Татьяна Столбова: «Ставить перед собой планку и поднимать ее»

Татьяна Столбова: «Ставить перед собой планку и поднимать ее»

Дата публикации 21 марта 2018 08:31 Автор Фото Евгений Кармаев

Генеральный директор института «Горпроект» о трудностях и радостях неженской профессии.

Песни на бульваре

– Татьяна Владимировна, огромное число омичей на выборах из 15 проектов благоустройства территорий города выбрали проект вашего института «Бульвар Победы». Насколько реально воплотить его в жизнь?

– Из всех проектов, в том числе предложенных нашим институтом, «Бульвар Победы» – единственный, на который готова рабочая документация. Наши специалисты начали заниматься этой территорией в 2005 году, продолжили в 2014-м. Надеялись, что к 70-летию Победы бульвар, названный в ее честь, приведут в порядок. Но не хватило средств. Есть и сегодня проблема.

Мы сейчас тщательно рассматриваем и уточняем наши предложения: выложить плиткой аллею, сделать светильники, поставить скамейки, выделить зоны для отдыха и для детей, где будут игрушечные самолеты, танки. Хотим украсить бульвар скульптурной композицией «Жди меня». Но что будет с мемориалом «Слава героям»? Мне говорят: на памятник денег нет. Это что значит? Мы пойдем красивой аллеей к разрушающемуся памятнику, побитому граниту, надписям буквами из пенопласта? Мы сидели и рассуждали об этом с авторами проекта мемориала архитекторами Виктором Шевченко и Владимиром Проскурниным.

– И к чему пришли?

– К тому, что мы не согласны с тем, что в смете заложены средства, чтобы только подкрасить-подмазать памятник. Мы сейчас консультируемся со специалистами, занимающимися гранитом. Нужен антивандальный вариант надписей. И я попросила Виктора Шевченко подготовить смету на необходимую реставрацию памятника. В стране существует много программ, в том числе и по возрождению мемориалов. Надо думать, как Омску стать участником такой программы, чтобы сделать хорошо и надолго. Сегодня у мемориала распивают пиво. А ведь это место, где можно учить детей патриотизму, воспитывать на уважении к поколению победителей. Мы предлагаем, чтобы в определенные часы на бульваре звучала военная музыка. Когда красиво, музыка играет, у человека не возникает желания напакостить. И скульптурная композиция должна быть не одна.

– Это означает, что реализация проекта обойдется еще дороже…

– У меня есть предложение, которое я хотела бы обсудить с омичами. Недавно проходила около магазина «Жемчужина» и не сразу заметила скульптуру, посвященную детям блокадного Ленинграда. Ну не место там памятнику. Он замечательно бы вписался в пространство обновленного бульвара Победы.

Трудности были всегда

– Вы родом с Украины. Как стали омичкой?

– Окончила Полтавский инженерно-строительный институт, а муж – Харьковский авиационный. Приехал, говорит: распределили в Омск. Я говорю: «Ну, что ж, едем». Была молодость, ничего не боялись. Мне сшили пальто с маленьким воротником из норки, связали шарфик из кроличьего пуха, и мы отправились в Сибирь. Это было в 1971 году.

Муж работал в испытательном цехе завода имени Баранова. Мне говорят: иди в строительный техникум. Пришла, сижу на последней парте, вижу, что студентам все до лампочки: обнимаются-целуются на занятии. Подумала: что я могу им преподавать? И пошла в институт «Омскгражданпроект». Я там долго была белой вороной. Сидела ночами, брала работу на дом. И все мне нравилось. Я убеждена: специалист может состояться только тогда, когда у него есть цель. Ставить перед собой планку и поднимать ее. Сидели за одним столом с Иваном Любчичем и чертили. Когда я ушла в декрет, он обогнал меня и стал директором института. А я руководила мастерской. 25 лет проработала в этом институте, душу ему отдала. И работала, и песни пела, спектакли ставила.

– А не страшно было уходить с привычного места?

– Директор института «Горпроект» Владимир Мальцев звал меня к себе главным инженером. Я отказалась. А когда он уволился, пришли специалисты, говорят: «Приходи к нам директором». Я говорю: «Не могу, я старая». Мне тогда исполнилось 46 лет. Но потом согласилась. Пришла, кабинет закопченный, здание рушится. И институт не самостоятельный – муниципальное унитарное предприятие, убыточное. И здание отдано муниципалитету. Надо было найти спонсоров, чтобы его выкупить у города.

Нас поддержали строители. Но, отделившись от мэрии, мы продолжали и продолжаем работать на город, часто безвозмездно. И вкладывали средства в ремонт, приглашали из Новосибирска архитекторов, оплачивали им съемные квартиры, а потом помогали приобретать собственное жилье. В год разрабатывали до 300 проектов.

– Что помогло добиться успеха?  

– В 2002 году я поехала в Москву защищать проект и случайно на маленьком листочке бумаги прочла, что есть такой белорусский метод проектирования и строительства, который дает сумасшедшую экономию. Я посчитала и пришла к выводу, что это вранье. Но все-таки позвонила в Минск. Автор метода Александр Мордич возглавлял Белорусский НИИ строительства. Я честно призналась: не верю, что такое возможно. А он говорит: «Приезжай». Приехала, слушала лекции, смотрела испытания. Поняла: это переворот.

Потом в Омске мы год осваивали новый метод, так появилась серия «Континенталь». Думалось, все просто, а оказалось – сложно. Но все получилось, пошли заказчики. За пять лет построили 30 – 40 домов по этому методу. Приехал Мордич и говорит: «Вы добились того, чего другие не сумели. Давайте я напишу ходатайство, чтобы вам дали Государственную премию». Представили меня не к Государственной премии, а к награде на конкурсе «Женщина года». Чествовали в храме Христа Спасителя. До кризиса у нас от заказчиков отбоя не было. А сегодня, конечно, спад, как вообще в строительной отрасли.

– Когда проектировщикам было труднее и интереснее работать – в советское время или сейчас?

– Интереснее сейчас. Когда работала в «Омскгражданпроекте», приходилось ездить в Москву, чтобы пятиэтажный дом расколеровать, цвет нужно было согласовывать в столице. А трудности были и есть всегда.

Спешите делать добро

– Какими объектами института «Горпроект» вы гордитесь?

– У нас много дипломов лауреатов архитектурных и строительных конкурсов. Горжусь, что наши специалисты вместе с иконописцем Геннадием Адаевым создали проект Успенского собора в Ачаирском монастыре. Главный собор обители выглядит торжественно и величаво. Интересные проекты воплощены в Ямало-Ненецком национальном округе, например железнодорожный вокзал, многопрофильный колледж для детей Севера, школа-гимназия с витражами. А в Омске нам не стыдно за реконструкцию стадиона «Красная звезда», приезжали датчане, сказали, что конструкцию отличает идеальное сечение. Гран-при конкурса «Мой город» получила церковь Всех Святых на Казачьем кладбище. Очень интересный с технической точки зрения проект дома на Госпитальной с гаражами в основании здания.

– У каждого архитектора есть список нереализованных проектов. И у ваших специалистов?

– Конечно. И очень жаль, что это так. Была выставка «Нереализованная архитектура». Можно было представить, как выглядел бы Омск, если бы идеи архитекторов осуществились. Вот мы получили гран-при на московском конкурсе за проект арендного дома с блоком обслуживания. Изучили историю арендных домов в Омске, предложили украсить интерьеры портретами омских купцов, сдававших дома. Но дом не достроен. Нереализованных проектов, к сожалению, много.

– Вы побывали в разных странах. Какой город вам кажется гармоничным? Нью-Йорк, Барселона, Санкт-Петербург?

– Петербург. Нам не нужны небоскребы, но необходима хорошая среда. Мы можем проектировать и строить не хуже, чем в любой стране. Я это поняла, когда в качестве главного инженера проекта кирхи побывала в Вене.

– Как вы относитесь к Омску, где столько лет работаете?

– Как к родине, несмотря на то что родилась в Полтаве. Говорят: где родился, там и пригодился. А у меня получилось иначе. Меня поражают люди. В Москве, например, не чувствуешь такого радушия и такой отзывчивости, как у сибиряков.

– А что поменяли бы во внешнем облике города?

– Ко мне приходят за советом депутаты. Я говорю: вот вы дворами занимаетесь. А на что похожи наши главные улицы, например проспект Маркса. Фасады нуждаются в штукатурке, вывески – кто во что горазд, улица выглядит неряшливо. А на старых фотографиях она зеленая, прекрасная.

– Инженер-строитель, проектировщик – мужские профессии?

 – Да. Но я не разочаровалась в своем выборе. И муж, видя, как я увлечена работой, как-то сказал: «Если бы я знал, что строительство так интересно, я бы не пошел в авиацию». И руководить коллективом – мужское дело. Но я считаю, что я на своем месте. Коллектив – как семья. Стукнуть кулаком по столу не получается, потому что знаешь проблемы каждого, все росли как специалисты на моих глазах. В молодости у меня был начальник, который сказал: «Из тебя получится хороший руководитель. Но не пытайся никого изменить. Ты хочешь, чтобы все думали, как ты, делали, как ты. А лучше найти в каждом человеке то, что принесет пользу». Потом прочла в одной книге: «Не ищите талантливых, гениев. Ищите невостребованных, тех, у кого есть потенциал, но их не заметили. Дайте им шанс, и они перевернут мир». Я думаю, стараюсь делать выводы. А главная фраза, которая запала в душу, – из Библии: «Спешите делать добро». Надо делать и не ждать, что оно к тебе вернется. Пусть вернется к внукам.

Распечатать страницу

Материалы свежего номера

Тема номера

В честь кого  назовем аэропорт?

В честь кого назовем ...

В Омске стартовала общенациональная акция «Великие ...

Информбюро

Омичи идут служить

Омичи идут служить

В регионе продолжается осенняя призывная ...

Власть

В Омске сделали шаг в будущее

В Омске сделали шаг в ...

В Центре развития креативности детей и молодежи ...

Социум

«Лидеры России» открыли второй сезон

«Лидеры России» открыли ...

Началась регистрация участников открытого ...

Культура

Юлия  Александрова: «Съемки были мучительно прекрасными»

Юлия Александрова: ...

Актриса представила на кинофестивале «Движение» в ...

Спорт

Роман Гусев: «На финальной игре «Нефтяника» я с трудом нашел министру место на трибуне»

Роман Гусев: «На финальной ...

Директор Центра игровых видов спорта мечтает ...

Ситуация

Стекла нашлись

Стекла нашлись

Занятия учеников в Журавлевской средней школе ...

Закон и порядок

Ирина Касьянова: «Больше всего нарушений прав человека – в жилищной сфере»

Ирина Касьянова: «Больше ...

Новый омский омбудсмен рассказала, с какими ...

Спецпроекты

Вернуть забытые имена

Вернуть забытые имена

Читательница газеты Валентина Скобелева много лет ...

Земляки

Сибирский характер

Сибирский характер

Имя четырехкратного чемпиона мира по гиревому ...

Добавить комментарий
Загрузка...