так и есть. Это единственное у меня место работы. Пришла 1 августа 1996 года, а первая экспозиция в новом, врубелевском, корпусе была открыта 1 апреля того же года.

– Вы окончили истфак, аспирантуру, защитили диссертацию по этнографии, а потом поступили еще в Петербургский институт имени И. Репина на заочное искусствоведческое отделение. Музейная работа требует такой серьезной подготовки?

– Требует. Мне еще повезло учиться в Немецкой академии менеджмента Нижней Саксонии.   

– О сотрудниках музеев, актерах часто говорят, что они не работают, а служат...

– Я думаю, это правильно. Конечно, и у нас в работе есть элементы производства, но главное – это творческая составляющая. А в творчестве надо служить. Еще один момент. Мы работаем для зрителей, и делаем это не за самые большие зарплаты. Все это и есть служение.

– Творческие профессии у актеров, художников, а сотрудники музеев – хранители. В чем творчество?

– Конечно, сохранение – функция № 1 в музеях, и никогда она своего порядкового номера не поменяет. Но мы еще показываем искусство, изучаем, создаем выставки, которые должны иметь свое лицо, быть оригинальными, а наши образовательные программы – интересными. Элементов творчества масса. Даже написание пресс-релизов и материалов для Сети требуют умения, дара и запала.

– Вы подготовили десятки музейных проектов. Какой из них особенно дорог?

 – Самым крупным по масштабу был проект «Сибирский миф. Прирастая Сибирью». Мы его представляли не только в Омске, но и в Русском музее Санкт-Петербурга. Нужно было собрать произведения художников по всей Сибири, провести аналитику, подготовить научные статьи, которые на этом материале до тебя никто не писал, издать солидный каталог. Конечно, без финансовой поддержки правительства области проект был бы невозможен.

– А какая выставка 1917 года кажется вам наиболее успешной?

– Назову две, получившие признание в коллективе и удостоенные музейных наград: «Удачная находка в Помпеях», посвященная античному искусству и наследию античности в 17 – 19 веках, и «Птицы, рыбы, звери», на которую приходили дети. Оба проекта пользовались вниманием нашей публики.

Чем богат музей

– Сколько экспонатов в музее имени Врубеля?

– Около 30 тысяч единиц хранения.

– В чем уникальность Омского музея изобразительных искусств?

– У нас уникальный коллектив. Без когорты людей, преданных своему делу, знающих свой предмет, музей не поднялся бы на тот уровень, на котором сегодня находится. У нас замечательная коллекция, и в ней есть разделы, которые не представлены в региональных и даже столичных музеях. Нужны специалисты, которые способны изучать, представлять, готовить публикации, реставрировать, и они у нас есть. 

– Что есть в омской коллекции, чего нет в других музеях?

– Если говорить о Зауралье, наша гордость – археологическое золото: предметы декоративно- прикладного искусства саргатской культуры скифо-сарматского периода. Их немного, но они уникальны. Небольшая коллекция Фаберже также является визитной карточкой музея. Как и 12 акварелей Бедзона Хиросавы, посвященных жизни и обычаям айнов – загадочной народности, проживающей в Японии и на Сахалине. Работы этого художника в малом количестве есть в европейских музеях, а в России у нас они наиболее полно представлены. Об этом была издана монография «Омская сенсация». В музее имени Врубеля замечательные коллекции фарфора, мебели, часов, подсвечников.

– Генерал-губернаторский дворец можно оснастить дворцовой обстановкой?

– А вы знаете, как выглядел дворец? Представляют, что обстановка в нем была роскошная. Фотографий нет, а снимки интерьеров домов генерал-губернаторов в других городах свидетельствуют, что обстановка была скромная, потому что дом – казенный. Мебель могла быть очень хорошей, по архивным документам ее выписывали из Петербурга, но шика, как во дворцах Северной столицы, в Омске не было. Московские специалисты пояснили, что дворцом резиденцию генерал-губернатора можно было называть только в том случае, если в нем останавливался царь, когда над зданием вывешивался императорский штандарт. Не великий князь, не наследник престола.

– Почему же старое здание музея называется генерал-губернаторским дворцом?

– Это дань традиции, которая родилась в начале 20 века. И нужно быть осторожными с нашими фантазиями о том, каким был этот дом.

– Как случилось, что Омск был выбран для создания центра «Эрмитаж-Сибирь», а не, скажем, Новосибирск?

– Мы оказались инициативнее. Нас с Эрмитажем связывает долгая история отношений. В Екатеринбурге Эрмитаж был в эвакуации, а наш музей с питерским постоянно сотрудничал. С послевоенных лет в Омск привозились  выставки, заместитель директора Эрмитажа Владимир Юрьевич Матвеев был хорошо знаком с нашим музеем. Но, с другой стороны, мы давно говорили о необходимости расширения музейных площадей. Институт «Омскгражданпроект» выполнил эскизный проект здания по соседству с врубелевским корпусом. И памятник Врубелю поставлен так, что художник как будто входит в пространство между зданиями. Но на строительство не было денег. И мы поняли, что средства можно получить только под суперпроект. Так родилась идея центра «Эрмитаж-Сибирь». Нужны были большие усилия директора музея Юрия Викторовича Трофимова, чтобы ее поддержала сначала областная власть, а потом Министерство культуры России.

– Что сейчас происходит на стройке?

– Здание подготовлено к зимовке, в 2018-м будет объявлен следующий конкурс на проведение строительных работ. То, как они шли в нынешнем году, позволяет нам надеяться, что в 2019 году оно будет сдано и откроется первая выставка Эрмитажа.

Серебряные волонтеры подготовят выставку

– Как живет Театр живописи – единственный в своем роде не только в России, но и в мире?

– Театру исполнилось 20 лет. И он скоро порадует зрителей новой постановкой. Она будет посвящена Эрмитажу. В нынешнем помещении театра около 50 мест, зал в здании центра «Эрмитаж-Сибирь» немного больше. Но это будет полноценный театр со своим холлом, буфетной зоной, гримерными, качественным театральным оборудованием, оснащенной сценой и мягкими креслами для зрителей.

– Каким образом пополняется коллекция музея?

– Мы бы хотели приобретать работы омских художников, которые составляют гордость Омска (а круг таких мастеров широк), но ограничены в средствах. Поэтому ищем компромиссы.  Если организовываем выставку омского художника, просим одну работу передать музею. Коллекция пополняется за счет даров.

– Приведите пример интересного дара.

– Омич Евгений Николаевич Журавлев провел у нас выставку своей коллекции стекла 18 – 19 веков. И всю передал музею. Коллекция очень хорошая, подобранная с большим чувством вкуса, знанием предмета. 

– Был замечательный проект: зрители выбирали, какие произведения русской живописи они хотят увидеть на выставке. Выбор омичей совпал с мнением специалистов?

– Мы убедились, что люди голосуют сердцем.

– Вы считаете этот проект успешным?

– Это был интересный опыт. Есть такая международная практика – музей участия. Формы участия зрителей в музейной жизни могут быть разными. Кто-то приходит в качестве волонтера помогать в организации акции. У нас есть студенты-волонтеры, без которых провести, например, «Ночь в музее» было бы трудно.

– Клуб «Среда» работает по-прежнему?

– Работает. И мы начали новый проект «Народный куратор», в который вошли «серебряные» волонтеры, то есть возрастные участники клуба «Среда». Они проходят программу подготовки, им читают лекции по искусству 20 века, а потом они сами подготовят выставку на эту тему.

– Что ждет зрителей в музее в 2018 году?

– 2018-й – перекрестный год Японии и России. Мы откроем выставку «Загадочный мир айнов», которую уже представляли омичам, а также жителям Петербурга и Японии. Есть повод снова достать ее из запасников. 2018-й – год 100-летия провозглашения Омска столицей Белой России, год 100-летия гибели царской семьи. Этим событиям будут посвящены выставки. Есть у нас совместный с предприятием «Норникель» проект. Он называется «Иртыш течет на север» и посвящен вкладу Омска в становление Северного морского пути. В 1919 году будет отмечаться вековой юбилей открытия месторождения никеля под Норильском. И Омск оказался сопричастен этому событию, потому что Александр Васильевич Колчак одобрил и профинансировал экспедицию на Таймыр, которая и обнаружила запасы никеля.

– За что вы любите свою работу?

– За то, что здесь каждый день разное, за бешеный круговорот событий и возможность творческой самореализации. Это очень важно.

Распечатать страницу

Материалы свежего номера

Тема номера

Вывезем всё!

Вывезем всё!

1 января в регионе заработает новая система по ...

Информбюро

Вокруг света за 400 дней

Вокруг света за 400 дней

Омские яхтсмены готовятся к масштабной экспедиции ...

Власть

Регион заручился поддержкой

Регион заручился ...

Федеральный бюджет выделил Омской области ...

Политакцент

«Мне было важно решать проблемы избирателей»

«Мне было важно решать ...

К 25-летию Законодательного собрания Омской ...

Социум

Время выбирать имя

Время выбирать имя

До подведения итогов конкурса остается менее двух ...

Село

Год плодородия отработали успешно

Год плодородия отработали ...

В рамках областного праздника – Дня работника ...

Культура

Дмитрий Васильев: «Мы готовы удивлять омичей»

Дмитрий Васильев: «Мы ...

Художественный руководитель и главный дирижер ...

Спорт

Александр Кормилицын: «Стоит один раз попробовать, и вы здесь останетесь навсегда»

Александр Кормилицын: ...

Руководитель регионального отделения Федерации ...

Закон и порядок

Поверка на испуг

Поверка на испуг

Как недобросовестные поставщики несуществующих ...

Земляки

Сибирский характер

Сибирский характер

Когда сержант полиции Игорь Михеев кинулся в огонь ...

Крупным планом

Тише едешь…

Тише едешь…

Насколько безопасны омские такси?

Добавить комментарий
Загрузка...